Уголовное право зарубежных стран

Отдельные виды наказаний в американском уголовном праве


Смертная казнь. США — единственная экономически развитая страна, где смертная казнь не только предусматривается законодательством (федеральным и большинства штатов), но и довольно широко применяется на практике.

Однако отношение к этому наказанию там было неоднозначным. В 1972 г. Верховный суд США, рассмотрев апелляцию по делу Фурмэна и еще двух лиц, приговоренных к смертной казни, пятью голосами против четырех решил, что назначение и применение смертной казни по этим делам представляет собой жестокое и необычное наказание, противоречащее VIII, а также XIV поправкам к Конституции, запрещающей штатам «лишать какое-либо лицо жизни... без надлежащей правовой процедуры». Поскольку столь важное политикоопределяющее решение было принято большинством всего в один голос, в острой борьбе мнений, которые даже у его сторонников не во всем совпадали, суд, вопреки своей обычной практике, не выработал общего аргументированного постановления, а обнародовал позицию каждого из его членов. Наиболее радикальной и по существу совпадающей была точка зрения У. Бреннана и Т. Маршала: считая смертную казнь противоречащей Конституции, они выступили за ее полную отмену. Трое других противников смертной казни высказались в том смысле, что смертная казнь является жестоким и необычным наказанием в определенных случаях, включающих ее дискреционное применение без четко определенных критериев. Причем судья У. Дуглас подчеркнул, что смертная казнь произвольно применяется к расовым меньшинствам, бедным и другим непривилегированным слоям общества. Четверо противников отмены смертной казни, включая председателя Верховного суда У. Бэргера, аргументировали свою позицию тем, что сохранение и запрещение ее — это дело Конгресса и законодательных органов штатов.

Решение Верховного суда Соединенных Штатов вызвало эйфорию в рядах аболиционистов. Однако, как показало дальнейшее развитие событий, радость их была преждевременной. Хотя это решение и представляло собой определенную уступку противникам смертной казни, оно сохранило жизнь не только трем указанным апеллянтам, но и более чем 600 другим смертникам, просившим отмены приговоров по тем же основаниям, но главное — оно привлекло внимание общественности к такому вопиющему факту, что смертные приговоры в США по существу выносятся произвольно.

Решение Верховного суда не означало, да и не могло означать отмену смертной казни вообще. Во-первых, потому, что сравнительный анализ трех (V, VIII и XIV) поправок к Конституции показывает, что ее «творцы» ставили перед собой цель упразднить не смертную казнь, а только ее квалифицированные виды. Во-вторых, потому, что опубликованные мнения членов Верховного суда показали, что даже большинство тех судей, которые признали смертную казнь противоречащей Конституции, небыли ее принципиальными противниками. По существу они лишь выступали против ее произвольного применения.

Все это, конечно, понимали законодатели штатов, которые, как показали их последующие действия, смертную казнь отменять не намеревались. Не в последнюю очередь это было обусловлено и уровнем преступности, а также влиянием общественного мнения. По данным опросов общественного мнения, на решение по делу Фурмэна американцы в своем большинстве прореагировали отрицательно: если до его рассмотрения за смертную казнь высказывались 50% опрошенных, то в том же 1972 г., но после его рассмотрения, — 57%, а в 1973 и последующие годы — не менее 60%.

А в Калифорнии смертная казнь была восстановлена всенародным голосованием на референдуме, результаты которого власти штата, по-видимому, предвидели, была одобрена конституционная поправка, санкционирующая этот вид наказания. Таким образом, было нейтрализовано решение Верховного суда этого штата 1972 г., и в целом выражено негативное отношение к решению Верховного суда страны по делу Фурмэна.

Однако это решение послужило серьезным толчком для реформирования законодательства в области смертной казни. В течение четырех лет после его вынесения в 35 штатах были приняты новые законы, касающиеся ее применения за преступления, следствием которых является смерть человека.

Решимость сохранить этот вид наказания продемонстрировали и федеральные власти. В своем послании Конгрессу 14 марта 1973 г. Президент США прямо заявил, что Правительство будет делать все возможное, чтобы смертная казнь за совершение опасных преступлений была сохранена. В 1974 г. Конгресс принял Закон о воздушном пиратстве (49 USC 1472-3), предусматривающий смертную казнь за причинение смерти в связи с угоном воздушного судна.

Вышеуказанные законы устанавливают обязательное вынесение смертного приговора за определенные преступления, но чаще (с последующими изменениями) — связывают решение этого вопроса с учетом соответствующих обстоятельств (факторов) при соблюдении довольно строгих процессуальных правил. Наиболее типичные отягчающие обстоятельства: убийство по найму или публичного служащего, в том числе тюремного или полицейского, «низменное, ужасное или бесчеловечное» убийство, а также совершенное лицом с тяжелым криминальным прошлым. Наиболее часто встречающиеся смягчающие факторы: молодость преступника; совершение убийства под значительным влиянием со стороны другого лица; сравнительно небольшое участие в преступлении; наличие психического недостатка, который, однако, не позволяет признать лицо невменяемым.

По общему правилу, если суд установит наличие отягчающих и смягчающих обстоятельств (факторов), то он обязан «взвесить» и те и другие и вынести смертный приговор тогда, когда, по его мнению, отягчающие обстоятельства «перевешивают» смягчающие (УК штатов Флорида, Калифорния, Огайо). Если же он установит наличие только отягчающих обстоятельств, то в одних штатах он должен приговорить виновного к смертной казни, а в других — может сохранить ему жизнь, т.е. решение вопроса зависит от его усмотрения.

По новым законам суды штатов стали выносить смертные приговоры даже чаще, чем по ранее действовавшим. Однако ввиду неопределенного отношения Верховного суда к этому законодательству в исполнение они не приводились.

В 1976 г. Верховный суд США вернулся к проблеме смертной казни: он рассмотрел апелляции по делу Грегга и еще четырех лиц, приговоренных к смертной казни. Будучи почти в том же составе, что и в 1972 г. (сменился лишь один из его членов), большинством в семь голосов против двух он постановил, что «смертная казнь сама по себе не нарушает Конституции», т.е. принял решение, прямо противоположное тому, что решил суд по делу Фурмэна. Суд также отметил, что смертная казнь не является таким наказанием, которое никогда не может применяться, независимо от обстоятельств преступления, личности преступника и процедуры принятия решения о его назначении.

Принимая решение о восстановлении смертной казни, суд имел в виду следующие факторы: 1) «смертная казнь за тяжкое убийство имеет длительную историю ее применения как в США, так и в Англии» (здесь следует отметить, что смертная казнь за тяжкое убийство в Англии отменена условно в 1965 г., а «навсегда» — в 1970 г.); 2) значительная часть американского общества считает смертную казнь «надлежащей и необходимой уголовной санкцией»; 3) смертная казнь служит достижению «двух принципиальных социальных целей»: возмездия и предупреждения совершения преступлений, караемых смертной казнью.

Проанализировав и одобрив закон штата Джорджия, на основании которого в этом штате был вынесен смертный приговор по делу Грегга, Верховный суд США подчеркнул, что он: 1) предусматривает десять отягчающих обстоятельств, наличие любого из которых должно быть установлено жюри «за пределами разумного сомнения», прежде чем лицо может быть приговорено к смертной казни; 2) разрешает давать жюри обязывающую рекомендацию о помиловании, даже если не было установлено ни одного смягчающего обстоятельства; 3) предусматривает автоматическое обжалование приговора, при котором осуществляются проверка доказанности отягчающего обстоятельства и оценка соразмерности данного наказания наказаниям, назначенным по сходным делам.

Верховный суд признал неконституционными те законы, которые либо предписывали автоматическое вынесение смертного приговора, лишающее суд и жюри всякой свободы выбора, либо, напротив, при решении вопроса о назначении смертной казни предоставляли им слишком широкое усмотрение. Так, например, в тот же день, когда Верховный суд признал соответствующим Конституции вышеупомянутый закон штата Джорджия, он признал «дефективным» законодательство двух других штатов, которое предусматривало обязательное вынесение смертного приговора всем лицам, признанным виновными в совершении тяжкою убийства I степени, — в штатах Северная Каролина и Луизиана.

Если ранее УК штата Огайо предусматривал лишь три смягчающих обстоятельства, то с 1981 г. при решении вопроса о вынесении смертного приговора суды стали принимать во внимание и такие факторы, как молодость правонарушителя, отсутствие предшествующей преступной деятельности, степень участия в преступлении и другие имеющие отношение к делу обстоятельства (ст. 2929.04, ч. «в»). Причем, как подчеркивается там же (ч. «с»), обвиняемый не может быть ограничен в представлении доказательств существования смягчающих обстоятельств.

Верховный суд США проделал большую и в целом небесполезную работу по упорядочению законодательства, ограничению применения смертной казни в стране. Конечно, далеко не все ему удалось сделать в этом отношении и, как представляется, не в последнюю очередь, потому что у самого Верховного суда никогда не было общей выработанной позиции по важнейшим вопросам смертной казни. Отсутствие единства мнения судей — результат действия разных факторов (от сугубо личного характера до обусловленных влиянием различных сил, в том числе общественного мнения), которые могут быть предметом специального исследования.

Верховный суд США занимался также изучением вопроса обязательного апелляционного рассмотрения смертного приговора в тех случаях, когда виновный отказывается его обжаловать. По ранее рассмотренным делам поданному вопросу он высказывался отрицательно. Однако по сложившейся практике все смертные приговоры в США в обязательном порядке рассматриваются в апелляционных инстанциях в штатах и на федеральном уровне, вплоть до Верховного суда.

Решением по делу Грегга были развеяны надежды аболиционистов на упразднение смертной казни в стране и по существу включен «зеленый свет» для приведения смертных приговоров в исполнение.

Начиная с 1977 г. (когда был прекращен продолжавшийся почти 10 лет неофициальный мораторий и судебный запрет на исполнение смертных приговоров) в США возобновились казни.

К настоящему времени смертная казнь предусматривается законодательством федеральным и 38 штатов. Последним стал штат Нью-Йорк, где после 18-летнего перерыва она была восстановлена в 1995 г. Однако в 2004 г. в этом штате и в штате Канзас применение смертной казни было признано неконституционным.

В штатах смертная казнь грозит в основном за убийство — тяжкое или осуществленное в ходе или как результат совершения другого опасного преступления. Однако законы там по-разному определяют условия ее применения. Так, если в штате Нью-Йорк смертная казнь предусматривается за убийство хотя бы при одном из 13 отягчающих обстоятельств (ст. 125.27 УК), то в штате Техас — при одном из восьми отягчающих обстоятельств (ст. 19.03 УК).

До недавнего времени смертная казнь на федеральном уровне только на основании разд. 18 СЗ предусматривалась за 15 преступлений: тяжкое убийство I степени (ст. 1111), измену (ст. 2381), шпионаж (ст. 794), ограбление банка (ст. 2113), повреждение или разрушение транспортного средства (ст. 32-34), если были человеческие жертвы, и др. Кроме того, смертная казнь — уголовное наказание за 15 воинских преступлений. За совершение многих из них, например, дезертирство, она может быть применена лишь в военное время.

Принятым в 1994 г. Законом о борьбе с насильственной преступностью число случаев применения смертной казни было резко увеличено — до 63. Эта цифра включает как преступления, за которые смертная казнь уже предусматривалась, так и другие, в том числе новые, сформулированные в этом Законе посягательства: убийство, совершенное сбежавшим заключенным (ст. 1120)1Здесь и далее, если не оговорено иное, указаны статьи разд. 18 СЗ США, введенные туда или измененные Законом 1994 г.; убийство лиц, оказывающих помощь в федеральном расследовании (преступлений), или должностных лиц исправительных учреждений (ст. 1121); насильственные действия в отношении морской навигации (ст. 2280); насильственные действия в международных аэропортах (ст. 37); использование оружия массового разрушения (ст. 2332 (а)) и др.

Несмотря на то что за большинство из этих преступлений в качестве альтернативы смертной казни предусматривается тюремное заключение (пожизненное или на любой срок), при определенных условиях (ст. 3591) виновный в обязательном порядке приговаривается к смертной казни, а именно, если он:

  1. умышленно (намеренно) убил потерпевшего;
  2. умышленно причинил тяжкие телесные повреждения, которые повлекли смерть потерпевшего;
  3. умышленно участвовал в каком-либо действии и предвидел, что кто-то будет лишен жизни, или полагал, что смертоносная сила в отношении какого-то лица (не являющегося участником преступления) будет применена и непосредственным результатом этого действия явилась смерть потерпевшего;
  4. умышленно и специфическим образом участвовал в насильственном действии, зная, что этим действием создавалась большая опасность для жизни какого-то лица (не являющегося участником преступления), такая, что участие в этом действии представляло собой неосторожное игнорирование ценности человеческой жизни и непосредственным результатом этого действия явилась смерть потерпевшего.

Смертный приговор выносится также тому, кто признан виновным: 1) в посягательстве, представляющем собой часть продолжаемого преступного предприятия, связанного с наркотиками, если он имел дело по крайней мере с двойным количеством вещества, предусмотренного ст. 408 Закона о контролируемых веществах (ст. 848 разд. 21 СЗ); 2) в том же посягательстве, если обвиняемый являлся главным администратором, организатором или руководителем этого предприятия и с целью воспрепятствовать расследованию или преследованию предприятия или преступления, связанного с ним, пытался убить или сознательно направлял, советовал, уполномочивал или помогал другому попытаться убить публичное должностное лицо, присяжного, свидетеля или члена семьи такого лица.

И, наконец, последнее: в указанных случаях виновный приговаривается к смертной казни, если он достиг 18-летнего возраста и суд рассмотрел и учел соответствующие факторы (обстоятельства), предусмотренные в ст. 3592.

Смягчающими обстоятельствами являются:

  1. уменьшенная вменяемость;
  2. принуждение;
  3. незначительное участие в преступлении;
  4. одинаковая виновность обвиняемых;
  5. отсутствие предшествующей преступной деятельности;
  6. совершение преступления под влиянием серьезного психического или эмоционального расстройства;
  7. согласие потерпевшего;
  8. другие факторы, касающиеся как обвиняемого, так и преступления.

Закон 1994 г. предусматривает три группы отягчающих обстоятельств — в отношении измены и шпионажа, убийства и наркопреступлений.

Поскольку большинство караемых смертной казнью деяний связаны с лишением жизни или являются убийством, отягчающие обстоятельства, касающиеся этого преступления, представляют наибольший интерес. Это смерть человека во время совершения другого преступления, предшествующего осуждению: а) за насильственную фелонию, связанную с огнестрельным оружием; б) преступление, которое каралось смертной казнью или пожизненным тюремным заключением; в) две наркофелонии; г) опасные федеральные наркопреступления; д) сексуальное нападение или приставание к детям; е) другие опасные посягательства: серьезная опасность для жизни других лиц; жестокий, отвратительный способ совершения преступления; совершение преступления за вознаграждение; обеспечение совершения преступления; планирование преступления и предумышление; уязвимость жертвы; продолжаемое преступное предприятие, связанное с продажей наркотиков несовершеннолетним, и совершение преступления против высших должностных лиц.

Последние опросы общественного мнения, проведенные институтом Гэллапа (Gallup Poll), показали: полную поддержку смертной казни высказывают 66% респондентов (октябрь 2004 г.), а в случае выбора между пожизненным тюремным заключением без права на условно-досрочное освобождение и смертной казнью — за ее сохранение высказываются 50% опрошенных (май 2004 г.).

Однако, несмотря на это, а также на определенное совершенствование законодательства о вынесении смертных приговоров, споры по этой проблеме продолжаются. Сторонники смертной казни утверждают, что сама угроза ее применения может удержать людей от совершения убийств, и уже одно это оправдывает ее сохранение. Противники данного аргумента считают, что, поскольку это наказание назначается непоследовательно, а приговоры исполняются редко и спустя длительное время (нередко через 10-15 лет) после их вынесения, оно малоэффективно.

США (наряду с КНР и некоторыми мусульманскими странами) входят в группу мировых лидеров по числу смертных казней: с 2000 по январь 2010 г. в Штатах были казнены почти 600 человек. Хотя следует отметить, что число казней уменьшается: в 2000 г. их было 85, в 2005 — 60, в 2009 — 51. До 2005 г., когда Верховный суд страны вынес соответствующее решение по делу Roper v Simmons, в Штатах выносили смертные приговоры и несовершеннолетним, т.е. лицам до 18-летнего возраста. По состоянию на 1 марта 2005 г. в камерах смертников находились 72 подростка.

Важный аргумент аболиционистов — судебные ошибки при вынесении смертных приговоров — находит свое практическое подтверждение в США. После того как был освобожден 13-й необоснованно осужденный в штате Иллинойс, губернатор штата объявил мораторий на исполнение смертных приговоров, заявив: «Я не могу поддерживать систему, допускающую такое количество ошибок, которое привело к бесконечному кошмару, когда государство убивает невиновных»2Цит. по: Квашис В. Современные тенденции в практике вынесения смертных приговоров в США // Уголовное право. 2006. № 6. С. 103..

Исследователь проблемы смертной казни в США В. Квашис пишет: «Территориальные различия, разное отношение властей и населения разных штатов к смертной казни, а не состояние и динамика убийств (преступление, за которое чаще всего выносится смертный приговор) определяют масштабы и динамику смертных приговоров».

Смертные приговоры в штатах приводятся или могут приводиться в исполнение способом, предусмотренным их законодательством. В настоящее время в 37 штатах из 38 — это в основном смертельная инъекция. Небраска — единственный штат, где может применяться только электрический стул. В отдельных штатах помимо инъекции в качестве резервного варианта предусматриваются другие способы. Например, в штате Оклахома может быть применен электрический стул, если инъекция признана неконституционным способом. Если и инъекция, и электрический стул признаны неконституционными способами, то — расстрел. Он может быть применен и в штате Юта, если инъекция признана неконституционным способом приведения в исполнение смертного приговора. Иногда законодательством допускается право выбора заключенными того или иного способа, например, в штате Кентукки между смертельной инъекцией или электрическим стулом, если приговор был вынесен до 31 марта 1998 г.

Правом помилования в случаях совершения федеральных преступлений обладает Президент страны (ст. II разд. 2 Конституции). В штатах им чаще всего наделен губернатор или Совет по вопросам помилования и условно-досрочного освобождения, члены которого обычно назначаются губернатором. В некоторых случаях этот Совет лишь дает рекомендации о помиловании. Приговоры смягчаются и заменяются другим наказанием, но делается это с учетом общественного мнения и других факторов.

Лишение свободы и другие виды наказаний. Одним из наиболее распространенных наказаний в США является лишение свободы, чаще всего понимаемое как тюремное заключение.

Лишение свободы в США характеризуется значительным своеобразием. Оно может быть краткосрочным, длительным или пожизненным. Последнее назначается: 1) в качестве самостоятельной меры за наиболее опасные преступления; 2) в качестве альтернативы смертной казни; 3) по совокупности приговоров и преступлений; 4) лицу, имеющему две или более судимости, чаще всего за фелонии. Так, по Федеральному закону о борьбе с насильственной преступностью 1994 г. (п. с ст. 3559 разд. 18 СЗ), если лицо совершило опасную насильственную фелонию, а ранее уже было осуждено по крайней мере за две опасные насильственные фелонии или одну опасную насильственную фелонию и одно наркопреступление, то оно в обязательном порядке приговаривается к пожизненному тюремному заключению.

Американское уголовное законодательство отличается длительностью срочного лишения свободы: тюремное заключение на 30, 40 или даже 50 лет — не редкость. Так, например, в соответствии со ст. 609.25 УК штата Миннесота похищение человека карается тюремным заключением на срок до 40 лет.

Ни федеральные законы, ни, как правило, законы штатов не устанавливают общих предельных сроков лишения свободы, что позволяет судам приговаривать виновных к 200, 300 и более годам либо нескольким пожизненным срокам.

Так, например, в 1992 г. в штате Висконсин 34-летний серийный убийца и каннибал Дж. Дамер был приговорен к 16 пожизненным срокам тюремного заключения. В течение года его содержали в одиночке, а затем перевели в «общее отделение» тюрьмы усиленного режима города Мэдисон.

Краткосрочное лишение свободы обычно назначается за мисдиминоры и другие менее опасные посягательства, как правило, на срок до одного года.

Еще до середины 70-х гг. XX в. сроки лишения свободы подавляющего большинства штатов были связаны с системой неопределенных приговоров. Именно в рамках этой системы, по замыслу ее создателей, должна быть реализована цель исправления (социальной реабилитации) преступника, достигаемая путем «обращения» с ним. Здесь нашел отражение выдвинутый американскими криминологами принцип «наказание должно соответствовать опасности преступника» вместо принципа «наказание должно соответствовать тяжести преступления».

Законодательство отдельных штатов и сейчас предписывает судам выносить неопределенные приговоры. Например, в УК штата Нью-Йорк сказано, что за некоторыми исключениями «приговор к тюремному заключению за фелонии... должен быть неопределенным» (ст. 70.00).

Существуют различные виды неопределенных приговоров. По УК штата Нью-Йорк суд определяет минимальный и максимальный сроки лишения свободы исходя из установленных в нем пределов. Минимальный срок должен быть не менее одного года, а максимальный — не менее трех лет и не более сроков, указанных выше. В УК конкретизируются минимальные сроки для самой опасной фелонии — класса A, а точнее — для двух ее подвидов: для A-I — это 15-25 лет, а для A-II — от трех до восьми лет и четырех месяцев. Таким образом, закон позволяет судьям назначать наказание за фелонию класса A в очень больших пределах: соответственно от 15 и 3 лет до пожизненного лишения свободы. Наказание в виде тюремного заключения за мисдиминор и нарушение является определенным (ст. 70.15).

В отличие от УК штата Нью-Йорк УК штата Кентукки при вынесении неопределенного приговора (ст. 532.060) предусматривает только максимальные сроки тюремного заключения: в случае совершения фелонии класса A — в пределах от 20 лет до пожизненного тюремного заключения, фелонии класса В — от 10 до 20 лет, фелонии класса С — от пяти до 10 лет и фелонии класса D — от одного года до пяти лет. Если, по мнению судьи, вынесенный жюри в соответствии со ст. 532.060 приговор является слишком суровым, без достаточного учета обстоятельств совершенного преступления и личности осужденного, он может его изменить, но в указанных пределах. В комментарии к этой статье отмечается, что решение вопроса о минимальном сроке «отдается на рассмотрение управления исправительных учреждений».

Время реального нахождения осужденного в местах лишения свободы по неопределенному приговору зависит от административного органа — совета по условно-досрочному освобождению. В случае хорошего поведения он может быть освобожден, отбыв установленный минимум, а иногда и раньше. Если, находясь на свободе, досрочно освобожденный преступает закон или нарушает условия освобождения, он может быть обратно водворен в тюрьму.

Система неопределенных приговоров серьезно критикуется американскими юристами за то, что освобождение нередко ставится в зависимость не столько от хорошего поведения, сколько от иных факторов (загруженность тюрем, возможность найти работу и т.п.), за злоупотребления со стороны советов при решении вопроса об освобождении заключенных, за то, что система способствует не их исправлению, а приспособляемости, конформизму, а также распаду семей.

Система неопределенных приговоров вызывает недовольство общественности, и прежде всего потерпевших, потому что преступники, виновные в совершении опасных преступлений, приговоренные, например, к сроку от одного года до пожизненного лишения свободы, отбыв несколько лет, в силу своего «хорошего поведения» оказываются на свободе. Это, по их мнению, несправедливо и не предоставляет адекватной защиты общества от посягательств со стороны этих преступников.

Но основной недостаток системы неопределенных приговоров и реабилитационной модели вообще — неэффективность в борьбе с преступностью. С конца 70-х гг. прошлого века на смену ей во многих штатах пришла система определенных приговоров, основанная на концепции воздаяния за содеянное.

В рамках этой системы действуют разные правила назначения наказаний. Так, если в штате Мэн суд связан лишь законодательно установленным максимумом (например, за преступление класса А — 20 годами лишения свободы), то в штате Калифорния его возможности более ограниченны. Там УК предусматривает точно установленные размеры (нередко в очень небольших пределах) наказания, которые могут назначаться судом с учетом смягчающих и отягчающих обстоятельств. Например, за вымогательство имущества — сроком в два, три или четыре года с содержанием в тюрьме штата (ст. 520). В штате Иллинойс закон предусматривает минимальный и максимальный пределы, например, за преступление класса I, связанное с наркотиками, сроком от четырех до 15 лет. Кроме того, судья имеет право уменьшить или увеличить на 20% указанные в законе сроки.

Несмотря на введение в США новой, а по существу старой, системы приговоров, там по-прежнему сохраняются большие различия в назначении наказаний за одинаковые преступления.

Так, например, перегон похищенного автомобиля из одного штата в другой — а это федеральное преступление — в первом округе в среднем карался 22 месяцами, а в 10-м — 42 месяцами тюремного заключения. За ограбление банка по федеральному законодательству в среднем назначали 11 лет, а в Северном округе штата Иллинойс — пять с половиной лет.

Для устранения или по крайней мере уменьшения таких различий в штатах, например, в Нью-Джерси, и на федеральном уровне были законодательно созданы комиссии по назначению наказаний.

Многие судьи заявляют, что введение и обязательное применение разработанных этими комиссиями руководств по назначению наказаний означают вмешательство в отправление правосудия. Кроме того, такое применение, как отмечают американские юристы, показало, что лицам из низших слоев населения назначаются «относительно более строгие наказания». И в целом произошло ужесточение наказания, повышение удельного веса наказаний в виде лишения свободы.

Наказание в виде лишения свободы отбывается в учреждениях уголовно-исправительной системы, как правило, в тюрьмах. Хотя, строго говоря, в США нет единой исправительной системы, так как есть тюрьмы федеральные и штатов. Последние могут быть разных видов, в частности, в Калифорнии — городские и окружные, а также тюрьмы штата, которые отличаются от других более строгим режимом и более длительными сроками содержания там, как правило, свыше одного года. Так, за нанесение побоев присяжному предусматривается санкция в виде лишения свободы сроком до одного года с содержанием в окружной тюрьме или сроком в 16 месяцев, два года или три года — в тюрьме штата (ст. 243.7 УК). Здесь следует отметить, что окружные тюрьмы находятся в ведении шерифа соответствующего округа (ст. 4000).

Заключенные при определенных условиях используются на работах, причем, как отмечается в УК некоторых штатов, на физических работах. Так, в УК штата Алабама сказано, что приговор к тюремному заключению за фелонию должен быть определенным, включающим тяжелую физическую работу. Кстати, в данном штате он назначается в больших пределах, например, за фелонию класса А — от 10 до 99 лет (ст. 13А-5-6).

В конце 1970-х гг. в США началась кампания за строительство и передачу осужденных в частные тюрьмы как более безопасные, дешевые и комфортабельные. Она дала позитивные результаты. Крупнейшей в стране компанией в этой сфере услуг стала «Коррекшн Корпорэйшн оф Америка» со штаб-квартирой в городе Нэшвилл (Теннесси). Помимо этого штата компания владеет и управляет тюрьмами в Техасе, Нью-Джерси, Огайо и еще в восьми штатах, а также в Пуэрто-Рико, Австралии и Великобритании. Всего же в частных тюрьмах на конец XX в. содержалось 5% осужденных к лишению свободы. Еще в 1996 г. с идеей приватизации тюрем выступил мэр Нью-Йорка Р. Джулиани.

Наряду с лишением свободы к числу наиболее распространенных в США наказаний относится и штраф. Законодательство предоставляет широкие возможности для назначения этого наказания и нередко даже как бы побуждает судей к применению прежде всего штрафных санкций. Это видно, например, из конструкции санкций статей федерального законодательства (разд. 18 СЗ): виновный карается штрафом и (или) тюремным заключением.

Штраф может применяться за любое уголовно наказуемое деяние и может быть как основным, так и дополнительным наказанием.

Предусмотренные законодательством штатов размеры штрафа за совершение посягательства одной и той же категории нередко очень разнятся между собой. Так, его максимум за фелонию по УК штата Пенсильвания (ст. 1101) и УК штата Огайо (ст. 2929.18) составляет 25 тыс. долл., по УК штата Кентукки (ст. 534.030) — 10 тыс. долл., а по УК штата Нью-Йорк (ст. 80.00) — 5 тыс. долл. В ряде штатов штраф может быть назначен в размере двукратной выгоды, полученной от совершения преступления, или, как, например, в Алабаме, — двукратного ущерба, причиненного потерпевшему в результате совершения преступления (ст. 13А-5-11).

Федеральное законодательство за любую фелонию или мисдиминор, повлекший смерть человека, предусматривает штраф в размере до 250 тыс. долл. (ст. 3571 разд. 18 СЗ).

Как правило, штрафы для юридических лиц в два раза выше, чем для физических: в штатах Нью-Йорк и Кентукки — соответственно до 10 тыс. и 20 тыс. долл., а на федеральном уровне — до 500 тыс. долл. Но предусмотренные для тех и других за совершение наркопреступлений, они могут достигать астрономических цифр, например, по федеральному законодательству (ст. 841 разд. 18 СЗ) — соответственно 8 и 20 млн долл.

При решении вопросов назначения штрафа (возможности и целесообразности его применения, размера и времени уплаты) законодательство штатов и федеральное предписывает судам учитывать различные факторы, в том числе: финансовое положение осужденного; материальные трудности, которые могут претерпевать лица, находящиеся на его иждивении; последствия, которые будет иметь штраф для осуществления реституции; размер полученной в результате совершения преступления выгоды и др. (см., например, ст. 534.030 УК штата Кентукки, ст. 80.00 УК штата Нью-Йорк; ст. 3572 раза. 18 СЗ США). По решению суда осужденный может уплатить всю сумму штрафа сразу или по частям в установленные сроки.

Неуплата штрафа без уважительной причины влечет за собой тюремное заключение, например, по УК штата Огайо (ст. 2947.14) и УК штата Кентукки (ст. 534.060) — до шести месяцев. Интересно, что если осужденный по федеральному законодательству «сознательно» не уплачивает штраф, то он может быть приговорен к любому наказанию, которое могло быть назначено первоначально (ст. 3614 (а) разд. 18 СЗ), а если он этого не делает «умышленно», — может быть приговорен к уплате штрафа в размере до 10 тыс. долл, или в двукратном размере неуплаченного штрафа и (или) к тюремному заключению на срок до одного года (ст. 3615). Однако если иметь в виду формулу санкций федерального уголовного законодательства и кодексов многих штатов, например, штата Висконсин (ст. 939.50), а именно штраф и (или) тюремное заключение и фактор отсутствия у осужденного финансовых возможностей уплатить штраф, то он неизбежно окажется в тюрьме, в то время как состоятельный правонарушитель может попросту «откупиться» за совершенное преступление.

Стремление центральной или местной власти в зарубежных странах, в том числе в США, пополнить соответствующую казну, уменьшить негативное воздействие лишения свободы, разгрузить тюрьмы побуждает судей все чаще прибегать к применению такого наказания, как штраф.

Другой имущественной санкцией является конфискация имущества, которая назначается в дополнение к основному наказанию. В УК штатов, как правило, нет общих положений о применении этого наказания. В Примерном УК сказано, что суд может в соответствии с предоставленным законом правом распорядиться о конфискации имущества (п. 5 ст. 6.02). Конфискация, как известно, бывает двух видов. Общая конфискация в уголовном праве зарубежных стран встречается крайне редко. В США федеральным законодательством она как таковая не предусматривается. Однако, если, по мнению суда, собственность, в том числе недвижимость, была приобретена на средства, добытые преступным путем, он может вынести решение о ее конфискации (ст. 982 разд. 18 СЗ).

Что же касается специальной конфискации, то она устанавливается законодательством, как федеральным, так и всех штатов, и широко применяется на практике.

К числу имущественных наказаний относится и так называемая реституция (restitution), осуществление которой предусматривается законодательством федеральным и штатов. Этой, по терминологии УК штата Огайо (ст. 2929.18), «финансовой санкции» придается большое значение. Об этом говорит хотя бы тот факт, что соответствующее положение закреплено, например, в Конституции штата Калифорния. Пункт b ее ст. 28 гласит: «Недвусмысленное намерение народа штата Калифорния состоит в том, что все лица, которые претерпевают ущерб в результате преступной деятельности, имеют право на реституцию... Получение реституции от осужденных лиц предписывается в каждом случае безотносительно к вынесенному приговору (наказанию) или решению, в котором потерпевший несет убытки, если только против этого нет убедительных и чрезвычайных причин».

По УК штата Пенсильвания (ст. 1106), где вопросы реституции урегулированы довольно подробно, сказано, что по осуждении за любое преступление, в результате которого имущество было украдено, присвоено или получено каким-либо иным способом или его стоимость в существенной степени уменьшена либо потерпевшему причинен телесный вред, правонарушителя, в дополнение к наказанию, предусмотренному за это преступление, можно приговорить к осуществлению реституции. Если к правонарушителю применяется пробация или условно-досрочное освобождение, реституция может быть условием того или другого. По усмотрению суда сумма по реституции может быть выплачена сразу или частями (по месяцам) или по какой-либо другой схеме, которая суду представляется справедливой.

Если реституция предписывается окружным судом, то она ограничивается возвращением реального имущества или неоспариваемой суммой в долларовом исчислении. Если же сумма оспаривается, то суд сам определяет размер реституции.

Невыполнение приказа о реституции может повлечь за собой признание правонарушителя виновным в неуважении к суду или нарушившим условие пробации или условно-досрочного освобождения.

УК штата Пенсильвания не предусматривает общего максимального размера реституции. Однако, например, по УК штата Нью-Йорк по общему правилу максимальный размер реституции или репарации (в этом штате есть и такой вид возмещения) при отсутствии согласия осужденного не должен превышать 15 тыс. долл, в случае осуждения за фелонию и 10 тыс. долл. — за другое посягательство. По усмотрению суда он может быть большим, но в пределах возвращаемого имущества (включая деньги) или его эквивалента и возмещения действительных расходов, понесенных потерпевшим на лечение (п. 5 ст. 60.27).

По федеральному законодательству, где вопросы реституции также регулируются довольно подробно (ст. 3663 разд. 18 СЗ), в размер реституции также включаются «утраченный доход» потерпевшего по причине нанесенного ему телесного повреждения и расходы на похороны — в случае его смерти по этой причине.

Пробация впервые появилась в США в 1878 г. в городе Бостон. К 1957 г. она была введена во всех штатах страны, а позже — и на федеральном уровне.

В УК штата Нью-Йорк сказано, что суд, принимая во внимание характер и обстоятельства содеянного, а также биографию, характер и положение обвиняемого, может приговорить его к пробации на какой-то срок (п. 1 (а) ст. 65.00).

Как правило, эта мера уголовно-правового воздействия неприменима к лицам, совершившим тяжкие преступления, караемые смертной казнью, пожизненным или длительным лишением свободы. Но в разных юрисдикциях этот вопрос решается по-разному. Так, по федеральному законодательству пробация не может быть назначена лицу, совершившему фелонию класса А или В (п. а ст. 3561 разд. 18 СЗ), т.е. деяние, караемое тюремным заключением сроком в 25 или более лет. В штате Огайо она может применяться лишь в случае совершения мисдиминора (ст. 2951.02 УК), а в штате Нью-Йорк данная мера не исключена даже в случае совершения тяжких преступлений, караемых пожизненным тюремным заключением, но и назначается пожизненно (п. 3 ст. 65.00).

Обычно же для фелоний (по федеральному законодательству и для мисдиминоров) срок пробации не должен превышать пяти лет. Для мисдиминоров — меньше, например, по УК штата Нью-Йорк — до трех лет, а по УК Кентукки — до двух лет.

Лицо, осужденное к пробации, обязано под страхом ее отмены соблюдать на свободе предписанные судом условия. При этом условия, например, по федеральному законодательству, подразделяются на обязательные и дискреционные, перечень которых не является исчерпывающим (ст. 3563). Другими словами, судьи вправе предписать соблюдение условий по своему усмотрению, а также видоизменить их перечень в любое время до истечения срока пробации.

Наиболее распространенными условиями являются: участие в выполнении общественно полезных работ; непосещение определенных мест; осуществление реституции; прохождение курса обучения, подготовки или лечения; воздержание от употребления алкоголя, владения огнестрельным оружием; регулярные встречи с чиновником службы пробации, о котором в силу той роли, которую он играет в жизни осужденного, следует сказать особо.

Чиновник службы пробации осуществляет надзор за поведением подопечного, он — одновременно и полицейский, и патронажный служащий. В случае нарушения условий пробации он может арестовать осужденного без соответствующего ордера.

Применение пробации критикуется по различным основаниям.

  1. Это «не тритмент» и не наказание, это «успокоительное» средство для судей.
  2. Она чрезвычайно фрагментарна, не представляет единой системы: в стране существуют 885 служб пробации для взрослых и столько же для несовершеннолетних, причем далеко не во всех штатах их деятельность как-то координируется.
  3. Многие чиновники службы пробации слишком перегружены, и у них остается мало времени для непосредственного общения с поднадзорными, поэтому нередко надзор оказывается номинальным или даже формальным.

Если осужденным нарушены условия пробации, то суд после проведения слушания может вынести одно из следующих решений:

  1. предписать продолжение нахождения в режиме пробации с продлением или без продления ее срока, с изменением или расширением условий пробации;
  2. отменить приговор к пробации и вынести новый приговор — к тюремному заключению (ст. 3565 разд. 18 СЗ).

Такие же последствия неисполнения осужденным условий пробации могут наступить для него и по законодательству штатов.

Начиная с 1982 г. в США стала широко практиковаться пробация с интенсивным надзором. Программы такой пробации различаются по содержанию. Одни, например, не включают работу с наркоманами или лицами, совершившими половые преступления; другие рассчитаны на работу с лицами, совершившими какое-то одно преступление. Но, несмотря на различия, все они имеют общие характеристики: рассчитаны на небольшие группы лиц, включают надзор, который характеризуется как «более жесткий, чем рутинный», т.е. обычный, а также обязательство осужденного осуществить реституцию (возмещение ущерба) потерпевшему, оплатить стоимость контроля над ним, выполнение определенных общественных работ, периодическое прохождение тестирования на наркотики и др.

Здесь же следует отметить, что законодательство некоторых штатов в качестве дополнительного условия пробации предусматривает возможность подвергнуть осужденного электронному мониторингу (см., например, п. 4 ст. 65.10 УК штата Нью-Йорк).

Isfic.Info 2006-2017