Уголовное право зарубежных стран

Понятие преступного деяния. Классификация преступных деяний в французском уголовном праве


В действующем УК, как и в двух предыдущих французских кодексах 1791 и 1810 гг., общее понятие преступного деяния отсутствует. Вместе с тем его отдельные признаки могут быть выведены из содержания норм Общей и Особенной частей УК. Так, в ст. 111-1 говорится о тяжести совершенного деяния — материальном критерии деления всех преступных деяний на категории. На виновность как признак преступного деяния указывает ст. 121-3 и др. О возрасте уголовной ответственности речь идет в ст. 122-8. Понятие невменяемости как обстоятельства, исключающего наступление уголовной ответственности, раскрывается в ст. 122-1.

Понятие и признаки преступного деяния традиционно исследуются в уголовно-правовой доктрине. Первоначально классическое уголовное право исходило из понимания преступления как юридической абстракции, не связанной с человеческой личностью. Впервые против такого подхода выступили позитивисты. Они считали необходимым учитывать социальный характер преступления. «Социологи», разработавшие комплекс мер по защите общества (социальной защите) от преступности, предложили вообще отказаться от понятия «преступление» и использовать такие категории, как «антисоциальность», «опасное состояние» и т.п.

Представители школы «новой социальной защиты», выступая против формального определения преступления, с одной стороны, и против введения новых категорий вместо понятия такового — с другой, не предложили, однако, какого-либо четкого собственного определения. По словам М. Анселя, одного из лидеров школы «новой социальной защиты», преступное деяние — это «отображение в социальном плане личности преступника», которое является поводом и разумным основанием для того, чтобы предстать перед уголовным судьей и конкретным выражением обязанности отдавать ему отчет в своих действиях1См.: Ансель М. Новая социальная зашита (гуманистическое движение в уголовной политике). М., 1970. С. 238..

Наиболее полным, на наш взгляд, является следующее определение преступного деяния: действие или бездействие, предусмотренное и наказуемое уголовным законом, вменяемое в вину его исполнителю и не оправданное осуществлением какого-либо права. Преступное деяние включает четыре признака: материальный, уголовной противоправности (или «легальный»), моральный (правильнее — психологический) и признак «неоправданности». Последний означает, что отсутствуют причины для оправдания совершенного деяния: лицо не действовало в условиях необходимой обороны или крайней необходимости, не исполняло приказ вышестоящего начальника, не действовало под принуждением или в результате ошибки в праве.

Французскому праву известны различные классификации преступных деяний. Например, деление: на общеуголовные, политические и военные; мгновенные и длящиеся; простые и сложные; материальные и формальные; очевидные и неочевидные; умышленные и неумышленные и т.д.

Законодательно закреплено деление преступных деяний на три категории: преступления, проступки и нарушения, существовавшее еще в УК 1810 г. В то время критерием классификации служила природа предусмотренного в санкции наказания. Преступное деяние признавалось нарушением, проступком или преступлением в зависимости оттого, чем закон его наказывал: полицейским наказанием, исправительным или наказанием мучительным и позорящим (уголовным). Используя лишь формальный критерий, законодатель определял сущность правонарушения через назначаемое за него наказание.

Смыслом нового критерия классификации преступных деяний стала тяжесть вреда, причиненного обществу. Так, только посягательства на общественные ценности образуют преступления и проступки, а нарушения — не что иное, как нарушения дисциплины общественной жизни.

Законодательная классификация предопределяет систему наказаний. Ею определяется возможность привлечения к уголовной ответственности за покушение и соучастие. Покушение на преступление наказывается всегда, покушение на проступок — только в случаях, прямо предусмотренных законом, покушение на нарушение не влечет уголовной ответственности. В любом случае наказывается соучастие в совершении преступлений или проступков. Ответственность за соучастие в нарушении имеет определенные особенности.

С категорией преступления связана и форма вины. Все преступления — это только умышленные деяния. Для проступков считается достаточным неосторожности или небрежности, если это предусмотрено нормативным актом. Для нарушений форма вины не имеет особого значения, поскольку ответственность за них исключается только в случае действия непреодолимой силы.

Категория преступления учитывается законодателем при определении условий правомерности необходимой обороны имущества. Причинение вреда при защите имущества правомерно тогда, когда посягательство является преступлением или проступком, но не нарушением.

Данная классификация влияет также на решение вопросов давности, реабилитации, предоставления отсрочки исполнения наказания, режима полусвободы, исполнения наказания по частям, помещения вне исправительного учреждения и т.д. К примеру, наказания, назначенные за преступление, утрачивают свою силу за давностью по истечении 20 лет с момента вступления приговора в законную силу. Срок давности исполнения наказания, назначенного за совершение проступка, составляет пять лет, а за совершение нарушения — три года.

Категория преступного деяния имеет значение и для норм Особенной части УК, поскольку учитывается законодателем при конструировании отдельных видов преступных деяний. Так, непротиводействие совершению преступного деяния согласно ст. 223-6 УК наказывается только тогда, когда речь идет о преступлении или проступке против физической неприкосновенности человека. Организация злоумышленников согласно ст. 450-1 УК влечет уголовную ответственность лишь в том случае, когда целью объединения является подготовка одного или нескольких любых преступлений или таких проступков, за совершение которых возможно назначение наказания в виде пяти лет лишения свободы.

Наконец, от категории преступного деяния зависит процедура предварительного расследования и судебного разбирательства. Предварительное расследование обязательно для преступлений, факультативно для проступков и осуществляется только по инициативе прокуратуры для нарушений. Такой классификацией предопределяется вся система правоохранительных органов Франции и предметная компетенция юрисдикционных органов. Преступления рассматриваются судами ассизов, проступки — исправительными трибуналами, нарушения — полицейскими трибуналами.

По другой классификации, также нашедшей отражение в УК и других законах, преступные деяния делятся на общеуголовные, политические и военные. Общеуголовными являются те, которые нельзя отнести к двум последним категориям.

Точное определение политического преступного деяния представляет большие сложности, поскольку законодатель не только не предлагает какого-либо общего определения, но даже не даст исчерпывающего перечня таких деяний. Французская уголовно-правовая доктрина предложила два критерия для определения политического деяния: объективный и субъективный. В соответствии с первым критерием учитываются только объект или последствия деяния. Политическим считается деяние, направленное против организации или функционирования государства и его институтов, а также против прав граждан, связанных с организацией или функционированием государства и его институтов. Такие преступные деяния являются политическими по своей сущности.

Второй критерий ориентирует на учет мотива, побудившего к совершению преступления или проступка. Политическим должно быть признано любое деяние, которое совершено по политическим мотивам, даже если непосредственным потерпевшим стало частное лицо (например, убийство по политическим мотивам).

Судебная практика чаще всего использовала объективный критерий. В силу этого нередко политическими не признавались сложные преступные деяния, которые по своему внешнему выражению аналогичны общеуголовным деяниям, однако совершены по политическим мотивам.

Кассационный суд Франции занял такую позицию по делу об убийстве в 1932 г. президента Франции Поля Думера русским белоэмигрантом Горгуловым. В то время как смертная казнь за политические преступления была во Франции отменена, Горгулов был приговорен к смерти. В ответ на его жалобу, в которой говорилось о политическом характере преступления, члены Кассационного суда заявили, что оно таковым не является (решение Палаты по уголовным делам от 20 августа 1932 г.).

Эта позиция была подтверждена входе рассмотрения дел о манифестациях на общественных дорогах с выдвижением политических требований (решения Палаты по уголовным делам от 12 марта 1969 г. и от 9 декабря 1971 г.). Лица, виновные в сопротивлении властям, насильственных действиях или оскорблениях в отношении представителей публичных сил, на следующий день предавались исправительному трибуналу, который в судебном заседании устанавливал наличие проступка, совершенного при очевидных обстоятельствах, и выносил приговор, тогда как ускоренная процедура рассмотрения дела в области политических правонарушений запрещена.

Что касается законодателя, то он использовал оба критерия. Стремление учесть субъективный критерий выразилось в принятии Закона 1885 г. о релегации, т.е. высылке с обязательным сохранением гражданских и политических прав, предусматривавшего, что при применении этого вида наказания не нужно учитывать судимости за политические преступления и проступки, а также за «преступления и проступки, с ними связанные», т.е. за преступные деяния, которые не являются политическими по своей сущности, но совершены с «политической целью». Эта позиция была также выражена в Законе 1927 г. об экстрадиции, устанавливавшем, что она не применяется не только к деяниям политического характера, но и в случаях, когда из обстоятельств дела следует, что экстрадиция запрошена в политических целях. Тем самым понятию преступного деяния политического характера был придан еще более широкий смысл. В связи с этим традиционным во Франции стало то, что амнистия распространяется не только на собственно политические деяния, но и на все, совершенные во время беспорядков, к которым амнистия применяется (разумеется, если последние имеют отношение к политическим действиям).

Закон от 15 января 1963 г., учреждавший Суд государственной безопасности, использовал оба критерия и к компетенции Суда отнес рассмотрение дел по преступлениям и проступкам против государственной безопасности (политическим по природе), а также по преступлениям и проступкам, связанным с первыми, и помимо этого по перечню преступлений и проступков общего права (т.е. обще- уголовных), «если эти преступления и проступки связаны с коллективными или индивидуальными действиями, направленными на замену государственной власти на незаконную власть».

Вышеизложенное даст основание для вывода о том, что некоторые деяния согласно французскому праву являются сугубо политическими: посягательства на государственную безопасность (измена, шпионаж, действия, способные причинить вред национальной обороне, заговор и др.). За эти деяния законодательство предусматривало и предусматривает специфичные политические наказания: ранее — высылку, поражение в правах (гражданскую деградацию), уголовное заточение на срок и пожизненное, в настоящее время только уголовное заточение на срок и пожизненное. Равно чисто политическими являются преступления и проступки «против Конституции», в частности, подлог документов, вследствие которого искажаются результаты выборов (мошенничество во время избирательной кампании), и преступные деяния, совершаемые в области прессы, если они затрагивают какие-либо политические интересы (оскорбление главы государства и пр.).

Другие преступные деяния частично политические. Это сборища на общественных дорогах и преступные деяния, с ними связанные, которые, будучи в принципе политическими, всегда рассматривались в ускоренном порядке. Кроме того, уже говорилось о сложных преступных деяниях: внешне общеуголовных, но совершенных по политическим мотивам. За совершение последних предусматривались общеуголовные наказания, однако судимость за них не учитывалась при назначении релегации, и их рассмотрение входило в компетенцию Суда государственной безопасности, когда оба эти института существовали.

Не являются политическими те преступные деяния, которые, хотя и имеют политическую окраску, но направлены не столько против политического режима, сколько против общества и его членов. К таким деяниям французское право относит терроризм, захват заложников, угоны самолетов и кораблей. В соответствии с нормами международного права лицо, совершившее подобное деяние, подлежит выдаче. Закон Франции об экстрадиции подтверждает это правило. Кроме того, УК 1992 г. усилил ответственность за совершение перечисленных преступлений, в то время как условия ответственности за политические правонарушения остаются более льготными.

Специальный правовой режим, установленный законодателем для политических преступных деяний, заключается не только в сохранении системы «политических» наказаний. При рассмотрении судом вопроса о предоставлении отсрочки исполнения наказания судимость за политическое преступное деяние не учитывается, а принимаются во внимание лишь судимости за общеуголовные преступления или проступки. Отсрочка исполнения наказания с режимом испытания и отсрочка с обязанностью выполнять общественно полезные работы могут быть предоставлены только совершившим общеуголовные деяния и не применяются к политическим преступникам. Для последних Кодексом предусмотрена простая отсрочка исполнения наказания без возложения на осужденного каких-либо обязанностей и без специальных предписаний, за исключением одного: осужденный не должен совершить нового преступления или проступка. Период надежности, в течение которого осужденный не может пользоваться никакими льготами по улучшению режима содержания (помещение вне исправительного учреждения, режим полусвободы, условное освобождение и пр.) в области политических преступных деяний, предусмотрен только для двух преступлений: сдачи иностранному государству войсковых частей, принадлежащих французским вооруженным силам, или всей (части) национальной территории, а также для посягательства на республиканские институты государственной власти или целостность национальной территории.

Предусмотрев за них специфично политические наказания, УК к политическим отнес ряд преступлений, включенных в кн. IV «О преступлениях и проступках против нации, государства и общественного спокойствия». Помимо двух вышеназванных — это измена и шпионаж, саботаж, поддержание связей с иностранным государством, заговор, повстанческое движение, незаконное присвоение командования и некоторые другие.

Еще одной самостоятельной категорией преступных деяний, имеющей законодательное происхождение, является группа военных преступлений, ответственность за которые предусмотрена главным образом Кодексом военной юстиции.

Большая часть преступных деяний, предусмотренных названным Кодексом, представляет собой нарушения воинской дисциплины, влекущие применение не дисциплинарных, а уголовно-правовых санкций. К таким преступным деяниям относятся дезертирство, уклонение от несения воинской службы, неявка в срок из отпуска, оставление поста, неповиновение и т.п. Перечисленные правонарушения образуют подвид собственно военных преступных деяний.

Другим подвидом являются так называемые смешанные преступные деяния, объективная сторона которых тождественна внешней стороне общеуголовных преступлений или проступков. Смешанный характер этих правонарушений связан с особенностями субъекта, который является специальным, — военнослужащим. К числу названных деликтов относится, например, кража военнослужащим имущества, принадлежащего хозяину дома или другого жилого помещения, где расквартированы войска.

Третий подвид рассматриваемой категории преступных деяний образуют правонарушения, совершаемые гражданскими лицами при определенных условиях. Так, согласно ст. 428 Кодекса военной юстиции уголовной ответственности подлежит лицо, совершившее кражу в «зоне боевых действий» у раненого или погибшего. Это преступление считается военным независимо от личности субъекта преступления.

Правовой режим собственно военных преступлений имеет свои особенности. Хотя основные виды наказаний такие же, что предусмотрены за совершение общеуголовных преступлений и проступков, тем не менее существуют и некоторые специфично воинские: лишение воинского звания, увольнение со службы.

Другие особенности касаются институтов рецидива, отсрочки исполнения наказания, условного освобождения и др. Так, судимость за собственно военное преступление или такой же проступок не учитывается в последующем при рецидиве. Она не служит препятствием для предоставления простой отсрочки исполнения наказания или отсрочки с испытанием, предусмотренным для общеуголовных правонарушений (ст. 132-30, 132-35, 132-48 УК). Вместе с тем нормы об отсрочке с режимом испытания применяются к военнослужащим с некоторыми оговорками.

До недавнего времени собственно военные преступления рассматривались постоянными трибуналами вооруженных сил, действовавшими по правилам специальной процедуры, предусмотренной Кодексом военной юстиции. Закон от 21 июля 1982 г., относившийся к расследованию и судебному разбирательству преступных деяний, совершенных в военной области, запретил создание и функционирование таких трибуналов в мирное время и внес в связи с этим ряд изменений в УПК Франции и Кодекс военной юстиции.

В мирное время военные правонарушения рассматриваются общими судами. Для разбирательства военных проступков в округе каждого апелляционного суда создается исправительный трибунал, специализирующийся на рассмотрении военных деликтов (абз. 1 ст. 697 УПК). Для разбирательства преступлений созывается суд ассизов, состоящий из председателя и шести асессоров (ст. 698-6 УПК), без жюри. Военные преступные деяния смешанного характера рассматриваются такими судебными органами при условии, что они были совершены при несении военной службы и что существует опасность разглашения государственной тайны (ст. 698-7 УПК). В компетенцию перечисленных судебных инстанций (трибуналов и судов ассизов) входит и рассмотрение преступных деяний, совершенных служащими жандармерии в процессе какой-либо операции по поддержанию общественного порядка (ст. 697-1 УПК). В военное время суды общей юрисдикции заменяются трибуналами вооруженных сил (ст. 699 УПК).

Таким образом, в уголовном законодательстве Франции нашли свое отражение классификация преступных деяний на преступления, проступки и нарушения, а также деление всех деяний на общеуголовные, политические и военные. Значение этих классификаций состоит в том, что они учитываются законодателем при установлении правового режима той или иной категории правонарушения, в частности порядка исполнения и особенностей наказания.

Isfic.Info 2006-2017