Настольная книга судебного пристава-исполнителя

Практика обращения взыскания на имущество должника, права на которое оформлены на других лиц


На практике имеются многочисленные случаи, когда должник с целью избежать обращения взыскания на имущество переоформляет свои права на него на других лиц (заключает договор купли-продажи, дарения) либо, наоборот, не оформляет свои права на имущество, уже перешедшее к нему от других лиц и фактически используемое им.

В первом случае действия сторон не направлены на возникновение и переход каких бы то ни было новых гражданских прав и обязанностей между сторонами и являются мнимой сделкой. Мнимые сделки представляют собой действия, совершаемые для того, чтобы ввести в заблуждение лиц, не участвующих в этой сделке, создав у них ложное представление о переходе прав и обязанностей участников сделки. Признаком мнимости сделки является осознание сторонами того, что сделка их не связывает, и они не имеют намерений исполнять ее либо требовать ее исполнения.

Наиболее часто мнимые договоры купли-продажи либо дарения заключаются должником при угрозе обращения взыскания на автотранспортные средства. При этом автотранспорт фактически продолжает находиться в пользовании у должника.

Во втором случае действия носят характер притворной сделки. Притворная сделка также не направлена на возникновение вытекающих из нее правовых последствий. Притворная сделка совершается с целью скрыть другую сделку. В случае совершения притворной сделки воля сторон направлена на установление между сторонами сделки гражданско-правовых отношений, но иных по сравнению с внешне выраженными в волеизъявлении сторон (например, заключение договора купли-продажи недвижимого имущества с обязательством обратной продажи через определенный срок, прикрывающего договор о залоге в обеспечение возврата займа, с целью избежать судебной процедуры обращения взыскания на заложенное имущество).

В исполнительном производстве наиболее часто встречаются ситуации, когда должник владеет и распоряжается автотранспортным средством на основании доверенности. В этом случае доверенность прикрывает фактически состоявшуюся между сторонами сделку купли-продажи.

Доверенность, выдаваемая должнику третьим лицом на право управления автотранспортным средством, может рассматриваться как притворная сделка, совершенная с целью прикрыть фактически состоявшийся договор купли-продажи. Согласно п. 2 ст. 170 ГК РФ подобная сделка является ничтожной.

Мнимая и притворная сделки, являясь ничтожными, недействительны с момента их совершения в силу закона и не порождают прав и обязанностей, которые были ими предусмотрены. В соответствии сост. 166 ГК РФ ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее таковой судом.

Как показывает судебная практика, действия судебного пристава-исполнителя по обращению взыскания на имущество, права на которое оформлены по мнимой или притворной сделке, признаются законными, и суд допускает обращение взыскания на такое имущество.

Так, решением Арбитражного суда Республики Карелия от 4 июля 2005 г. отказано в удовлетворении заявления ООО «Торговый дом «К»» об освобождении имущества от ареста, наложенного судебным приставом-исполнителем в рамках сводного исполнительного производства в отношении ОАО «Завод «К»». По мнению заявителя, арестованное имущество находилось в его доверительном управлении и, следовательно, не могло быть подвергнуто аресту. Решением суда договор доверительного управления имуществом и дополнительное соглашение к данному договору признаны ничтожными. В связи с этим суд обязал ООО «Торговый дом «К»» возвратить имущество, переданное по соответствующим актам, должнику ОАО «Завод «К»». Судом установлено, что заключение указанных сделок имело целью сокрытие имущества должника от ареста. Кроме того, выявлены признаки аффилированности в действиях заявителя и должника при заключении договора доверительного управления имуществом в связи с наличием порока воли и мнимым характером совершенных сделок.

В другом случае определением Октябрьского районного суда Ивановской области от 20 ноября 2008 г. удовлетворено заявление судебного пристава-исполнителя об обращении взыскания на имущество должника ЗАО «Спецстрой-2000», находящееся у третьего лица ООО «СПМК-3». Несмотря на наличие договоров купли-продажи транспортных средств, заключенных между ЗАО «Спецстрой-2000» и ООО «Строй-МАДИТ», а также актов приема-передачи указанных транспортных средств, новым собственником не были совершены фактические действия, направленные на исполнение обязанностей по содержанию приобретенного имущества. Так, ООО «Строй-МАДИТ» не произведена перерегистрация транспортных средств в органах ГИБДД и Гостехнадзора, не осуществлена постановка на баланс предприятия в качестве основных средств указанных транспортных средств, не уплачивался транспортный налог, данное имущество продолжало оставаться на территории ООО «СПМК-3», куда оно было поставлено ЗАО «Спецстрой-2000». В связи с этим данные сделки признаны судом недействительными на основании их мнимости.

Совершение мнимой или притворной сделки не расценивается судами как утрата права должника на это имущество, поэтому обращение взыскания на него является законным. Так, в п. 10 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 ноября 2008 г. № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации» это подтверждается следующим примером.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском об освобождении от ареста ценных бумаг, находившихся в доверительном управлении. Истец полагал, что ценные бумаги арестованы незаконно, мотивировав свои требования тем, что данное имущество находилось в его доверительном управлении. Суд отказал в удовлетворении иска, поскольку при заключении договора доверительного управления имуществом было допущено злоупотребление правом: имело место недобросовестное поведение истца, направленное на сокрытие имущества учредителя доверительного управления от обращения на него взыскания. Суд апелляционной инстанции, изменив мотивировочную часть решения, указал на ничтожность договора доверительного управления имуществом, в связи с чем у истца отсутствует право требовать освобождения ценных бумаг от ареста.

Таким образом, судебная практика свидетельствует, что обращение взыскания на имущество должника, права на которое оформлены на другое лицо по мнимым или притворным сделкам, допустимо.

Полагаем, что для обращения взыскания на данное имущество судебному приставу-исполнителю следует руководствоваться порядком, предложенным ФССП России в письме от 25 мая 2009 г. № 12/01-7408-АП «Об обращении взыскания на имущество должника, права на которое оформлены на других лиц».

При обнаружении имущества, используемого должником и фактически принадлежащего должнику, права на которое оформлены на другое лицо, судебный пристав-исполнитель во взаимодействии с взыскателем проводит работу по сбору и анализу доказательств, подтверждающих фактические права должника на владение, пользование и распоряжение этим имуществом, т.е. доказательств мнимости или притворности правоустанавливающей сделки по этому имуществу (например, в случае с автотранспортом можно получить объяснения номинального собственника на предмет установления лица, фактически использующего автотранспортное средство, и др.).

Собрав необходимые доказательства, судебный пристав-исполнитель выносит постановление о наложении ареста на имущество в соответствии со ст. 80 Закона об исполнительном производстве. Исходя из положений ст. 69 и 80 указанного Закона арест предшествует процедуре обращения взыскания на имущество должника. Следовательно, наложение ареста на имущество должника, в том числе оформленное на других лиц и (или) находящееся у других лиц, не требует отдельного судебного акта.

Последующие действия судебного пристава-исполнителя определяются исходя из места нахождения имущества и процессуальных действий сторон исполнительного производства.

После наложения ареста на имущество действия судебного пристава-исполнителя могут быть оспорены в суде заинтересованным лицом путем предъявления иска об исключении имущества из описи (освобождении от ареста) либо должником путем подачи жалобы. В этом случае судебному приставу-исполнителю надлежит обеспечить надлежащую аргументацию в суде своих действий согласно приведенным ниже рекомендациям.

Если действия судебного пристава-исполнителя по наложению ареста на имущество, находящееся непосредственно у должника, не были оспорены в суде заинтересованным лицом или должником, то необходимо письменно рекомендовать взыскателю обратиться в суд с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки. В случаях, когда имущество фактически находится или может оказаться у третьего лица, и взыскателю и судебному приставу-исполнителю необходимо одновременно подать заявление в суд в порядке ст. 77 Закона об исполнительном производстве.

В случаях, когда исполнительное производство осуществляется в интересах социально незащищенных категорий граждан, интересов Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований, судебный пристав-исполнитель обращается в прокуратуру субъекта РФ с предложением подать соответствующее заявление и обеспечить представление интересов указанных лиц в судебном разбирательстве в порядке ст. 45 ГПК РФ.

Если действия судебною пристава-исполнителя по наложению ареста на имущество, находящееся непосредственно у должника, не были оспорены в суде заинтересованным лицом или должником, а взыскателем в установленный срок не совершены действия по обращению в суд, меры, принятые судебным приставом-исполнителем по аресту имущества должника, права на которое оформлены на другое лицо, отменяются.

Если судебным приставом-исполнителем совершены действия по наложению ареста на имущество должника, находящееся у других лиц, то судебный пристав-исполнитель самостоятельно обращается в суд с заявлением в порядке ст. 77 Закона об исполнительном производстве вне зависимости от действий заинтересованных лиц, должника, взыскателя или прокурора.

В зависимости от принятого судом решения (по иску заинтересованного лица об исключении имущества из описи (освобождении от ареста), по жалобе должника на действия судебного пристава-исполнителя, по иску взыскателя, по заявлению прокурора, по заявлениям судебного пристава-исполнителя и т.п.) после вступления его в законную силу судебный пристав-исполнитель обращает взыскание на имущество должника в общем порядке либо принимает решение об отмене ареста.

Для надлежащего представления интересов в суде судебному приставу необходимо сформировать предмет доказывания мнимости или притворности сделки, в результате которой должник пользуется, владеет, распоряжается данным видом имущества. Таковым является факт отсутствия реального перехода прав и обязанностей между сторонами сделки.

Этот факт может быть подтвержден следующими доказательствами:

  • свидетельскими показаниями о том, что имущество длительное время находится в фактическом владении и пользовании должника;
  • письменными доказательствами того, что должник владеет и пользуется данным имуществом (применительно к автотранспортным средствам таким доказательством может выступать доверенность на право управления и распоряжения транспортным средством, информация о том, что в отношении должника выносились постановления об административных правонарушениях, совершенных должником на данном автотранспортном средстве, и др.), располагает правоустанавливающими документами на имущество (применительно к автотранспортным средствам — это свидетельство о регистрации транспортного средства, паспорт транспортного средства и др.);
  • обстоятельствами, исключающими возможность реального приобретения и пользования имуществом номинальным владельцем (финансовые возможности, дееспособность, отсутствие водительского удостоверения у номинального собственника, проживание в другой местности и др.);
  • письменными доказательствами отсутствия оплаты по заключенным договорам, иными доказательствами принадлежности спорного имущества должнику.

Для подтверждения прав должника на спорное имущество возможно также представление в судебное разбирательство следующих документов:

  • сведения о регистрационном учете имущества;
  • сведения из бухгалтерского баланса организации-должника об отнесении спорного имущества к основным средствам предприятия;
  • квитанции об уплате должником налогов на спорное имущество;
  • доказательства, подтверждающие исполнение должником обязанности по фактическому содержанию приобретенного третьим лицом спорного имущества.

Изложенные выше рекомендации относительно формирования предмета доказывания и процессуальной тактики носят общий характер и не являются исчерпывающими. Данные действия должны определяться индивидуально в каждом конкретном случае исходя из всех обстоятельств исполнительного производства.

Isfic.Info 2006-2019