Уголовное право зарубежных стран

Преступные деяния против жизни в УК ФРГ


Первым элементом системы преступных деяний против личности являются преступные деяния против жизни (разд. XVI Особенной части УК). По мнению германских правоведов, именно с этих составов преступных деяний в будущем должна начинаться Особенная часть УК. Но пока эта точка зрения не получила своего законодательного подкрепления.

Нормы данного раздела были частично изменены Шестым Законом о реформе уголовного права от 26 января 1998 г. В настоящее время составы преступлений, посягающих на жизнь, можно разделить на следующие группы: 1) убийство; 2) оставление в опасности; 3) прерывание беременности.

В группу убийств входят умышленное и неосторожное убийства. Охраняемым данными нормами правовым благом (Rechtsgut) является человеческая жизнь. В абз. 1 § 212 (Totschlag) сформулирован основной состав умышленного убийства: «Тот, кто убивает другого человека при обстоятельствах, когда отсутствуют признаки тяжкого убийства, наказывается лишением свободы на срок не менее трех лет». В германской уголовно-правовой доктрине убийство понимается традиционно: причинение смерти другому человеку, но субъективная сторона убийства, в отличие, к примеру, от ч. 1 ст. 105 УК РФ, характеризуется как умыслом, так и неосторожностью. Смерть может быть причинена любым способом. Германская судебная практика вполне обоснованно признает убийством лишение жизни как здорового человека, так и смертельно больного. С объективной стороны убийство может быть совершено посредством как действия, так и бездействия. Очевидно, что по германскому праву самоубийство не является наказуемым.

В абз. 2 § 212 установлена уголовная ответственность за особо тяжкий случай убийства (besonders schwerer Fall des Totschlags). Он не является разновидностью тяжкого убийства (Mord). При совершении особо тяжкого случая убийства отсутствуют признаки тяжкого убийства (§ 211). Данная норма определяет размер наказания (Strafzatnessungregel), в данном случае — более тяжкого, чем предусмотренное за совершение простого убийства (абз. 1). В связи с этим, оценивая тяжесть вины лица, суд устанавливает, что она тяжелее, чем при совершении простого убийства (абз. I § 212). Речь идет прежде всего о таких случаях, когда деяние только по формальным признакам типизации убийств не подпадает под § 211. К примеру, в ряде случаев по абз. 2 § 212 может быть квалифицировано убийство из ревности.

Какими же признаками должно обладать тяжкое убийство (Mord)? Состав тяжкого убийства предусмотрен в § 211 и является квалифицированным. Деление составов на убийство (Totshlag) и тяжкое убийство (Mord) является традиционным для германского уголовного права: оно существовало еще в УК 1871 г. Первоначально эти составы отличались только специфической формулировкой «умысел совершенного убийства», которая являлась критерием для их разграничения. Данная формулировка была ориентирована не на юридические, а на сугубо психологические признаки, которые подчас было трудно установить. Эта неопределенность была частично устранена Законом от 4 сентября 1941 г.

Признаки тяжкого убийства в доктрине германского уголовного права делятся на три группы. Признаки первой и третьей групп характеризуют субъективную сторону преступления (психическое отношение субъекта преступления к совершаемому деянию, его «особо предосудительные» мотивы и цели), а признаки второй группы являются объективными и характеризуют способ и средства совершения преступления. К ним относятся:

  1. убийство из садистских побуждений, для удовлетворения полового влечения; из корыстных побуждений или руководствуясь иными низменными побуждениями;
  2. убийство, совершенное коварным, жестоким способом или общеопасными средствами;
  3. для того чтобы скрыть другое преступное деяние или облегчить его совершение.

Под убийством из садистских побуждений германская уголовноправовая доктрина и судебная практика понимают такое лишение жизни другого человека, которое совершается с целью посмотреть, как умирает другой человек, в том числе на его физические и моральные мучения, связанные с лишением его жизни. Часто виновный рассматривает свои действия, направленные на лишение им другого человека жизни, как специфический психический стимул или совершает их просто так, «ради спортивного интереса». Так, Палата по уголовным делам Верховного федерального суда Германии признает наличие у виновного садистских мотивов в том случае, если при совершении убийства он «просто хотел посмотреть на то, как другой человек мучается, когда умирает». Таким образом, мотив является обязательным признаком данного преступления. Если же мотив нельзя установить, действия виновного не могут быть квалифицированы как убийство из садистских побуждений.

Анализ германской судебной практики по делам об убийстве позволяет сделать вывод о том, что убийство для удовлетворения полового влечения, как правило, совершается лицом, страдающим такими формами полового извращения, при которых оно хочет получить половое удовлетворение посредством причинения другому человеку смерти либо посредством совокупления с трупом потерпевшего. Данный признак состава убийства имеет место также и в том случае, когда виновный совершает сексуальное преступление, применяя насилие, и при этом предвидит возможность наступления смерти потерпевшего. В качестве примера убийства, совершенного для удовлетворения полового влечения, можно привести такой случай из германской судебной практики: А. напал на любовников и убил мужчину для того, чтобы совершить насильственный половой акт с женщиной.

Корыстные побуждения применительно к данному составу преступления трактуются традиционно: как убийство из корыстных побуждений следует квалифицировать убийство, совершенное с целью получения материальной выгоды для виновного или третьих лиц или освобождения от материальных затрат. Понятие низменных побуждений является оценочной категорией и трактуется германской судебной практикой достаточно широко. Низменные мотивы характеризуются не только своей уп речи остью, но и особой безнравственностью. Решающей при этом является оценка мотивации поведения человека. Побуждения признаются низменными, когда они сопряжены с явным неуважением к обществу и признанным всеми нормам морали, вследствие чего обесценивается сама человеческая жизнь, а во главу угла ставится достижение любыми средствами интересов деградировавшей, безнравственной личности. Низменность побуждений определяется исходя из всех обстоятельств дела. Примером низменных побуждений может служить мотив мести.

Среди признаков второй группы наибольший интерес представляет первый признак — коварный способ. Он характеризует убийства с использованием беспомощного состояния потерпевшего или его доверчивости. В частности, германская судебная практика признает существование особых доверительных отношений между близкими людьми, супругами, родственниками.

Убийство, совершенное жестоким способом и с использованием общеопасных средств, трактуется германской судебной практикой традиционно. Убийство, совершенное жестоким способом (по терминологии, используемой в российском УК, — убийство с особой жестокостью), имеет место, если виновный осознает, что причиняет своей жертве особые физические или душевные страдания или мучения (к примеру, применяет пытки, оставляет без воды или пищи). При этом германская судебная практика связывает понятие особой жестокости как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами дела, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости. Убийство, совершенное с использованием общеопасных средств, характеризуется таким способом умышленного причинения смерти, который заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но и хотя бы еще одного лица (к примеру, взрыв, поджог и др.).

Третья группа признаков (убийство для того, чтобы скрыть другое преступное деяние или облегчить его совершение) трактуется германской судебной практикой традиционно и не обладает какой- либо спецификой.

Если совершено умышленное убийство и отсутствуют перечисленные выше признаки, то виновный несет уголовную ответственность по § 212 УК.

За особо тяжкий случай убийства (абз. 2 § 212) и за тяжкое убийство (§211) предусмотрено наказание в виде пожизненного лишения свободы.

В § 213 предусмотрена ответственность за менее тяжкий случай убийства. Он имеет место, если убийство совершается при отсутствии вины со стороны лица, совершившего убийство. Вина последнего отсутствует, например, при следующих условиях: перед совершением преступного деяния потерпевший тяжко оскорбил обвиняемого, привел его в ярость жестоким обращением с ним или его родственниками и убийство было совершено на том же месте. Рассматриваемая норма не является самостоятельным составом. Она служит критерием для определения размера наказания за простое убийство (§ 212), если при его совершении имеются указанные выше признаки.

Привилегированным составом убийства является убийство по просьбе потерпевшего (§ 216).

Убийство по просьбе потерпевшего совершает тот, кто, поддавшись категорическим, настойчивым просьбам потерпевшего лишить его жизни, убивает последнего. Потерпевший должен желать своей смерти, он должен четко и однозначно выразить это словами, жестами или мимикой. Если потерпевший высказал свою просьбу под воздействием принуждения, обмана, заблуждения или иных подобных обстоятельств, то § 216 не применяется. На практике действия виновного не квалифицируются по данной норме, если эта просьба исходила от малолетнего, душевнобольного или лица, находящегося в состоянии депрессии. Просьба потерпевшего должна быть адресована виновному и высказана непосредственно перед совершением убийства. Но определенный разрыв во времени допускается. Если рассматривать субъективное отношение виновного к совершаемому убийству, то просьба потерпевшего должна быть единственным побудительным мотивом такого преступного деяния. В противном случае речь может идти о квалификации действий виновного по § 212 или при наличии квалифицирующих признаков по § 211. За убийство по просьбе потерпевшего назначается более мягкое наказание, чем за простое убийство, — лишение свободы на срок от шести месяцев до пяти лет. Покушение на данное преступное деяние является наказуемым.

Существовавший ранее состав детоубийства (бывший § 217) был исключен из УК Шестым законом о реформе уголовного права. Данная норма предусматривала уголовную ответственность за убийство матерью своего новорожденного ребенка во время родов или сразу после них. Исключая данную норму из УК, германский законодатель прежде всего руководствовался незначительным числом случаев применения данной нормы в судебной практике (от одного до 10 случаев), а также тем, что специфическое психическое состояние матери может подлежать уголовно-правовой оценке на основании § 213 (менее тяжкий случай убийства).

Уголовная ответственность за неосторожное убийство предусмотрена в § 222 УК: «Тот, кто по неосторожности причиняет человеку смерть, наказывается лишением свободы на срок до пяти лет или денежным штрафом». На практике к уголовной ответственности по данной норме привлекаются лица, которые, по мнению суда, нарушают какие-либо обязанности. Например, обязанности, возложенные на виновного законом, службой либо вытекающие из предшествующих отношений между виновным и потерпевшим или их поведения. При этом необходимо установить, лежала ли на виновном в этой связи обязанность охранять человеческую жизнь.

Уголовно-правовая доктрина ФРГ к преступным деяниям против жизни относит и посягательства на еще не родившуюся жизнь (прерывание беременности). К ним относятся прерывание беременности (§ 218, основной состав); ненаказуемость прерывания беременности (§ 218a); прерывание беременности без медицинского заключения; неправильное медицинское заключение (§ 218b); нарушение врачом своих обязанностей при прерывании беременности (§ 218c); консультация беременных женщин в бедственной и конфликтной ситуациях (§ 219); агитация за прерывание беременности (§ 219a); сбыт средств для прерывания беременности (§ 219b). Как видно даже из названий параграфов, не все они являются составами преступных деяний, ряд из них всего лишь декларирует положения Основного закона ФРГ 1949 г. и Федерального закона об изменении Закона о конфликтной ситуации, связанной с беременностью, от 21 августа 1995 г. Последний внес существенные изменения в нормы об уголовно-правовой наказуемости прерывания беременности (в том числе ввел § 218c).

В разделе о преступных деяниях против жизни есть еще одна норма — оставление в опасности (§ 221).

Параграф 221 был введен в УК Германской империи еще в 1871 г. Он был существенным образом изменен Шестым Законом о реформе уголовного права от 26 января 1998 г. Раньше данное преступное посягательство могло быть совершено только в отношении лиц, которые сами по той или иной причине при определенных обстоятельствах не могут защитить свою жизнь от грозящей опасности. Например, лица, находящихся в беспомощном состоянии из-за своего малолетнего или преклонного возраста или из-за болезни (психической, физической), временной потери сознания (например, при беременности).

В новой редакции § 221 был существенно расширен круг лиц, считающихся потерпевшими. Теперь ими могут быть не только перечисленные категории лиц, но и любые здоровые взрослые люди, в конкретной ситуации оказавшиеся в беспомощном состоянии (например, не имеющий соответствующей подготовки турист, оставленный руководителем группы в труднопроходимом горном массиве).

Кроме того, был расширен круг преступных действий, предусмотренных данной нормой. Если раньше оставление в опасности было связано только с изменением места пребывания потерпевшего, то теперь этого не требуется. Для наступления состава, предусмотренного № 1 абз. 1, например, достаточно того, что потерпевшего, который, находясь в лесу (на пикнике), выпил большое количество алкоголя и из-за этого не мог самостоятельно найти дорогу домой, знакомые оставили в лесу. № 2 абз. 1 предусматривает ответственность за уклонение субъекта преступного деяния от обязанности оказывать помощь (например, медсестра, находящаяся в соседней с больным комнате, не оказывает ему необходимой помощи). Таким образом, новая редакция абз. 1 § 221 содержит два состава оставления в опасности: субъектом первого может быть любой, «кто поставляет в беспомощное состояние человека», субъектом второго — тот, кто «оставляет человека в беспомощном состоянии, хотя он находится под присмотром виновного, или тот, кто иным образом обязан оказывать ему помощь». Наказанием является лишение свободы на срок от трех месяцев до пяти лет (абз. 1) либо лишение свободы на срок от одного года до 10 лет (абз. 2).

Абзац 3 § 221 содержит специальный случай оставления в опасности, если в результате этого потерпевшему причиняется смерть. Поскольку данное преступление имеет повышенную общественную опасность, наказанием за него является лишение свободы на срок не менее трех лет.

Isfic.Info 2006-2017