Уголовное право зарубежных стран

Стадии преступного деяния в уголовном праве ФРГ


Неоконченное преступное деяние. Приготовление. УК не содержит определения приготовления к преступному деянию. По германскому УК приготовление к преступлению только тогда наказывается, если это специально предусмотрено нормой Особенной части УК, что является своеобразным отступлением от принципа ненаказуемости приготовления, вытекающего из Общей части УК и содержащегося в ней со времен реформы 1975 г. Это ни в коем случае не означает либерализации германского законодательства, так как наказуемость приготовления осуществляется посредством объявления оконченными преступлениями создание обществ, подстрекательство к преступлениям. Таким путем осуществляется серьезное ужесточение уголовных репрессий. Во-первых, потому, что исключается применение института добровольного отказа, возможного при приготовлении, но недопустимого в оконченном преступлении. Во-вторых, оконченные преступления всегда наказываются строже, чем приготовления или покушения на преступления. Примерами норм Особенной части, которые устанавливают уголовную ответственность за приготовительные действия, могут стать приготовление к государственной измене (§ 83), приготовление к преступным действиям, которые заключаются в выведывании государственной тайны (§ 96, абз. 1), подготовка подделки денег или знаков оплаты (§ 149).

Покушение. Германская уголовно-правовая доктрина и судебная практика исходят из того, что покушение имеет место, если лицо по его представлению о деянии непосредственно начало выполнение состава закона умышленного преступления или проступка, но еще не окончило его.

В отличие от приготовления институт покушения детально регулируется в гл. 2 разд. II Общей части УК. § 22 дает определение понятия покушения: «Покушается на преступное деяние тот, кто по своему представлению о деянии непосредственно начинает осуществлять состав деяния». Таким образом, данная норма основывается преимущественно на субъективных представлениях лица об осуществлении преступного деяния. При этом является несущественным, может ли данное действие вообще привести к желаемому результату.

§ 23 устанавливает пределы наказуемости покушения: покушение на преступление наказуемо всегда, покушение на проступок — лишь в случаях, когда это предусмотрено законом, т.е. в конкретных составах, предусмотренных Особенной частью УК.

При такой законодательной конструкции институтов неоконченного преступного деяния на практике иногда возникают сложности по разграничению покушения и приготовительных действий. Представляется, что о переходе субъекта преступного деяния к стадии покушения можно говорить только в том случае, если осуществляется непосредственное воздействие на охраняемое правовое благо — объект преступного деяния или для него существует реальная угроза.

Например, если лицо покупает пистолет, имея намерение убить человека, то он совершает приготовительные действия к убийству.

По мнению германской уголовно-правовой доктрины, никакого вреда жизни человека эти действия не причиняют. Поэтому приготовительные действия, как правило, не являются уголовно наказуемыми, учитывая изложенные выше замечания.

По общему правилу покушение наказывается мягче, чем оконченное деяние (§ 23, абз. 2).

Для германской уголовно-правовой доктрины является безразличным, по какой причине не наступил преступный результат: предусмотренный составом закона и по общему правилу уголовно наказуемым является покушение с так называемыми негодными средствами и на негодный предмет. При этом решающим является то, что лицо осознавало возможность осуществления состава закона и действовало соответствующим образом. Лицо, как правило, не наказывается за покушение или наказание смягчается, если оно в силу очевидного непонимания не сознает, что покушение вообще не могло привести к окончанию деяния.

§ 24 УК предусматривает возможность добровольного отказа от покушения. В этом случае исполнитель не наказывается. УК выделяет различные виды добровольного отказа от покушения. Основным критерием их классификации является специфика самого покушения.

Во-первых, исполнитель не наказывается тогда, когда он добровольно прерывает еще не оконченное покушение, т.е. отказывается от дальнейшего выполнения деяния. Такая ситуация имеет место, если лицо еще не все сделало, что, по его представлению, могло бы привести к наступлению преступного результата.

К примеру, А обливает бензином дом Б для того, чтобы его сжечь. А зажигает спичку, но потом тушит ее и больше не предпринимает никаких действий, чтобы поджечь дом.

Покушение является оконченным, если исполнитель предпринял все, что, по его представлению, было необходимо для выполнения состава закона.

К примеру, браконьер поставил капкан, предназначенный для браконьерского лова зверя.

Добровольность отказа предполагает то, что исполнитель не хочет доводить до конца выполнение состава деяния, хотя, по его представлению, это являлось бы возможным.

Во-вторых, исполнитель не наказывается также тогда, когда он при оконченном покушении препятствует наступлению преступного результата. Причем эти действия должны быть совершены до обнаружения преступного деяния. Такая ситуация имеет место, если лицо выполнило все действия, которые, по его представлению, должны привести к наступлению преступного результата, после чего оно предпринимает активные действия по его предотвращению. При этом требуется добровольность действий виновного.

§ 24 содержит также предписание о ненаказуемости исполнителя тогда, когда деяние доводится до конца без его содействия, но у него имеются «добровольные и настойчивые усилия воспрепятствовать доведению этого деяния до конца».

Эта же норма устанавливает правила ненаказуемости добровольного отказа при покушении для других соучастников (соисполнителей, подстрекателей и пособников). Любой из них должен добровольно препятствовать доведению преступного деяния до конца. Если деяние все же осталось не доведенным до конца без содействия соучастника, то для добровольного отказа является достаточным добровольного и настойчивого усилия этого соучастника воспрепятствовать доведению преступного деяния до конца.

Оконченное преступное деяние. Спецификой германского уголовного права является также и то, что в нем выделяются две стадии оконченного преступного деяния: завершение (Vollendung) и фактическое окончание (Beendigung). Если выполнены все признаки состава закона, то деяние считается завершенным и при этом не является необходимым, чтобы оно было фактически оконченным. Завершение и фактическое окончание могут совпадать.

Например, А производит выстрел в Б для того, чтобы его убить. В результате этого наступает смерть Б. С наступлением смерти убийство считается завершенным и фактически оконченным.

Такое совпадение характерно не для всех составов. К примеру, в длящихся деликтах и в деликтах, состоящих из нескольких тождественных действий, фактическое окончание преступного деяния наступает значительно позже. Это относится, к примеру, к случаю, связанному с истязанием потерпевшего длительное время. Данное преступное деяние считается фактически оконченным с момента на несения последнего удара, хотя вред причинен здоровью уже в результате первого удара.

Следует иметь также в виду, что в ряде составов не требуется наступления преступных последствий вообще.

Isfic.Info 2006-2017