Настольная книга судебного пристава-исполнителя

Особенности исполнения решений иностранных арбитражей на территории РФ


Арбитраж в международном обороте традиционно рассматривается в качестве синонима отечественного института третейских судов. В этом смысле российское законодательство вводит определенную путаницу, на которую постоянно обращается внимание в юридической литературе и которая едва ли способствует интеграции России в международные экономические процессы. В то же время это является проблемой скорее терминологического свойства. Далее понятия «арбитраж» и «арбитражное решение» будут употребляться нами в международно-правовом значении.

Иностранные арбитражные решения условно можно поделить на две группы:

  1. арбитражные решения, принимаемые по гражданским делам, не относящимся к сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;
  2. арбитражные решения, принимаемые по спорам и иным делам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности.

К последним относятся в том числе и решения международного коммерческого арбитража.

Международно-правовая регламентация вопросов признания и исполнения иностранных арбитражных решений (арбитражей) в настоящее время имеет унифицированное выражение в положениях Конвенции ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, заключенной 10 июня 1958 г. в г. Нью-Йорке (Нью-Йоркская конвенция). Участниками данной Конвенции являются около 140 государств. Она пришла на смену Женевскому протоколу 1923 г. об арбитражных оговорках и Женевской конвенции 1927 г. о приведении в исполнение иностранных арбитражных решений. Советский Союз, подписывая Нью-Йоркскую конвенцию 29 декабря 1958 г., сделал оговорку о том, что в отношении решений, вынесенных на территории государства, не участвующего в данной Конвенции, СССР будет применять ее на условиях взаимности.

В частности, в рассматриваемой Конвенции закреплен основополагающий принцип, согласно которому к признанию и исполнению арбитражных решений не должны применяться существенно более обременительные условия, чем те, которые существуют для признания и приведения в исполнение внутренних решений.

И хотя, по справедливому замечанию И.О. Хлестовой, названная Конвенция «не создала единообразного режима приведения в исполнение арбитражных решений»1См.: Хлестов И.О. Актуальные вопросы признания и приведения в исполнение иностранных арбитражных решений в Российской Федерации // Международный коммерческий арбитраж: современные проблемы и решения: Сб. статей к 75-летию Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации / Под ред. А.С. Комарова. М.. 2007. С. 298., тем не менее закрепленный в ней принцип позволяет говорить о наличии действенного механизма, обеспечивающего реальную исполнимость иностранных арбитражных решений, разумеется, при условии наличия эффективной системы исполнения решений национальных.

Другой особенностью, отличающей признание и исполнение арбитражных решений от установленного общего порядка, рассмотренного выше, выступает отсутствие требования об обязательном наличии международного договора Российской Федерации. Это в значительной степени интернационализирует процедуры признания и исполнения решений и способствует более широкому использованию арбитража в сфере внешнеэкономической деятельности. Причем сказанное распространяется на обе группы названных выше иностранных арбитражных решений.

На национальном уровне правовое регулирование вопросов признания и исполнения первой группы арбитражных решений обеспечивается гражданским процессуальным законодательством. Так, в соответствии сост. 416 ГПК РФ на них распространяют свое действие ст. 411-413 ГПК РФ, за исключением2Таким образом, мы видим, что и национальное законодательство, исключая применение в рассматриваемом случае ст. 409 ГПК РФ, хотя и косвенно, но подтверждает необязательность для признания и исполнения иностранного арбитражного решения наличия международного договора Российской Федерации. Если же говорить о необязательности международного договора при признании и исполнении иностранных арбитражных решений, вытекающих из экономических споров, то в ст. 241 АПК РФ указанный вопрос решается не столь однозначно, что, безусловно, следует отнести к недостаткам юридической техники.:

  • требований к предъявляемым документам (сторона, ходатайствующая о признании или об исполнении решения арбитража, должна представить подлинное решение иностранного третейского суда (арбитража), подлинное арбитражное соглашение или их надлежащим образом заверенные копии, а также надлежащим образом заверенный перевод этих документов на русский язык);
  • оснований отказа в признании и исполнении решений арбитражей, которые специально оговорены в ст. 417 ГПК РФ.

Иностранные арбитражные решения по делам, возникающим из осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности, признаются и исполняются на территории РФ в соответствии с нормами АПК РФ.

Кроме того, подлежит применению ратифицированная Российской Федерацией Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже, подписанная в г. Женеве 21 апреля 1961 г. Она развивает отдельные положения Нью-Йоркской конвенции.

Часть 4 ст. 242 АПК РФ устанавливает требования к составу документов, прилагаемых к заявлению о признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения3Установленные АПК РФ требования по составу документов совпадают с требованиями, устанавливаемыми в подобных случаях и ГПК РФ.. К ним относятся: иностранное арбитражное решение, соглашение о третейском разбирательстве или их копии, а также надлежащим образом заверенный перевод на русский язык настоящих документов.

Вслед за гражданским процессуальным законодательством АПК РФ вводит и специальные основания отказа в признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (ч. 2 ст. 244).

Действенным механизмом защиты своих прав и законных интересов со стороны предпринимателей, осуществляющих внешнеторговую деятельность, выступает институт международного коммерческого арбитража.

Сегодня в Российской Федерации действует Закон РФ от 7 июля 1993 г. № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» (далее - Закон о МКА), в соответствии с которым при Торгово-промышленной палате РФ созданы: Международный коммерческий арбитражный суд (МКАС), а также Морская арбитражная комиссия (МАК).

Решения международного коммерческого арбитража являются актами, которые выносятся в результате рассмотрения:

  • споров из договорных и иных гражданско-правовых отношений, возникающих при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей;
  • споров предприятий с иностранными инвестициями и международных объединений и организаций, созданных на территории РФ, между собой, споры между их участниками, а равно их споры с другими субъектами российского права (ст. 1 Закона о МКА).

В соответствии со ст. 35 Закона о М КА арбитражное решение независимо от того, в какой стране оно было вынесено, признается обязательным и при подаче в компетентный суд письменного ходатайства приводится в исполнение, если отсутствуют основания для отказа в признании или приведении его в исполнение (ст. 36 Закона о МКА). Следовательно, названный законодательный акт также исходит из необязательности наличия международного договора Российской Федерации о признании и исполнении соответствующих решений.

Все это позволяет сделать вывод о том, что, несмотря на более либеральное отношение к иностранным арбитражным решениям, (отсутствие требований об обязательном наличии международного договора), тем не менее российское законодательство сохраняет для них конвенциональную экзекватуру.

Isfic.Info 2006-2019