Уголовное право зарубежных стран

Совместное участие в преступном деянии в УК ФРГ


Правовому регулированию этого института посвящена гл. 3 разд. II Общей части УК (§ 25-31). Правовое регулирование данного института существенным образом отличается от российского уголовного права. Особенностью УК является также и то, что в нем не содержится понятия соучастия. В доктрине германского уголовного права под соучастием понимается участие нескольких лиц различным образом в совершении умышленного преступного деяния.

Общая часть УК не содержит понятия такого вида соучастника, как организатор.

Таким образом, законодатель и правоприменительная практика выделяют две основные формы совместного участия в преступном деянии: 1) исполнительство и 2) подстрекательство и пособничество. Именно вторая из названных форм и является собственно соучастием.

Первой формой совместного участия в преступном деянии является исполнительство. Институт исполнительства определен в § 25 УК Германии. Анализ этой нормы позволяет выделить три формы исполнительства: единоличное исполнительство (Alleintaeterschaft, § 25, абз. 1, альтернатива 1), посредственное исполнительство (Mittelbare Taeterschaft, § 25, абз. 1, альтернатива 2) и соисполнительство (Mittaeterschaft, § 25, абз. 2). Из анализа § 25 УК вытекает, что исполнителем является тот, кто совершает преступное деяние сам или посредством другого, который является «средством» совершения преступного деяния. В германской уголовно-правовой доктрине исполнитель определяется следующим образом: исполнителем является тот, у кого при совершении умышленного преступного деяния воля направлена на то, чтобы совершить преступное деяние как свое собственное. Если у нескольких лиц эта воля объединена, то речь идет о соисполнительстве. § 25, абз. 1, альтернатива 1 создает законодательную основу для правовой оценки действий лиц, исполняющих один и тот же состав деяния параллельно друг с другом (Nebentaeterschaft). Такая ситуация встречается, когда несколько лиц, каждое из которых выполняет состав деяния, стремятся к достижению одного и того же преступного результата, однако все они действуют независимо друг от друга.

Например, А и Б одновременно стреляют в С для того, чтобы его убить. А и Б не знают о существовании друг друга. А и Б являются так называемыми параллельными исполнителями.

Соисполнительство определяется как совершение уголовно наказуемого деяния несколькими лицами сообща. В германской уголовно-правовой доктрине данный признак трактуется как сознательное и желаемое взаимодействие.

В неосторожных преступных деяниях исполнителем является каждый, кто осуществляет состав деяния, не осознавая и не желая его осуществления совместно.

Второй формой совместного соучастия в преступном деянии, собственно соучастием, являются подстрекательство (§ 26) и пособничество (§ 27). Основное отличие этой формы от исполнительства состоит в том, что подстрекатель и пособник, как правило, не имеют господствующего значения в совершении преступного деяния, а имеют лишь подчиненное, хотя и не равноценное значение. По образному общепринятому выражению германской уголовно-правовой доктрины и судебной практики «исполнительство держит в своих руках все преступное деяние». Роль подстрекательства и пособничества иная. Подстрекателем является тот, кто умышленно подстрекал другое лицо к умышленному преступному деянию, а пособником — тот, кто помогал другому в совершении умышленного преступного деяния. § 26 УК устанавливает, что подстрекатель наказывается так же, как и исполнитель. На основании § 27 УК наказуемость пособника также ставится в зависимость от наказуемости исполнителя. В этой связи можно говорить об акцессорности (зависимости) соучастия.

Под подстрекательством германская уголовно-правовая доктрина понимает умышленное возбуждение у другого лица решимости совершить преступное деяние. Германская судебная практика, как правило, исходит в данной ситуации из того, что подстрекатель должен сформировать у лица умысел на совершение преступного деяния. В определенной ситуации подстрекательством может быть признано также «укрепление» у лица решимости совершить преступное деяние, если умысел на его совершение сформировался еще не окончательно.

Таким образом, подстрекательство характеризуется наличием объективных и субъективных признаков. К первым относятся: а) по меньшей мере покушение на умышленное противоправное деяние или оконченное умышленное противоправное деяние; б) склонение к совершению деяния, возбуждение решимости его совершить. Субъективным признаком подстрекательства является двусторонний умысел на подстрекательство относительно умышленного противоправного оконченного деяния и относительно склонения к совершению деяния, возбуждения решимости его совершить.

Под пособничеством понимается оказание помощи в совершении деяния, причем в любой форме.

Основное отличие пособничества от исполнительства проводится прежде всего по объективным признакам: пособник не играет господствующей роли в совершении преступного деяния. Его «вклад» ограничивается только содействием в совершении последнего. УК устанавливает, что пособник наказывается более мягко, чем подстрекатель (§ 49, абз. 1).

Таким образом, пособничество, как и подстрекательство, характеризуется наличием объективных и субъективных признаков. К первым относятся: а) по меньшей мере покушение на умышленное противоправное деяние и оконченное умышленное противоправное деяние; б) оказание помощи в совершении деяния. Субъективным признаком пособничества является наличие двустороннего умысла на пособничество относительно умышленного противоправного оконченного деяния и относительно оказания помощи в совершении данного деяния.

Как уже отмечалось, в УК не предусмотрен такой вид соучастника, как организатор (используя терминологию, применяемую в российском уголовном праве). В ФРГ так называемые «организаторские» преступные действия получают иную уголовно-правовую оценку. В этом состоит специфика института соучастия в германском уголовном праве. В каждом конкретном случае так называемый «организатор» признается иным соучастником преступного деяния: исполнителем, подстрекателем и пособником. Чаще всего он является исполнителем (соисполнителем) преступного деяния, учитывая господствующее положение исполнительства в совершении преступного деяния, о чем говорилось выше. В Особенной части УК предусмотрена уголовная ответственность за создание преступных и террористических сообществ (§ 129, 129а).

Соучастие возможно только до окончания преступного деяния. После речь может идти только о различных видах укрывательства, которые являются самостоятельными составами преступлений и за которые предусмотрена уголовная ответственность в нормах разд. 21 Особенной части УК.

Что же касается наказуемости соучастников, то следует отметить следующее:

  1. каждый соучастник наказывается в соответствии со своей виной (§29 УК);
  2. если для наказуемости исполнителя необходимо наличие у него так называемых особых личных признаков (§ 14, абз. 1, т.е. обладание определенными в законе признаками специального субъекта) и такие признаки отсутствуют у других соучастников (подстрекателя или пособника), то суд обязан смягчить последним наказание;
  3. если имеет место так называемое покушение на соучастие у подстрекателя или пособника (§ 30 УК), то они наказываются по нормам о покушении на преступление; при этом суд смягчает им наказание; это же правовое предписание действует в отношении лиц, которые «выражают готовность совершить преступление, кто принимает предложение другого или кто договаривается с другим лицом совершить преступление или подстрекать к преступлению»;
  4. в ряде случаев может иметь место добровольный отказ от покушения на соучастие, который не влечет за собой уголовного наказания (§31 УК).
Isfic.Info 2006-2017