Настольная книга судебного пристава-исполнителя

Государственное принудительное исполнение в X в. и его развитие до конца XV в.


Формирование государственных институтов власти привело к определенным изменениям в сфере принудительного исполнения выносимых решений. Хотя имеющиеся у современных исследователей сведения весьма фрагментарны и не позволяют определенно судить о существовавшей модели принудительного исполнения в Древней Руси, тем не менее дошедшие до нас памятники правотворчества свидетельствуют о слабом внимании государства к регламентации исполнительных действий.

В самом начале принудительное осуществление кредитором своих претензий проводилось личными силами и средствами самого кредитора, причем сперва даже без какого бы то ни было предварительного разбора и подтверждения правильности самой претензии, а затем - с введением предварительного, чаще всею судебного, признания права кредитора и ограничения пределов допустимого самоосуществления права, т.е. самоуправства со стороны кредитора. Подобное положение дел объяснялось утвердившимся в те времена подходом, в соответствии с которым суду принадлежала пассивная роль в разбирательстве, а тяжущиеся самостоятельно определяли не только ход процесса, но и дальнейшее исполнение вынесенного решения.

Источником отечественного законодательства Древнерусского государства, впитавшим в себя большинство норм обычного права, выступала Русская Правда. Как известно, до наших дней дошло более ста ее списков, которые в зависимости от их содержания принято делить на три редакции: Краткая Правда. Пространная Правда и Сокращенная Правда. Древнейшей является Краткая редакция Русской Правды (IX в.), и уже в ней содержалось указание на специальное должностное лицо — мечника (название, вероятно, обусловливалось тем обстоятельством, что он был вооружен мечом), уполномоченного взыскивать денежные средства с должника. В то же время исполнение решений судебных органов относилось также и к полномочиям других категорий служащих — метельникам, рядовичам, отрокам и детским.

Названные лица обеспечивали явку в суд сторон и свидетелей («послухов»), участвовали в организации судебного поединка («поле») и ордалий (так называемых испытаний железом шли водой).

В Пространной редакции Русской Правды предусматривалась возможность поступать с должником-купцом по «произволу» хозяина погибшего по вине этого купца товара. Указанные правила практически дословно повторяют положения древнеримского права, по которому сам кредитор при наступлении срока платежа мог арестовать должника и путем продажи его с публичных торгов получить удовлетворение из вырученной суммы либо держать ответчика у себя до полной отработки долга. Таким образом, расправа по обязательствам могла производиться без суда и состязательного или следственного начала, что свидетельствует о нестабильности государственного принуждения в рассматриваемой сфере.

В период раздробленности феодальное право, в том числе правовое регулирование принудительного исполнения, может быть исследовано в основном по двум источникам: Новгородской (1471 г.) и Псковской (1467 г.) судным грамотам.

Принудительное исполнение решения суда обеспечивалось путем выдачи «судной грамоты». В том случае, если ответчик уклонялся от явки в суд, истцу выдавалась «безсудная грамота». При этом само дело по существу не рассматривалось. После выдачи одной из грамот должнику предоставлялся месячный срок, в течение которого он должен был исполнить решение суда или договориться с истцом о порядке его исполнения.

Уже в период феодальной раздробленности государственные органы стремились ограничить саморасправу и взять процесс принуждения должника под собственный контроль. Об этом, в частности, свидетельствует устанавливаемый должнику срок для добровольного исполнения. Вместе с тем регламентация самой процедуры принудительного исполнения была еще весьма фрагментарной и не позволяла полностью исключить насилие, применяемое к должнику со стороны истца.

Isfic.Info 2006-2019