Настольная книга судебного пристава-исполнителя

Имущество, на которое не может быть обращено взыскание


Согласно ст. 446 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности:

  1. жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание;
  2. земельные участки, на которых расположено единственное пригодное для проживания жилое помещение, за исключением имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание;
  3. предметы обычной домашней обстановки и обихода, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и др.), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши;
  4. имущество, необходимое для профессиональных занятий гражданина-должника, за исключением предметов, стоимость которых превышает 100 установленных федеральным законом МРОТ;
  5. используемые для целей, несвязанных с осуществлением предпринимательской деятельности, племенной, молочный и рабочий скот, олени, кролики, птица, пчелы, корма, необходимые для их содержания до выгона на пастбища (выезда на пасеку), а также хозяйственные строения и сооружения, необходимые для их содержания;
  6. семена, необходимые для очередного посева;
  7. продукты питания и деньги на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума самого гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении;
  8. топливо, необходимое семье гражданина-должника для приготовления своей ежедневной пиши и отопления в течение отопительного сезона своего жилого помещения;
  9. средства транспорта и другое необходимое гражданину-должнику в связи сего инвалидностью имущество;
  10. призы, государственные награды, почетные и памятные знаки, которыми награжден гражданин-должник.

Помимо указанного имущества в соответствии с положениями ст. 73 Закона об исполнительном производстве взыскание по долгам профессионального участника рынка ценных бумаг не может быть обращено:

  • на денежные средства клиентов профессионального участника рынка ценных бумаг, находящиеся на отдельном банковском счете (счетах), открытом профессиональным участником рынка ценных бумаг в кредитной организации (далее - специальный счет профессионального участника рынка ценных бумаг) в соответствии с Федеральным законом «О рынке ценных бумаг»;
  • на ценные бумаги клиентов профессионального участника рынка ценных бумаг, находящиеся на лицевых счетах в системе ведения реестра и счетах депо в депозитариях, открытых профессиональным участником рынка ценных бумаг в соответствии с Федеральным законом «О рынке ценных бумаг» (далее - лицевые счета и счета депо);
  • на денежные средства и (или) ценные бумаги лица, подавшего заявку на приобретение инвестиционных паев, хранящиеся на отдельном банковском счете и (или) счете депо управляющей компании паевого инвестиционного фонда до внесения в реестр владельцев инвестиционных паев записи о приобретении инвестиционных паев.

Отдельные положения процессуального закона в части установления перечня имущества, на которое не может быть обращено взыскание, становились предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ. В частности, возник вопрос о не- конституционности исключения из имущества, на которое возможно обратить взыскание, жилого помещения, являющегося единственным жильем. Суд, посчитав, что названные нормы не соответствуют Конституции РФ, в частности ее статье 46, обратился с запросом в Конституционный Суд РФ. Последний в одном из своих определении предложит следующее толкование конституционных норм1См.: Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. № 456-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Октябрьского районного суда города Ижевска о проверке конституционности абзацев первого и второго пункта I статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. № 3.. Конституция РФ гарантирует каждому свободу экономической деятельности, право иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами, признание и защиту собственности, ее охрану законом, а также государственную, в том числе судебную, защиту прав и свобод. При этом защита прав и свобод человека и гражданина составляет обязанность государства. Из названных положений Конституции РФ следует, что защита нарушенных прав, в частности прав кредитора, не может быть признана действенной, если судебный акт или акт иного уполномоченного органа своевременно не исполняется.

Вместе с тем Конституционный Суд РФ подчеркнул, что в силу ст. 15, 17, 19 и 55 Конституции РФ и исходя из общеправового принципа справедливости защита права собственности и иных вещных прав должна осуществляться на основе соразмерности и пропорциональности, с тем чтобы был обеспечен баланс прав и законных интересов всех участников гражданского оборота — собственников, кредиторов, должников, возможные же ограничения федеральным законом прав владения, пользования и распоряжения имуществом, свободы предпринимательской деятельности и свободы договоров также должны отвечать требованиям справедливости, быть адекватными, пропорциональными, соразмерными, носить общий и абстрактный характер, не иметь обратной силы и не затрагивать существо данных конституционных прав, т.е. не ограничивать пределы и применение соответствующих конституционных норм. Сама же возможность ограничений и их характер должны обусловливаться необходимостью защиты конституционно значимых ценностей, а именно основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. К конституционно защищаемым ценностям относятся и достойная жизнь, и свободное развитие человека, обеспечение которых составляет обязанность государства, и право каждого на жилище (ст. 40 и 56 Конституции РФ).

Принципиальным является вывод о том, что положения ст. 446 ГПК РФ, запрещающие обращать взыскание не на любое принадлежащее должнику жилое помещение, а лишь на то, которое является для него единственным пригодным для проживания, направлены на защиту конституционного права на жилище не только самого должника, но и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершеннолетних, престарелых, инвалидов, а также на обеспечение охраны государством достоинства личности, как того требует ст. 21 Конституции РФ, условий нормального существования и гарантий социально-экономических прав. Следовательно, законодатель, по мнению Конституционного Суда РФ, определив в ч. 1 ст. 446 ГПК РФ пределы обращения взыскания по исполнительным документам на принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности жилое помещение и ограничив тем самым право кредитора на надлежащее исполнение вынесенного в его пользу судебного решения, не вышел за рамки допустимых ограничений конституционною права на судебную защиту, установленных ч. 3 ст. 55 Конституции РФ.

В то же время целесообразным для законодателя было бы конкретизировать данное положение и установить размеры такого жилого помещения.

В Конституционном Суде РФ оспаривались также и другие положения ст. 446 ГПК РФ. В частности, возник вопрос о конституционности нормы об исключении из подлежащего взысканию имущества земельных участков, использование которых не связано с осуществлением должником-гражданином предпринимательской деятельности. Высшей судебной инстанцией было отмечено, что законодательное закрепление в качестве основания, не позволяющего обратить взыскание по исполнительным документам на принадлежащие гражданину-должнику земельные участки, условия, согласно которому использование этих участков не должно быть связано с осуществлением гражданином-должником предпринимательской деятельности, требует не только выявления того, имеется ли у гражданина-должника статус индивидуального предпринимателя. Необходимо также установление в законе и определенных критериев соответствия спорных земельных участков данному условию, с тем чтобы в каждом случае можно было определить, подпадает или нет осуществляемая гражданином-должником деятельность под признаки предпринимательской (ст. 2 ГК РФ), в том числе при предоставлении гражданину или приобретении гражданином земельного участка для личных, семейных и иных подобных целей и фактическом его использовании для систематического извлечения дохода.

Судебные органы, вынося на основании абз. 3 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ решения о невозможности обращения взыскания на земельные участки, принадлежащие гражданам-должникам, вынуждены были ограничиваться констатацией факта отсутствия у гражданина-должника юридически оформленного статуса индивидуального предпринимателя и не принимать в расчет количество, общую площадь, стоимость и результат использования спорных земельных участков, хотя это необходимо для обеспечения баланса интересов должника и кредитора (взыскателя) в силу требования ст. 17 Конституции РФ о том, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Отсюда следует, что подобная законодательная регламентация расходится с принципами исполнительного производства, включающими преимущественную защиту интересов кредитора (взыскателя), поскольку в отличие от судебного процесса в исполнительном производстве не действует принцип состязательности, а соблюдение принципа равенства участников исполнительного производства понимается с учетом необходимости ограничения имущественных прав должника, — в противном случае не исключается злоупотребление правом со стороны недобросовестных граждан-должников, которые, не имея статуса индивидуального предпринимателя, могут свободно вкладывать денежные средства (включая неосновательно сбереженные вследствие неисполнения своих гражданско-правовых обязательств перед кредиторами) в дорогостоящие земельные участки, приобретать их в неограниченном количестве, с любым целевым назначением (индивидуальное жилищное строительство, личное подсобное хозяйство, садоводство, огородничество), в том числе для последующей их перепродажи.

В то же время возможна ситуация, при которой результаты использования земельного участка в соответствии с его целевым назначением являются для гражданина- должника основным источником существования, чем предопределяется объективная невозможность исполнения им требований по исполнительным документам. В таких случаях необходимость обеспечения баланса интересов кредитора и гражданина-должника требует защиты прав последнего путем не только соблюдения минимальных стандартов правовой защиты, отражающих применение мер исключительно правового принуждения к исполнению должником своих обязательств, но и сохранения для него и лиц, находящихся на его иждивении, необходимого уровня существования, с тем чтобы не оставить их за пределами социальной жизни, включая предусматриваемую законом возможность сохранения права собственности на не используемые для ведения предпринимательской деятельности земельные участки, если результаты их использования являются основным источником существования гражданина-должника и лиц, находящихся у него на иждивении.

Это согласуется с закрепленными ст. 1 Земельного кодекса РФ принципами, определяющими социальные основы земельных отношений, в силу которых право собственности гражданина на земельный участок не может не рассматриваться как обеспечивающее основу жизнедеятельности людей и направленное на реализацию условий для создания и поддержания достойной жизни и свободного развития личности в рамках обязанности государства заботиться о благополучии своих граждан, их социальной защищенности в соответствии с провозглашенными Конституцией РФ целями политики Российской Федерации как социального государства, что предполагает недопустимость распространения в рамках исполнительного производства обращения взыскания на земельные участки, являющиеся основным источником существования гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ при определении пределов действия имущественного (исполнительского) иммунитета применительно к земельным участкам, не используемым в предпринимательских целях, законодатель должен принимать во внимание не только само по себе отсутствие улица (должника) статуса индивидуального предпринимателя, но и общие количественные и качественные характеристики, целевое назначение и фактическое использование земельных участков, на которые может быть распространен особый правовой режим, предполагающий освобождение от взыскания. Соответственно поскольку ограничение прав должника связано прежде всего с обеспечением принудительной защиты нарушенных им имущественных прав взыскателя, законодатель должен стремиться к тому, чтобы в таких случаях гражданину-должнику и лицам, находящимся на его иждивении, сохранялся необходимый уровень существования.

Таким образом, положение абз. 3 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ в той части, в какой им устанавливается запрет обращения взыскания по исполнительным документам на принадлежащие гражданину-должнику на праве собственности земельные участки, использование которых не связано с осуществлением им предпринимательской деятельности и которые не являются основным источником существования гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении, обеспечивающим указанным лицам необходимый уровень существования, — представляет собой чрезмерное, не пропорциональное конституционно значимым целям, а потому произвольное ограничение как имущественных прав кредитора, так и возможности гарантированной Конституцией РФ их надлежащей судебной защиты, а потому противоречит Конституции РФ»2См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 12 июля 2007 г. № 10-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца третьего части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.В. Безменова и Н.В. Калабуна» // СЗ РФ. 2007. № 30. Ст. 3988..

Следует обратить внимание на следующее обстоятельство. Так, законодательно закреплено право должника на опцион, т.е. право указать имущество, на которое он просит обратить взыскание в первую очередь. Однако окончательно очередность обращения взыскания на имущество должника определяется судебным приставом- исполнителем.

Вместе с тем законодателем не определены пределы осуществления указанного права должника на опцион, следствием чего является нерешенность, например, вопроса о том, способен ли должник указать такое имущество для обращения взыскания в первую очередь, на которое в соответствии с правилами ст. 446 ГПК РФ не может быть обращено взыскание и как в данной ситуации должен поступить судебный пристав-исполнитель. Ответ, как представляется, не лежит на поверхности. Ведь, с одной стороны, должник реализует свое субъективное право, однако, с другой, — ст. 446 ГПК РФ направлена на защиту интересов не только самого должника, но и членов его семьи. Судебный пристав-исполнитель в рамках исполнительного производства не наделен полномочиями, которые позволили бы ему исследовать вопрос о том, нарушаются ли подобным решением должника интересы членов его семьи или же нет. При таких условиях, полагаем, приоритет должен принадлежать императивным требованиям гражданского процессуального законодательства и соответственно в этой части мнение должника учитываться не будет. Кроме того, данный вывод согласуется и с правилом о том, что окончательно очередность обращения взыскания на имущество должника определяется судебным приставом-исполнителем.

Кроме того ряд законодательных актов содержит в себе запрет на обращение взыскания на отдельные виды имущества.

В соответствии с ч. 4 ст. 10 Федерального закона от 28 ноября 2011 г. № 335-ФЗ «Об инвестиционном товариществе» взыскание по собственным долгам уполномоченного управляющего товарища не может быть обращено на денежные средства иных участников договора инвестиционного товарищества, находящиеся на счете инвестиционного товарищества. В случае признания уполномоченного управляющего товарища несостоятельным (банкротом) общее имущество других участников договора инвестиционного товарищества в конкурсную массу не включается.

Часть 10 ст. 30 Федерального закона от 27 июня 2011 г. № 161-ФЗ «О национальной платежной системе» не позволяет обращать взыскание по обязательствам оператора платежной системы, центрального платежного клирингового контрагента или участника платежной системы на денежные средства, находящиеся на счете гарантийного фонда платежной системы. Также в соответствии с ч. 9 указанной статьи по долгам оператора платежной системы, центрального платежного клирингового контрагента, участника платежной системы не может быть наложен арест на денежные средства, находящиеся на счете гарантийного фонда платежной системы, а также не могут быть приостановлены операции по указанному счету.

Ограничения по обращению взыскания на имущество устанавливаются и Федеральным законом от 7 февраля 2011 г. № 7-ФЗ «О клиринге и клиринговой деятельности». Так, ч. 2 ст. 18 указанного Закона гласит, что обращение взыскания на имущество участника клиринга или иного лица, находящееся на торговом и (или) клиринговом счетах, а также приостановление операций по торговому или клиринговому счету не допускаются в отношении имущества, которое необходимо для исполнения (прекращения) обязательств, допущенных к клирингу, надень, когда клиринговая организация получила в порядке, установленном ч. 3 ст. 18 Закона, копию документа, являющегося основанием для указанного обращения взыскания или приостановления операций. Такое обращение взыскания или приостановление операций может быть осуществлено в отношении имущества должника, оставшегося после исполнения (прекращения) обязательств участника клиринга по итогам клиринга, вдень, когда клиринговая организация получила указанные документы.

Также не допускается обращение взыскания на неделимый фонд кредитного кооператива по долгам члена кредитного кооператива (пайщика), а обращение взыскания но долгам члена кредитного кооператива (пайщика) на паенакопление (пай) этого члена допускается только при недостатке иного его имущества для покрытия таких долгов в порядке и сроки, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации.

В соответствии с Федеральным законом от 13 мая 2008 г. № 68-ФЗ «О центрах исторического наследия Президентов Российской Федерации, прекративших исполнение своих полномочий» взыскание по долгам центра не может быть обращено на музейную коллекцию центра, библиотеку центра, архивный фонд Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, и другие архивные документы.

Согласно Федеральному закону от 1 декабря 2007 г. № 317-ФЗ «О государственной корпорации по атомной энергии «Росатом»» Правительством утвержден перечень конкретного недвижимого имущества, на которое не может быть обращено взыскание.

Isfic.Info 2006-2019