Настольная книга судебного пристава-исполнителя

Обращение взыскания на денежные средства должника-абонента, находящиеся на его лицевом счете


В последнее время достаточную актуальность приобрел вопрос, связанный с возможностью обращения взыскания на денежные средства должника-абонента сотовой связи, находящиеся на его лицевом счете.

Прежде всего необходимо определиться с правовой природой таких денежных средств. Как верно отмечается в юридической литературе, вопрос о природе безналичных денежных средств как таковых на протяжении многих лет остается весьма дискуссионным1См.: Брагинский М.И.. Витрянский В.В. Договорное право. В 5 кн. Книга пятая. В 2 т. Т. 2: Договори о банковском вкладе, банковском счете; банковские расчеты. Конкурс, договоры об играх и пари. М.. 2006. С. 179.. Здесь обозначилось два подхода. Согласно первому из них денежные средства обладают признаками вещей. Второй же исходит из стремления рассматривать денежные средства, находящиеся на счете, в качестве имущественных прав.

Сторонники первого подхода склонны распространять на безналичные денежные средства нормы вещного права2См.: Демушкина Е.С. Вопросы гражданского права в теории и практике обращения безналичных ценных бумаг. М.. 1999. С. 51.. Более предпочтительным, однако, выглядит второй подход, усматривающий обязательственно-правовую природу в безналичных денежных средствах, что соответственно позволяет говорить о последних лишь как о правах требования.

Как представляется, следует исходить из положения, что наличные деньги — это вещи, хотя названное утверждение и отмечается некоторой условностью. При этом следует различать понятие «деньги» и понятия «наличные» и «безналичные» расчеты, о которых ведется речь в ст. 140 ГК РФ. Так называемые безналичные деньги в действительности вещами вовсе не являются и согласно устоявшимся в доктрине гражданского права представлениям должны рассматриваться как определенный объем имущественных (обязательственных) прав лица по отношению к банку на сумму внесенных им денежных средств.

Таким образом, вещное право на деньги (право собственности) приобретает только кредитная организация. Все остальные субъекты — обладатели определенных имущественных прав в размере, равном сумме данных денежных средств. Недопустимость квалификации названных прав в качестве вещных вытекает также из следующего. Первоначальным признаком любого вещного права выступает способность удовлетворять интерес за счет собственных активных действий по отношению к объекту права. В свою очередь признаком обязательственного права является возможность реализации своего права только за счет активных действий обязанного лица. В данном случае реализовать интерес в получении, перечислении денежных средств вы можете только за счет активных действий банка.

Применительно к рассматриваемой ситуации абонент, оплачивая услуги сотовой связи, вносит их на банковский счет, открытый оператором сотовой связи в кредитной организации (самостоятельно или через посредника, посредников), либо непосредственно в кассу оператора. С этого момента мы можем говорить о праве собственности на деньги как вещи лишь применительно к банку. У оператора же сотовой связи возникают имущественные права обязательственного характера из договора банковского счета, а у абонента — имущественные права обязательственного характера из договора о возмездном оказании услуг сотовой связи. Принципиальным является замечание о недопустимости смешения указанных групп имущественных прав.

В тех случаях когда должником выступает абонент, речь может вестись об обращении взыскания на принадлежащие ему имущественные права обязательственного характера. Надлежит, однако, определить, о каких именно имущественных обязательственных правах абонента идет речь в данном случае: об имущественном праве на внесенную сумму аванса (т.е. денежное имущественное право) или об имущественном праве на получение определенного объема услуг (неденежное имущественное право). Первое, как известно, исходя из ст. 76 Закона об исполнительном производстве признается в качестве дебиторской задолженности, и, следовательно, наличествует возможность применения упрощенного порядка обращения взыскания на него3См. более подробно: Гуреев В.А. Проблемы правового регулирования обращения взыскания на имущественные права в рамках исполнительного производства // Законы России. 2008. № 7. С. 12-16.. Необходимо подчеркнуть, что речь здесь идет именно о надлежащем исполнении сторонами взятых на себя обязательств, и ни в коей мере не затрагивает ситуации прекращения договора, влекущего, как известно, обязанность оператора но возврату переданных ему ранее абонентом денежных средств.

Основополагающий принцип частного законодательства — принцип свободы договора — предполагает возможность согласования сторонами любых не запрещенных действующим законодательством условий, в том числе и тех, которые касаются порядка исполнения обязанности по оплате. Вместе с тем договор об оказании услуг связи, заключаемый с гражданами, рассматривается в качестве публичного договора и. более того, должен соответствовать Правилам оказания услуг подвижной связи, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 25 мая 2005 г. № 328. Последние же предусматривают, что оплата услуг подвижной связи может производиться посредством авансового или отложенного платежей (п. 43 Правил).

Так, при авансовой системе оплаты абонент вносит определенную денежную сумму на лицевой счет, выступающий не более чем специфическим способом учета внесенного аванса и объема предоставляемых оператором услуг. При этом списание средств осуществляется сразу же после оказания соответствующих услуг оператором. Иными словами, расчеты не совпадают во времени с предварительным платежом, что позволяет говорить об авансировании с отсроченной датой расчетов.

В связи с этим, как представляется, пока расчеты не произведены, у должника-абонента наличествует денежное имущественное право, на которое соответственно можно обратить взыскание как на дебиторскую задолженность. Факт существования права на дебиторскую задолженность подтверждает и п. 45 названных выше Правил, согласно которому абонент в любое время имеет право обратиться к оператору за возвратом, а оператор обязан вернуть неиспользованный остаток денежных средств. Основания для отказа в возврате при этом у оператора отсутствуют. Хотелось бы подчеркнуть, что возникновение у казанного денежного имущественного права было бы ошибочно связывать с фактом обращения абонента к оператору. Лицо, заключая договор об оказании услуг связи и становясь, таким образом, абонентом, уже изначально приобретает названное субъективное право, осуществить которое, однако, оно может лишь при условии соответствующего обращения к оператору. В юридической науке постоянно обращается внимание на необходимость разграничения собственно субъективного права и осуществления данного субъективного права в складывающихся правоотношениях4См. об этом подробнее: Вавилин Е.В. Гражданское правоотношение в механизме реализации субъективного права и исполнения субъективной обязанности // Журнал российского права. 2007. № 7. С. 49..

Согласно ч. 4 ст. 76 Закона об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель выносит постановление об обращении взыскания на дебиторскую задолженность, в котором указывает порядок внесения (перечисления) денежных средств дебитором на депозитный счет подразделения судебных приставов. Иными словами, механизм обращения взыскания на дебиторскую задолженность, закрепленный в законодательстве об исполнительном производстве, предполагает совершение судебным приставом вместо должника определенных процессуальных действий, приводящих к осуществлению субъективного права последнего.

С учетом сказанного судебному приставу-исполнителю необходимо вынести постановление об аресте имущественного права и обращении взыскания на существующую дебиторскую задолженность. Выносить какое-либо постановление, прекращающее договорные отношения абонента и оператора, судебному приставу-исполнителю вовсе не обязательно, так как имущественное денежное право абонента есть и в рамках существующего договорного обязательства сторон. Безусловно, следует учитывать, что для применения данного механизма также требуется и согласие взыскателя (п. 1 ч. 2 ст. 76 Закона об исполнительном производстве).

Иная ситуация складывается при использовании системы отложенного платежа. Здесь для проведения расчетов за оказанные услуги абоненту выставляется счет, который оплачивается по окончании расчетного периода. В связи с внесением указанных денежных средств у абонента каких-либо специальных имущественных прав на указанные средства не возникает, так как они сразу учитываются в счет оплаты. Вместе с тем может получиться, что абонентом вносятся излишние денежные средства. Здесь уже складываются отношения, связанные с авансированием платежа, а следовательно, у абонента возникают и определенные денежные имущественные права со всеми вытекающими для исполнительного производства последствиями.

Остается также открытым вопрос о правовом статусе так называемых гарантийных взносов. Дело в том, что большинство операторов при постоплатной системе расчетов предусматривают в заключаемых с ними договорах обязанность внесения абонентом соответствующих денежных средств. Правила оказания услуг подвижной связи вместе с тем указанный вопрос не регламентирует вовсе.

Как уже отмечалось, в частном законодательстве предусмотрен принцип свободы договора (ст. 421 ГК РФ), согласно которому стороны вправе определять любые не запрещенные законом условия. Обращаясь же к условиям конкретных договоров, можно прийти к выводу о том. что гарантийный взнос, как правило, рассматривается в качестве способа обеспечения исполнения обязательства. Таким образом, встает вопрос о возможности обращения взыскания на имущественные права на те суммы денежных средств, которые были переданы оператору в качестве способа обеспечения исполнения обязательств по основному договору.

Учитывая акцессорный характер обеспечительного обязательства, можно с уверенностью предположить, что у абонента возникает право требования переданных денежных средств только вследствие прекращения обеспечительного обязательства. Последнее в свою очередь прекращается вместе с прекращением основного обязательства из договора об оказании услуг связи, и только в этом случае становится возможным говорить об обращении взыскания на дебиторскую задолженность.

Некоторые суды склонны рассматривать денежные средства на лицевом счете абонента в качестве имущества, находящегося у третьих лиц, и соответственно применять нормы, предусматривающие возможность обращения взыскания на такое имущество лишь на основании судебного акта (ст. 77 Закона об исполнительном производстве)5См.: Обзор судебной практики поданному вопросу: Материалы к заседанию Научно-консультативного совета ФССП России 31 марта 2010 г. на тему: «Правовая природа денежных средств, зачисляемых должниками-абонентами на счета операторов сотовой связи».. В то же время, как видится, стоило бы аккуратнее применять названный механизм.

Прежде всего необходимо понять, о каком имуществе идет речь в указанной статье? Следуя ее буквальному толкованию, сфера действия ст. 77 Закона об исполнительном производстве распространяется на случаи, когда имущество принадлежит на праве собственности должнику, но фактически находится у третьего лица. К примеру, имущество может быть передано должником на основании договора хранения, безвозмездного пользования и т.д. Но принципиальное условие — это все же наличие права собственности на указанное имущество у должника. Применительно к рассматриваемой ситуации собственником имущества (денег как вещей) является кредитная организация. При этом у должника уже нет права собственности на деньги; взамен есть лишь имущественное право. Следовательно, едва ли здесь имеются основания для применения правил об обращении взыскания на имущество третьих лиц.

Таким образом, есть все основания говорить о потенциальной возможности применения мер принудительного исполнения в отношении денежных средств, находящихся на лицевом счете должника-абонента, однако речь может вестись исключительно об обращении взыскания на имущественные права должника.

Isfic.Info 2006-2019