Уголовное право зарубежных стран

Имущественные преступные деяния в уголовном праве ФРГ


При рассмотрении разделов Особенной части УК ФРГ, содержащих составы имущественных преступных деяний, необходимо иметь в виду, что структура данных разделов иная, чем, например, УК РФ, объединившего преступления против собственности в одну главу. Доктрина германского уголовного права и законодатель ФРГ разделяют данную категорию преступных деяний на две группы: 1) преступные деяния против собственности и отдельных имущественных благ (ценностей) и 2) имущественные преступные деяния, направленные против имущества лица в целом. Под имущественными преступными деяниями понимаются такие преступные деяния, которые направлены против имущества или отдельных имущественных ценностей другою лица.

Существование двух групп преступных деяний данного вида было учтено при составлении разделов Особенной части УК, описывающих имущественные преступные деяния. Однако следует иметь в виду, что данные разделы были выделены по внешним признакам и не отличаются системностью. Поэтому разд. XIX посвящен прежде всего наиболее часто встречающимся на практике посягательствам на собственность — краже и присвоению имущества. В разд. XX (§ 249-256) объединены посягательства на собственность и имущество по виду посягательства (насилие и угроза его применения). В разд. XXI (§ 257-262) включены преступные деяния, которые, с одной стороны, посягают на собственность или имущество, а с другой — затрагивают государственные интересы и являются своеобразным видом присоединяющейся преступной деятельности. В разд. XXII (§ 263-266) содержатся исключительно имущественные преступные деяния, в раза. XXVII (§ 303-305) — преступные деяния против собственности (повреждение имущества). В разд. XV (§ 284-297) собраны как имущественные преступные деяния, так и деликты против различных абсолютных прав.

Следует отметить, что систематизация имущественных преступных деяний ориентирована прежде всего на охраняемое правовое благо. Однако в ряде случаев критерием систематизации может являться и вид посягательства.

Например, по виду охраняемых правовых благ преступные деяния первоначально делятся на две группы: 1) деликты против абсолютных прав и 2) деликты против имущества как такового в целом. В первую группу входят деликты против собственности, к которым относятся так называемые деликты присвоения, например: кража, присвоение имущества и разбой, обособленная группа самовольного использования (т.е. без разрешения владельца) чужой вещи (незаконное использование транспортного средства (§ 248b) и незаконное использование заложенных вещей (§ 290)), а также деликты, связанные с повреждением имущества (§ 303-305, § 308, абз. I).

Таким образом, говоря о преступных деяниях против собственности, мы прежде всего имеем в виду уголовно-правовую защиту состояния лица с формальной точки зрения, т.е. его прав как собственника.

Следует отметить, что деликты присвоения были существенно изменены Шестым Законом о реформе уголовного права от 26 января 1998 г. Данные новации имеют как теоретическую, так и практическую направленность. Прежде всего они коснулись § 242, 246, 248с, 249, 252. Было реформировано понятие «присвоение», являющееся обязательным признаком этих составов, и введено понятие «присвоение в пользу третьего лица» (соответственно понятие «намерение присвоить в пользу третьего лица»). Рассматриваемым Законом были изменены некоторые признаки квалифицированных составов в § 244, 250, 251.

Помимо собственности УК защищает и иные абсолютные права. К ним относится, например, уголовно-правовая защита права на завладение имуществом (права на приобретение имущества в собственность), охраняемого от браконьерства и незаконного лова рыбы (§ 292-293). Эти нормы никак не систематизированы.

Имущественные деликты характеризуются прежде всего тем, что они направлены против имущества как такового в целом. Хотя любое имущественное преступное деяние посягает на определенные права потерпевшего лица, обязательным признаком подобного состава является то, что в результате деяния уменьшается общая стоимость имущества потерпевшего лица. Имущественные деликты могут быть направлены не только против абсолютных прав, таких как собственность, право на охоту, залоговое право, но и против иных субъективных прав, например, против прав требования или против прав, связанных с приобретением.

УК делит имущественные преступные деяния не по виду составных частей имущества, на которое они посягают, а по виду посягательства. Законодатель ФРГ выделяет такие составы преступных деяний, как причинение ущерба имуществу путем обмана (мошенничество) или путем принуждения (вымогательство, в том числе отягощенное насилием), а также посредством нарушения специальных прав (преступное злоупотребление доверием) и путем использования стесненного положения лица, его неведения и т.п. (ростовщичество).

В разд. XIX Особенной части УК вошли составы кражи и присвоения имущества. Поэтому он носит одноименное название. Оба указанных состава относятся к так называемым деликтам присвоения. Предметом данных преступных посягательств являются чужие движимые вещи. По уголовному праву ФРГ основное отличие этих составов друг от друга заключается в следующем: при краже субъект преступления всегда изымает вещь с целью обращения ее в свою собственность или собственность третьих лиц. При присвоении элемент изъятия отсутствует, так как лицо использует соответствующие полномочия по владению или хранению вещи, переданные ему собственником вещи. С систематической точки зрения преступные деяния, входящие в данный раздел, можно разделить на следующие группы: 1) кража; 2) присвоение имущества (§ 246); 3) незаконное использование транспортного средства (§ 248b) и 4) хищение электрической энергии (§ 248с).

К первой группе относятся кража, образующая основной состав (§ 242), особо тяжкий случай кражи, являющийся не квалифицированным составом, а нормой определения размера наказания (абз. 1 § 243). Квалифицированный и особо квалифицированный составы образуют кражи, предусмотренные § 244, 244а. В эту же группу преступных деяний входит состав кражи из семьи (§ 247). Кража и присвоение вещей, имеющих малозначительную стоимость (§ 248а), являются соответственно их привилегированными составами.

Рассмотрим основной состав кражи. На основании абз. 1 § 242 кражу совершает тот, «кто завладевает чужой движимой вещью с намерением незаконно ее присвоить себе или передать третьему лицу». Шестым Законом о реформе уголовного права от 26 января 1998 г. была принята новая редакция данной нормы, дополненная признаком «передать в пользу третьего лица». Это было сделано по примеру проекта УК 1962 г., в котором предлаголось квалифицировать как кражу действия, связанные с завладением чужой движимой вещью с намерением как незаконно присвоить ее себе, так и передать в пользу третьего лица. До принятия новой редакции данной нормы судебная практика часто сталкивалась со случаями, когда как кражу нельзя было квалифицировать действия субъекта преступного деяния, если он совершал их без намерения присвоить предмет кражи себе.

Например, официант завладевает деньгами посетителя ресторана и отдает их владельцу этого заведения для того, чтобы хозяин был уверен в его добросовестности как наемного работника.

Сейчас же подобные случаи, даже совершенные из альтруистических побуждений, квалифицируются как кража. Возвращаясь к рассмотрению признаков кражи, отметим, что по смыслу данной нормы под «вещью» понимаются только физические предметы, имеющие материальную стоимость. «Движимыми» по смыслу УК являются такие вещи, которые могут быть любым образом перемещены. «Чужой» признается вещь, являющаяся собственностью другого лица. Состав кражи считается оконченным с момента изъятия лицом чужой движимой вещи с намерением незаконно присвоить ее себе или передать в пользу третьего лица. Наказанием за кражу является лишение свободы на срок до пяти лет или денежный штраф.

Шестым Законом о реформе уголовного права были изменены и иные составы разд. XIX Особенной части УК. Так, например, в связи с возросшим числом квартирных краж признак «кража, связанная с проникновением в квартиру» был изъят из § 243, и в настоящее время он рассматривается в качестве признака квалифицированной кражи (№ 3 абз. 1 § 244) наряду с такими ее признаками, как совершение кражи с использованием оружия или совершение кражи бандой. При этом под «бандой» в теории германского уголовного права понимается соответствующая договоренность двух или более лиц, выраженная в любой форме, о совершении нескольких самостоятельных или связанных между собой преступных деяний, — конкретно сколько и каких, может быть и не определено. Главным для квалификации действий виновных по данной норме является то, что указанная договоренность касалась совершения разбоев или краж. Причем связь соучастников должна быть постоянной и устойчивой. Это же понятие банды применяется и при квалификации деяния как разбоя, совершенного бандой.

Специфическим привилегированным составом кражи является кража из семьи, т.е. у своего родственника, опекуна, попечителя либо у лица, с которым виновный проживает под одной крышей. Данное деяние преследуется только по жалобе потерпевшего.

На основании абз. 1 § 246 (новая редакция которого была принята Шестым Законом о реформе уголовного права) под присвоением имущества понимается незаконное присвоение чужой движимой вещи себе или ее передача в пользу третьего лица. Эта вещь должна быть передана виновному во владение или на хранение либо доверена ему. Предметом данного преступного посягательства, как и кражи, является чужая движимая вещь. Что же касается понятия «передана во владение или на хранение», то в германском уголовном праве оно определяется по-разному. Под ним может пониматься как непосредственное обладание вещью, так и случай, когда эта вещь на законных основаниях хранится у виновного лица. Понятие «если вещь была доверена виновному» охватывает ситуацию, когда вещь передается субъекту данного преступного деяния собственником или третьим лицом с тем условием, чтобы он использовал ее по специальному назначению или возвратил через определенное время. Таким образом, в момент осуществления состава присвоения вещь должна находиться на законных основаниях у виновного лица. Только при наличии указанных предпосылок действия виновного могут квалифицироваться по норме § 246. Предусмотренное наказание — лишение свободы на срок до трех лет или денежный штраф.

Составы разбоя и вымогательства объединены в разд. XX Особенной части УК, который носит одноименное название. Он содержит шесть составов: разбой (§ 249), являющийся основным составом; квалифицированные составы разбоя — разбой при отягчающих обстоятельствах (§ 250) и разбой, повлекший за собой смерть потерпевшего (§ 251); кража, отягощенная насилием (§ 252); вымогательство (§ 253), являющееся основным составом; квалифицированный состав вымогательства — вымогательство, отягощенное насилием (§ 255). Некоторые из этих норм были редакционно изменены Шестым Законом о реформе уголовного права (например, разбой, разбой, повлекший за собой смерть потерпевшего).

Как уже отмечалось, этот раздел является одним из исключений в системе Особенной части УК, которая преимущественно строится по признаку специфики правоохраняемого блага. В данном же случае составы преступных деяний выделяются в самостоятельный раздел из совокупности иных преступных деяний против собственности и имущества, предусмотренных Особенной частью УК по признаку вида посягательства — насилие или угроза его применения. При этом в § 249, 252 перечислены посягательства на собственность, а в § 253, 255 — посягательства на имущество.

По германской уголовно-правовой доктрине состав разбоя (абз. 1 § 249) определяется следующим образом: «Тот, кто с применением насилия против лица или с применением реальной угрозы для жизни и здоровья лица завладевает чужой движимой вещью с намерением противоправно ее присвоить себе или передать в пользу третьему лицу, наказывается лишением свободы на срок не менее одного года». Из диспозиции данного параграфа следует, что разбой является самостоятельным видом преступного посягательства, объединяющим в себе признаки кражи (о которых говорилось ранее) и признаки квалифицированного принуждения (§ 240 — применение против лица насилия или применение реальной угрозы для жизни и здоровья лица). Субъект разбоя принуждает жертву претерпевать изъятие вещи. Насилие или угроза его применения являются средством, позволяющим облегчить изъятие вещи и предотвратить или преодолеть сопротивление потерпевшего. Таким образом, разбой — это изъятие чужой движимой вещи с применением насилия или угрозы его применения с целью завладения указанной вещью. Потому разбой одновременно является посягательством и на собственность посредством указанных в § 249 действий, и на личность, в отношении которой применяется принуждение. В связи с этим охраняемыми данной нормой правовыми благами являются отношения собственности, связанные с обладанием вещью, и личная свобода. Доктриной германского уголовного права разбой отнесен к деликтам против собственности.

В отличие от российского уголовного права, по которому разбой признается оконченным с момента нападения, по УК ФРГ разбой считается оконченным не с момента нападения, а с момента изъятия чужой движимой вещи с намерением противоправно ее присвоить себе или передать в пользу третьего лица.

Параграф 250 устанавливает уголовную ответственность за раз- бой при отягчающих обстоятельствах, который, как уже отмечалось, был изменен Шестым Законом о реформе уголовного права. Раньше для квалификации действий виновных по № 1 было необходимо, чтобы исполнитель или другой соучастник разбоя имели при себе огнестрельное оружие, а по № 2 — чтобы исполнитель или другой соучастник разбоя имели при себе оружие или иное орудие или средство, позволяющее предупредить сопротивление другого лица или преодолеть его с применением насилия или угрозы его применения (и в первом, и во втором случаях; в дальнейшем — так называемый умысел на преодоление сопротивления). Теперь УК предусматривает, что для квалификации действий виновного по абз. 1 § 250 достаточно того, чтобы по пп. b п. 1 исполнитель или другой соучастник разбоя только имели при себе оружие или иное опасное орудие, т.е. умысла на преодоление сопротивления уже не требуется. Подпункт b п. 2 новой редакции, так же как и старой, предусматривает, что исполнитель или другой соучастник разбоя должны иметь при себе оружие или иное орудие или средство с умыслом на преодоление сопротивления. Эта же норма предусматривает и иные признаки квалифицированного разбоя (например, разбой, связанный с опасностью причинения тяжкого вреда здоровью, и разбой, связанный с опасностью причинения смерти, истязание лица физически при совершении разбоя и применение исполнителем или другим соучастником разбоя оружия или другого опасного орудия).

Параграф 251 предусматривает состав разбоя, повлекшего за собой смерть потерпевшего. Для квалификации действий виновного по данной норме смерть необязательно должна быть причинена потерпевшему или иному лицу в момент применения насилия во время совершения разбоя, достаточно того, чтобы между смертью указанных лиц и насилием существовала причинно-следственная связь и чтобы смерть наступила до окончания разбоя, о чем говорилось ранее. Причем смерть потерпевшему должна быть по меньшей мере причинена легкомысленно. Понятие «по меньшей мере» было введено в данную норму, как и в § 176b, 178, 306с, Шестым Законом о реформе уголовного права. Это было вызвано прежде всего определенными трудностями, возникавшими в судебной практике, которые были связаны с квалификацией действий виновного по данной норме и с решением вопроса, возможна ли в данном случае умышленная форма вины. Большой сенат по уголовным делам положительно решил данный вопрос, что вполне обоснованно. Новая редакция данной нормы допускает как умышленную, так и неосторожную форму вины (легкомыслия) по отношению к смерти потерпевшего. Наказанием за это преступное деяние является пожизненное лишение свободы или лишение свободы на срок не менее 10 лет.

Что же касается кражи, отягощенной насилием (§ 252), то, по мнению германских правоведов, эта норма не является квалифицированным видом кражи, а представляет собой специальный деликт, сходный по своей опасности с разбоем. По мнению некоторых представителей германской уголовно-правовой доктрины, кража, отягощенная насилием, является самостоятельным, похожим на разбой составом (так называемый сходный с разбоем специальный деликт). Основное отличие разбоя (§ 249) от кражи, отягощенной насилием, состоит в разных целях использования насилия или реальной угрозы для жизни и здоровья потерпевшего: в первом случае они применяются для изъятия чужой движимой вещи с намерением противоправно ее присвоить, во втором — с целью удержать в своем обладании краденую вещь. Это законодательно закреплено в § 252: «Если лицо, совершившее кражу, застают на месте преступления и оно применяет против другого лица насилие или реально угрожает его жизни и здоровью с целью удержать в своем обладании краденые вещи, оно наказывается как за разбой». По смыслу данной нормы кража должна быть окончена.

В рассматриваемом разделе также предусмотрены два состава, связанные с вымогательством, — § 253 и 255. Оба эти деликта являются имущественными преступными деяниями. Охраняемое данными нормами правовое благо — имущество лица как таковое в целом. Для квалификации действий виновного по § 253 является достаточным использование им любого средства принуждения, § 255 предусматривает только квалифицированные средства принуждения, характерные для разбоя.

В абз. 1 § 253 сказано: «Тот, кто с применением насилия или с угрозой причинения значительного вреда противоправно принуждает лицо к совершению какого-либо действия, претерпеванию каких-либо неудобств или к бездействию и тем самым причиняет вред имуществу потерпевшего или другого лица для незаконного обогащения себя или третьего лица, наказывается лишением свободы на срок до пяти лет или денежным штрафом». По германскому уголовному праву для оконченного состава вымогательства является достаточным, чтобы в результате принуждения был причинен вред имуществу потерпевшего или другого лица.

Вымогательство, отягощенное насилием (§ 255), не является квалифицированным составом вымогательства, а представляет собой специальный деликт (как и кража, отягощенная насилием — § 252), сходный по своей опасности с разбоем. Это также объясняется тем, что по смыслу § 255 «вымогательство совершается с применением насилия или применением угрозы реальной опасности для жизни или здоровья потерпевшего».

В этом же разделе расположен § 261, устанавливающий уголовную ответственность за отмывание денег и укрывательство незаконно полученных имущественных выгод. Рассматриваемая норма характеризуется обширной описательной диспозицией. Основной состав сформулирован следующим образом: «Кто утаивает или прячет предмет, который получен в результате совершения указанного в предложении 2 противоправного деяния, либо скрывает его происхождение или препятствует установлению происхождения этого предмета, его местонахождения, конфискации имущества или сохранению изъятых предметов, наказывается лишением свободы на срок от трех месяцев до пяти лет».

Противоправными деяниями по смыслу предложения 1 являются:

1) преступления;

2) проступки, предусмотренные:

а) абз. 1 § 332, также в связи с абз. 3, и § 334;

б) абз. 1 § 29, предложение 1 Закона о наркотических веществах;

3) проступки, предусмотренные § 373, и, если исполнитель действует в виде промысла, предусмотренные § 374 Налогового кодекса, в ряде случаев также в связи с абз. 1 § 12 Закона о проведении совместной рыночной деятельности и прямых платежей;

4) проступки, предусмотренные:

а) § 152а, 181а, абз. 1 и 2 § 232, абз. 1 и 2 § 233, § 233а, 242, 246, 253, 259, 263-264, 266, 267, 269, 284, абз. 1,2 и 4 § 326, а также абз. 1, 2 и 4 § 328;

б) § 96 Закона о пребывании в Германии и § 84 Закона о беженцах, если они совершаются в виде промысла или членом банды, которая организовалась для постоянного совершения таких деяний;

5) проступки, предусмотренные § 129 и абз. 3 и 5 § 129а, в том числе в связи с абз. 1 § 129b, а также проступки, совершенные членом преступного или террористического объединения (§ 129, 129а, в том числе в связи с абз. 1 § 129b).

В особо тяжких случаях наказанием является лишение свободы на срок от шести месяцев до 10 лет. Особо тяжкий случай, как правило, имеет место, если исполнитель действует в виде промысла или является членом банды, которая организовалась для постоянного совершения отмывания денег.

Составы мошенничества и преступного злоупотребления доверием объединены в разд. XXII Особенной части УК. В него включены исключительно имущественные преступные деяния: мошенничество (§ 263); компьютерное мошенничество (§ 263а); получение субсидии путем мошенничества (§ 264); мошенничество при капиталовложении (§ 264а); злоупотребление страхованием (§ 265); получение выгоды путем обмана (§ 265а); мошенничество, связанное с получением кредита (§ 265B); преступное злоупотребление доверием (§ 266); утаивание и растрата заработной платы (§ 266а); злоупотребление с чеками и кредитными картами (§ 266B).

Для примера рассмотрим основной состав мошенничества. На основании абз. 1 § 263 «тот, кто, действуя с намерением получить для себя или третьего лица имущественную выгоду, причиняет вред имуществу другого лица, сообщая неправильные факты или искажая либо скрывая подлинные факты, и вводит в заблуждение или поддерживает заблуждение потерпевшего, наказывается лишением свободы на срок до пяти лет или денежным штрафом». Охраняемым этими нормами правовым благом является имущество потерпевшего в своей целостности. Оно понимается как совокупность всех экономических благ лица. Форма сообщения неправильных фактов или искажения либо сокрытия подлинных может быть любой (например, ложные словесные заявления виновного лица либо действия — подмена ценников на товаре в магазине и т.п.). Под «неправильными фактами» понимаются любые факты, не соответствующие объективной действительности. Под «искажением подлинных фактов» понимается как их изменение по существу, полностью, так и добавление какой-либо информации, изменяющей суть данного факта частично, либо умалчивание о его отдельных существенных характеристиках. Введение в заблуждение может быть выражено как в форме действия, так и в форме бездействия. Между указанными преступными действиями и имущественным ущербом потерпевшего лица должна существовать причинно-следственная связь. Умыслом виновного должны охватываться все признаки данного состава.

В УК отсутствует специальный раздел о преступных деяниях в сфере компьютерной информации. Представляется интересным рассмотреть и состав компьютерного мошенничества, который включен в разд. XXII Особенной части и примыкает к составу мошенничества. § 263а законодательно устанавливает новую форму специфических манипуляций, направленных на причинение вреда чужому имуществу. При этом человек вводится в заблуждение только посредством использования компьютерной техники.

На основании § 263а «тот, кто умышленно или с намерением создать для себя или третьего лица противоправную имущественную выгоду наносит ущерб другому лицу тем, что влияет на результат обработки данных, создавая неправильные программы, используя неправильные или неполные данные, неправомочно используя данные или иным образом неправомерно воздействуя на указанный процесс, наказывается лишением свободы на срок до пяти лет или денежным штрафом». Покушение является наказуемым. В абз. 3 рассматриваемой нормы устанавливается: «Кто осуществляет приготовление к деянию, предусмотренному абз. 1, посредством производства компьютерных программ с целью совершения такого деяния, приобретает их для себя или третьего лица, предлагает их, хранит или передает третьим лицам, тот наказывается лишением свободы на срок до трех лет или денежным штрафом».

Надо отметить, что в Особенной части УК не дано определения понятия «обработка данных». Его разъяснение — задача правоприменительной практики и науки. Правоведы Германии по этому вопросу единодушны в том, что данные представляют собой кодированную информацию. К «обработке данных» относятся все технические процессы, которые посредством восприятия данных, их записи и использования во взаимодействии друг с другом в программе приводят к определенному результату в работе. Под понятием «влияет» по смыслу § 263а понимается такое воздействие на процесс обработки данных, в результате которого лицо, совершая указанные в законе действия, получает доступ к процессу компьютерной обработки данных, контролирует его и уничтожает данные, которые содержат предписания по распоряжению имуществом.

Непосредственным результатом такого воздействия должно стать нанесение ущерба чужому имуществу. Сознанием лица, совершающего преступное деяние, должно охватываться получение имущественной выгоды для себя или третьего лица в результате манипуляций в процессе компьютерной обработки данных и неправомерного воздействия на него.

Диспозиция § 263а предусматривает пять различных условий компьютерного мошенничества, основными из которых являются неправильное создание программ и использование неправильных и неполных данных. Под «неправильным» по смыслу данной правовой нормы понимается создание такой программы, когда лежащая в ее основе задача не может быть решена.

В УК, как уже отмечалось, предусмотрены и иные виды преступных посягательств, связанных с мошенничеством.

Состав преступного злоупотребления доверием (§ 266) предусматривает уголовную ответственность за: «1) злоупотребление предоставленными виновному по закону, властному предписанию или по сделке правами распоряжаться чужим имуществом или возлагать на другое лицо обязанности совершать такие действия или 2) нарушение обязанности по соблюдению чужих имущественных интересов, возложенных на него законом, властным предписанием, по сделке или в силу доверительных отношений, если этими действиями причиняется ущерб лицу, чьи имущественные интересы виновный должен защищать». Норма содержит две разновидности состава злоупотребления доверием. Охраняемым данной нормой правовым благом является имущество лица, чьим доверием виновный злоупотребляет. Предусмотренное наказание — лишение свободы на срок до пяти лет или денежный штраф.

Isfic.Info 2006-2017