Настольная книга судебного пристава-исполнителя

Действия судебного пристава-исполнителя после открытия в отношении должника конкурсного производства


После вынесения решения о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства, судебный пристав-исполнитель обязан вынести постановление об окончании исполнительного производства, в том числе по исполнительным документам, исполнявшимся входе ранее введенных процедур банкротства, за исключением исполнительных документов о признании права собственности, компенсации морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о применении последствий недействительности сделок, а также о взыскании задолженности по текущим платежам. Одновременно с окончанием исполнительного производства судебный пристав-исполнитель снимает наложенные им в ходе исполнительного производства аресты на имущество должника и иные ограничения по распоряжению этим имуществом. Постановление об окончании исполнительного производства в трехдневный срок направляется не взыскателю, должнику, а конкурсному управляющему вместе с исполнительными документами.

Невыполнение действий по окончанию исполнительного производства и направлению исполнительных документов конкурсному управляющему может привести в дальнейшем к правовой неопределенности судьбы возбужденного исполнительного производства. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ Постановлением от 27 октября 2009 г. № 7159/09 поддержал определение суда первой инстанции об отказе судебному приставу-исполнителю в удовлетворении заявления о прекращении исполнительного производства, в связи с завершением в отношении должника процедуры конкурсного производства и его ликвидацией. Президиум указал, что ст. 43 Закона об исполнительном производстве содержит исчерпывающий перечень случаев, являющихся основаниями для прекращения исполнительного производства. Судебный пристав-исполнитель обязан был руководствоваться п. 7 ч. 1 ст. 47 Закона об исполнительном производстве и своевременно окончить исполнительное производство, направив исполнительный документ конкурсному управляющему, за исключением исполнительных документов, указанных в ч. 4 ст. 96 названного Закона.

Статья 126 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» не исключает возможности наложения арестов и иных ограничений в связи с требованиями по спорам, касающимся защиты владения или принадлежности имущества, в том числе об истребовании имущества из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК РФ), о прекращении нарушений права, не связанных с лишением владения (ст. 304 ГК РФ), об освобождении имущества от ареста (исключении из описи), а также в связи с требованиями о пресечении действий, нарушающих исключительное право на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации или создающих угрозу его нарушения (подп. 2 п. 1 ст. 1252 ГК РФ), об изъятии и уничтожении контрафактных материальных носителей, в которых они выражены, либо оборудования, прочих устройств и материалов, главным образом используемых или предназначенных для совершения нарушения исключительных прав на них (п. 4 и 5 ст. 1252 ГК РФ), об изъятии или конфискации орудий и предметов административного правонарушения и т.п. Для наложения ареста в отношении перечисленных требований судебный пристав-исполнитель обращается с соответствующим ходатайством в суд, рассматривающий дело о банкротстве.

Следует отметить, что данное правило о снятии арестов не касается арестов, наложенных в рамках уголовных дел, если лицо, чьи имущественные интересы защищались данными обеспечительными действиями, не становится конкурсным кредитором, что подтверждено Постановлением Конституционного Суда РФ от 31 января 2011 г. № 1-П. На это обращено внимание и в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 июня 2011 г. № 1219/10. который указал, что исходя из правовой позиции, содержащейся в Постановлении Конституционного Суда РФ, ч. 3 ст. 115 УПК РФ во взаимосвязи с абз. 9 п. 1 ст. 126 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» признаны не противоречащими Конституции РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования они не предполагают наложения ареста на имущество должника, в отношении которого введена процедура конкурсного производства, либо сохранения после введения данной процедуры ранее наложенного в рамках уголовного судопроизводства ареста на имущество для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска в отношении лиц, являющихся конкурсными кредиторами. Если арест имущества должника в соответствии с ч. 3 ст. 115 УПК РФ налагался в интересах лица, которое впоследствии становится конкурсным кредитором в деле о банкротстве должника, арест считается снятым с момента вынесения решения о признании должника банкротом.

Однако, следует иметь в виду, что возобновление процедуры государственной регистрации перехода права собственности по объектам недвижимости должника производится не на основании постановления судебного пристава-исполнителя по снятию ареста, а на основании заявления конкурсного управляющего.

По денежным обязательствам, исполнение по которым в силу закона продолжаются, на стадии конкурсного производства ограничивается перечень исполнительных действий, которые вправе совершить судебный пристав-исполнитель. В частности, он не вправе обращать взыскание на имущество должника. Следовательно, но текущим денежным обязательствам, он может вынести только постановление о списании денежных средств со счета должника и направить его в банк для исполнения. При этом возникает вопрос должен ли он в данном постановлении указать, к какой очереди применительно к п. 2 ст. 134 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» относится данная сумма. Согласно п. 40 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 июля 2009 г. № 60 контроль за соблюдением предусмотренной ст. 134 Закона очередности при расходовании денежных средств со счета должника осуществляет кредитная организация, которая производит проверку по формальным признакам, определяя очередность платежа на основании данных, имеющихся в расчетном документе. При этом она вправе не исполнять представленный расчетный документ, не содержащий соответствующих данных; такой документ подлежит возврату кредитной организацией с указанием причины его возвращения. В то же время ст. 14 Закона об исполнительном производстве не наделяет судебного пристава-исполнителя обязанностью указать в постановлении данную очередь.

В п. 6 «Обзора практики рассмотрения споров, связанных с совершением исполнительных действий и применением мер принудительного исполнения», одобренного Президиумом ФАС Уральского округа 8 июля 2011 г., указано, что постановление судебного пристава-исполнителя о списании денежных средств со счета должника не может быть признано незаконным на основании того, что в нем не указана очередь их списания. В то же время ФАС Центрального округа Постановлением от 11 мая 2010 г. по делу № А62-7615/2009 признало незаконными действия судебного пристава-исполнителя, который, когда его проинформировал управляющий о наличии текущих кредиторов первой и второй очереди, направил в банк инкассовое поручение на списание текущей задолженности третьей очереди.

Банк при этом также освобождается от проверки при списании наличия у должника неисполненных текущих обязательств первой и второй очереди, что также нашло свое отражение в судебной практике.

Так, Постановлением ФАС Западно-Сибирского округа от 24 февраля 2010 г. по делу № А27-14659/200 признан законным отказ в удовлетворении иска конкурсного управляющего к банку о взыскании убытков, вызванных списанием со счета по исполнительному документу денежных средств в нарушение очередности по текущим платежам. Суд указал, что при определении очередности погашения требований по текущим платежам наличие исполнительного документа или иного документа, предусматривающего бесспорный порядок взыскания и не находящегося на исполнении в банке на момент списания, значения для исполнения инкассового поручения не имеет. Установленная абз. 6 п. 2 ст. 134 Закона календарная очередность определяется исходя из даты поступления в банк расчетного документа. На момент списания денежных средств у Сбербанка России отсутствовали сведения о наличии других требований кредиторов должника по текущим платежам. Отказывая по тем же основаниям в иске. ФАС Поволжского округа отклонил довод управляющего о необходимости согласования с ним списаний со счета, указав, что конкурсный управляющий не обосновал, почему списание денежных средств со счета должника возможно лишь с его согласия, не представил доказательств ненадлежащего исполнения банком требований ст. 874.875 ГК РФ во взаимосвязи с положениями ст. 129, 133, 134 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», Федерального закона «О банках и банковской деятельности», ст. 6 Федерального закона от 21 ноября 1996 г. № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете». Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 6 декабря 2011 г. № 17АП-11430/2011-ГК. подтверждая законность действий банка, сослался на то, что в момент списания у кредитной организации отсутствовали документы на списание текущих платежей первой и второй очереди. Отсутствует, по мнению арбитражного суда, и обязанность соблюдать очередность, установленную ст. 134 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», для текущих платежей и у судебного пристава-исполнителя при распределении поступившей от банка денежной суммы, что подтверждено Постановлением ФАС Уральского округа от 14 декабря 2011 г. № Ф09-8059/11, который не признал незаконным постановление судебного пристава-исполнителя по распределению денежных средств, сославшись на то, что контроль за соблюдением предусмотренной ст. 134 Закона очередности при расходовании денежных средств со счета должника осуществляет кредитная организация, производящая проверку по формальным признакам поступивших на исполнение платежных документов. Из названных нормативных положений следует, что при вынесении постановления о распределении поступивших из банка во временное распоряжение отдела денежных средств между кредиторами одной очереди по текущим платежам у судебного пристава-исполнителя отсутствует обязанность выяснять наличие иных очередей кредиторов по текущим платежам.

Разрешен в судебной практике и вопрос об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя по погашению текущих платежей как сделок. В соответствии си. 13 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.I Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»» сделка по удовлетворению текущего платежа, совершенная с нарушением очередности, установленной п. 2 ст. 134 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», может быть признана недействительной на основании п. 2 ст. 61.3 Закона, если в результате этой сделки у должника отсутствуют денежные средства, достаточные для удовлетворения текущих платежей, имевших приоритет над погашенным требованием, в размере, на который кредиторы имели право до совершения оспариваемой сделки, при условии доказанности того, что получивший удовлетворение кредитор знал или должен был знать о нарушении такой очередности. Как следует из определения Высшего Арбитражного Суда РФ по делу от 14 от июля 2011 г. № ВАС-8275/11, как сделки могут оспариваться и действия судебного исполнителя по исполнению текущих обязательств, но только в части списания денежных средств со счета должника, а не в части передачи денежных средств в пользу текущего кредитора с депозитного счета службы судебных приставов-исполнителей.

Для удовлетворения заявления об оспаривании списания текущих платежей со счета должника в банке, как сделки должно быть установлено имелись ли в результате оспариваемой сделки у должника денежные средства, достаточные для удовлетворения текущих платежей, имевших приоритет над погашенным, в размере, на который они имели право до совершения оспариваемой сделки и какие доказательства свидетельствуют о том, что получивший удовлетворение такой сделкой текущий кредитор знал или должен был знать о нарушении очередности, установленной п. 2 ст. 134 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», получили или нет удовлетворение кредиторы, имевшие приоритет, в соответствующем размере, отсутствуют ли в конкурсной массе необходимые для расчетов с ними средства Ответчиком по таким делам является кредитор, получивший удовлетворении своих требований посредством принудительных исполнительных действий, совершаемых судебным приставом-исполнителем, а не служба судебных приставов-исполнителей.

Представляется, что законодательство, связанное с очередностью удовлетворения текущих платежей должно быть унифицировано, т.е. в Федеральном законе «О банках и банковской деятельности», Законе об исполнительном производстве. Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» должен быть предусмотрен единый порядок взыскания текущих платежей, обеспечивающий правила очередности.

Еще одно ограничение наложено на реализацию в ходе исполнительного производства заложенного должником имущества. Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в постановлении от 23 июля 2009 г. № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя» разъяснил, что если требования кредитора по текущим обязательствам обеспечены залогом имущества должника, обращение взыскания по требованию данного кредитора на предмет залога и его реализация в порядке исполнения соответствующего решения суда осуществляются вне рамок дела о банкротстве, независимо от проводимой в отношении должника процедуры банкротства, т.е. судебным приставом-исполнителем, либо во внесудебном порядке в случаях, установленных Законом РФ «О залоге». При распределении выручки от продажи заложенного имущества очередность, установленная п. 2 ст. 134 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», не применяется. Если один предмет залога обеспечивает исполнение и конкурсных, и текущих требований, то его реализация и погашение требований залоговых кредиторов производится конкурсным управляющим в порядке, предусмотренном вышеуказанным Законом.

Isfic.Info 2006-2019