Уголовное право зарубежных стран

Понятие наказания, его цели и особенности назначения в уголовном праве США


Американское уголовное законодательство (федеральное и штатов) не содержит определения наказания, отдавая решение этого вопроса «на откуп» судебной практике, а в основном — доктрине. Но и там его можно обнаружить далеко не всегда. По-видимому, американские юристы исходят из того, что понятие наказания — это нечто само собой разумеющееся.

Как представляется, более полное определение наказания сформулировано в словаре юридических терминов: «Наказание в уголовном праве — это любая боль, страдание, кара, ограничение, налагаемое на лицо в соответствии с нормами права и по решению или приговору суда за преступление или уголовное правонарушение, совершенное им, или за невыполнение обязанности, предписываемой законом»1Rush G. The dictionary of criminal justice. The Dushkin publishing group. Inl. com. 1991. P.257..

Наказание обладает следующими признаками: 1) представляет собой страдание или иные неблагоприятные последствия; 2) налагается за нарушение нормы права; 3) ему подвергается лицо за совершенное им правонарушение (преступление); 4) применяется лицами, которые сами не привлекаются к ответственности, и 5) назначается и применяется «учреждаемой правовой системой, против которой совершено преступление».

Гораздо больше внимания, в том числе и в законодательстве, уделяется вопросу о целях наказания. Думается, в значительной степени это обусловлено проведением реформы уголовного права вообще и реформы системы назначения наказаний в частности.

В американской уголовно-правовой литературе можно обнаружить большое разнообразие теорий целей наказания, которые, если попытаться их обобщить и сгруппировать, можно свести к четырем-пяти основным концепциям.

Кара, воздаяние (retribution), — самая старая, традиционная цель наказания. Ее наиболее ярким и последовательным сторонником был И. Кант, который считал «единственно разумной и возможной теорию наказания по принципу талиона — возмездия равным за равное»2Решетников Ф.М. Уголовное право буржуазных стран. М., 1985. С. 24.. По этой теории, как ее понимают в США, общество наказывает преступника для того, чтобы «получить отмщение», или, согласно более мягкому варианту, если кто-то причинил вред другому, то единственно правильным и справедливым было бы причинение страданий за это и ему.

Эта теория подвергается критике, прежде всего потому, что ее считают «формой возмездия и потому с моральной точки зрения не могущей быть оправданной».

Однако другая трактовка этой теории также имеет сторонников. Они считают, что если кто-то совершает преступление, то для восстановления спокойствия умов и подавления преступных тенденций необходимо, чтобы он получил соразмерное наказание, и что наказание — возмездие, необходимое для поддержания уважения к закону и предотвращения актов «частной мести», т.е. самосуда.

На протяжении длительного времени рассматриваемая цель наказания не была особенно популярна среди теоретиков. Но сравнительно недавно мыслители различных политических убеждений увидели в теории воздаяния основу, на которой должна быть построена система наказаний. Но, конечно, это произошло не спонтанно и не «вдруг», это — результат действия определенных причин, о которых подробнее речь пойдет ниже.

В настоящее время эта цель наказания нередко обозначается как «заслуженное» или «справедливо заслуженное».

Сторонники цели воздаяния утверждают, что она препятствует осуществлению произвола, поскольку лицо подлежит наказанию только тогда, когда оно заслуживает этого, и наоборот. При этом они отрицают утилитарный подход к наказанию, так как исходят из того, что наказание не может быть назначено лицу даже во благо коллективных интересов других. Эта позиция была обоснована следующим образом: утилитарный подход представляется весьма сомнительным, так как причинение страданий немногим оправдывается пользой, приносимой многим. Свободное общество должно признать, что права индивида, по крайней мере его наиболее важные права, имеют приоритет перед коллективными интересами. В такой позиции нельзя не обнаружить большое сходство со взглядами И. Канта. Он также считал, что наказание не может назначаться ради какой-то утилитарной цели. Но после того как осуществлена справедливость, он не исключал возможности реализации той или иной непосредственно полезной цели. «Сточки зрения категорического императива, — подчеркивал А.А. Пионтковский, — он (преступник) прежде всего должен получить следуемое наказание, а потом можно подумать о том, какую пользу можно извлечь из этого наказания для него или для сограждан»3Пионтковскии А.А. Уголовно-правовые воззрения Канта, Фейербаха и Фихте. М., 1940. С. 53-54..

Одной из более современных и популярных теорий целей наказания является теория удержания от совершения преступления устрашением (deterrence or general deterrence). Согласно этой теории, нередко именуемой общей превенцией (general prevention), страдания преступника за совершенное им деяние должны удержать других от совершения преступлений; в противном случае их ожидает та же участь. Однако общепредупредительный эффект наказания неясен; трудно измерить эффективность страха перед наказанием, так как это не единственная сила, удерживающая людей от нарушения закона.

Общепредупредительная сила наказания может значительно разниться в зависимости от числа и видов факторов. Лица, которые совершают преступления под влиянием сильного эмоционального волнения (например, убийство в порыве гнева), или те, которые стали профессиональными преступниками в результате приобретенного опыта (например, воры-карманники или взломщики сейфов), возможно, менее других подвержены страху перед наказанием.

Даже безотносительно к характеру преступления люди, несомненно, по-разному реагируют на угрозу быть наказанными — в зависимости от таких факторов, как социальное положение, возраст, интеллект и моральная устойчивость.

К рассмотренной выше теории тесно примыкает теория, направленная на то, чтобы удержать от совершения преступления ранее судимых лиц. Некоторые авторы называют ее special или particular deterrence, что означает удерживание от совершения преступлений путем специального или индивидуальною устрашения. Согласно этой теории от совершения преступлений в будущем должны удерживать как само наказание (например, более продленное тюремное заключение), так и система отбытия наказания, т.е. «неприятные ощущения», повторения которых осужденный не хотел бы в будущем.

Некоторые ученые критикуют эту теорию за то, что вряд ли можно достаточно точно установить лиц, являющихся действительно опасными, а также за то, что она одновременно не предполагает исправление (реабилитацию) преступника, что не мудро, так как большинство заключенных могли бы быть возвращены в общество.

Эта теория нередко используется для оправдания таких наказаний, как смертная казнь или пожизненное лишение свободы без права на досрочное освобождение для неисправимых правонарушителей.

И наконец, последняя теория наказания из числа основных — реабилитация. Согласно этой теории виновный наказывается с целью исправить его путем «надлежащего обращения» (treatment) с ним. Такое обращение не совсем правильно называть наказанием, поскольку (в отличие от других наказаний) упор делается не на причинение ему страданий. Теория реабилитации покоится на убеждении, что человеческое поведение является «продуктом» (результатом) предшествующих причин, что эти причины могут быть выявлены и что исходя из этого могут быть применены соответствующие терапевтические меры, которые могут оказаться эффективными для изменения поведения осужденного.

На состоявшемся в 1870 г. в Цинциннати Национальном пенитенциарном конгрессе была принята программа исправления заключенных, основанная на их религиозном воспитании и моральном обновлении.

В дальнейшем эта программа видоизменялась, появились другие программы исправления. Иными словами, реабилитационная цель стала занимать господствующие позиции. Она была тесно связана с системой неопределенных приговоров. Эта система заключается в вынесении приговоров без точного указания срока лишения свободы и широком применении досрочного освобождения. Суд устанавливает лишь общие пределы тюремного заключения, обычно довольно большие (например, 5-20 лет) или очень большие (например, от 20 до 50 лет или даже от одного года до 99 лет).

Действительная же продолжительность лишения свободы определялась специальной комиссией — советом по условно-досрочному освобождению (parole board). Обычно он состоит из 4-5 человек и, как правило, назначается губернатором штата, причем на политической основе. Такие советы были во всех штатах и на федеральном уровне.

Если, по мнению совета, процесс реабилитации протекает успешно, он до истечения максимального срока условно-досрочно освобождает заключенного. Основным критерием должно быть «хорошее поведение». На практике решение вопроса нередко зависит от совершенно иных факторов: возможности найти работу, загруженности тюрем, уровня того или иного вида преступности, отношений с персоналом пенитенциарного (исправительного) заведения и др. Поскольку в большинстве штатов усмотрение советов по существу не было ограничено законом, понятно, что дальнейшая судьба заключенного зависела от такого усмотрения.

В 1877 г. система неопределенных приговоров была введена в штате Нью-Йорк, в 1922 г. — в 37 штатах, в середине 70-х гг. XX в. — уже в 41 штате. Нередко законодательство штатов прямо предписывает вынесение неопределенных приговоров. Так, в ст. 70.00 УК штата Нью-Йорк сказано, что «приговор к тюремному заключению за фелонию должен быть неопределенным».

Однако уже в 70-е гг. прошлого века в стране все более начинает набирать силу разочарование в системе неопределенных приговоров и в реабилитационной модели вообще. Для этого имелось несколько причин. Во-первых, система неопределенных приговоров оказалась неспособной не только понизить уровень преступности в стране, но даже как-то обуздать ее. Во-вторых, она повлекла за собой значительные различия, можно сказать, разнобой в сроках лишения свободы, отбываемых за одинаковые преступления.

Подводя итог многолетнему применению мер некарательного воздействия, американский Комитет по изучению тюремного заключения в своем докладе «Осуществление правосудия» пришел к следующему выводу: «Реабилитационная модель, несмотря на то что она ориентирована на понимание заключенного и заботу о нем, оказалась более жестокой и карательной, чем откровенно карательная модель... Под прикрытием доброжелательства расцвело лицемерие, и каждый новый акт манипулирования заключенными неизбежно изображается как благое дело. Приговаривать людей, виновных в одинаковых преступлениях, к различным мерам воздействия во имя их реабилитации, наказывать не за деяние, а в связи с условиями его совершения — значит нарушать фундаментальные принципы равенства и справедливости».

Существенный недостаток системы неопределенных приговоров в том, что она зачастую в действительности не исправляет преступников, а заставляет их приспосабливаться к соответствующим условиям, выполнять предъявляемые требования, делать все, чтобы как можно раньше выйти на свободу, т.е. порождает конформизм.

Систему неопределенных приговоров стали критиковать и правые, и левые. Первые утверждают, что она служит проявлением «гнилого либерализма», поскольку позволяет осужденным даже за серьезные преступления слишком рано оказываться на свободе, задолго до истечения максимального срока, указанного в приговоре, который к тому же благодаря «снисходительности» судей часто бывает значительно ниже верхнего предела срока заключения, установленного законом. Представители левых политических организаций видят основной порок системы неопределенных приговоров в том, что она открывает безграничные возможности и для судейского произвола, и в особенности для злоупотреблений тюремной администрации, что чревато самыми тяжелыми последствиями прежде всего для подвергнутых уголовной репрессии участников антивоенных, антирасистских и других прогрессивных движений.

Разочарование в системе неопределенных приговоров, естественно, отрицательно сказалось на оценке реабилитации (исправления) как цели уголовного наказания.

На смену реабилитационным целям выдвигается концепция «справедливо заслуженного», а по существу старая как мир теория возмездия или кары.

Сущность «справедливо заслуженного» состоит в том, что лица, которые совершили одинаковые преступления, должны быть подвергнуты одинаковому наказанию. При вынесении приговора суд должен исходить из тяжести совершенного деяния, из того, чего «справедливо заслуживает» обвиняемый, и реальный срок наказания должен заранее определяться в приговоре суда, а не в результате сомнительных суждений администрации относительно якобы наступившего «исправления» заключенного. Логическим следствием концепции «справедливо заслуженного» явилось требование замены системы неопределенных приговоров «новой» системой определенных приговоров с самыми узкими рамками пределов судейского усмотрения, предполагающей сведение к минимуму полномочий комиссий (советов) по условно-досрочному освобождению либо вообще упразднение этих комиссий. Что и было сделано на практике. Так, например, была распущена Федеральная комиссия по условно-досрочному освобождению.

В конце 70-х гг. XX в. различные виды определенных приговоров были введены в штатах Мэн, Калифорния, Индиана и др. Так, в штате Калифорния судья может лишь скорректировать с учетом смягчающих или отягчающих обстоятельств предусмотренное законом наказание в довольно узких пределах: например, за ограбление II степени — в пределах от двух до пяти лет тюремного заключения, так как УК (п. а (2) ст. 213) предусматривает наказание в два, три или пять лет. При отсутствии указанных обстоятельств, вероятнее всего, назначается наказание сроком в три года тюремного заключения. К настоящему времени большинство штатов отказалось от системы неопределенных приговоров.

В законодательстве штатов (там, где оно было реформировано под влиянием Примерного УК (ст. 1.02)), закреплены положения о целях наказания, но которые нередко обозначаются именно как цели законодательства. Так, «общими целями» УК штата Нью-Йорк (ст. 1.05) по существу провозглашаются все основные четыре цели наказания, о которых говорилось выше.

Те же цели наказания, но, как представляется, сформулированные более четко, закреплены и в федеральном уголовном законодательстве (ст. 3553 разд. 18 СЗ). Они были включены туда принятым в 1984 г. специальным нормативным актом — Законом о реформе системы назначения наказания, который был частью так называемого Комплексного закона о контроле над преступностью, принятого в том же году.

В указанной статье сказано, что при определении конкретного наказания суд должен принять во внимание:

  1. характер и обстоятельства совершенного посягательства, а также биографию и характеристику подсудимого;
  2. необходимость назначения именно данного наказания, чтобы оно:

    • отражало серьезность посягательства, содействовало уважению к закону и обеспечивало справедливое наказание за посягательство;
    • явилось адекватным удерживающим средством (путем устрашения) от осуществления преступного поведения;
    • защищало общество от совершения подсудимым преступлений в будущем;
    • наиболее эффективным образом обеспечивало подсудимого необходимой образовательной или профессиональной подготовкой, медицинским обслуживанием и другим исправительным обращением (treatment).

Следует отметить, что в США уже давно назревала необходимость проведения реформы системы назначения наказания. Она была вызвана рядом причин, и прежде всего чрезвычайно большими различиями в назначении наказаний за одинаковые или сходные преступления.

Так, например, перегон похищенного автомобиля из одного штата в другой, а это федеральное преступление, в первом округе карался в среднем 22 месяцами, а в 10-м — 42 месяцами тюремного заключения. Наказание за подлог (подделку) колебалось от 30 месяцев в третьем округе до 82 месяцев в округе Колумбия. Несомненно, различия в назначении наказаний — источник большой несправедливости, и эта несправедливость приносит дурную славу системе уголовного правосудия, поскольку такая слава означает, что наказание, которое получает правонарушитель, зависит от судьи, который рассматривает дело, а не от преступления, которое он совершил.

Движение за реформирование системы назначения наказания зародилось в штатах, а уже затем достигло федерального уровня.

Вышеупомянутый Федеральный закон предписывает, чтобы суд назначал наказание достаточное, но не более того, которое необходимо, чтобы оно соответствовало перечисленным целям наказания.

Кроме того, и это следует подчеркнуть особо, суд при назначении наказания должен руководствоваться рекомендациями Комиссии по назначению наказаний. В 1985 г. такая комиссия была сформирована. Она состоит из семи членов с правом голоса и одного с совещательными правами. В их числе Генеральный атторней и трое федеральных судей. Четыре других члена комиссии — специалисты в соответствующих областях: экономист, профессор уголовного права, ученый-бихевиорист и представитель исправительного учреждения. Комиссия действует как независимый орган в судебной системе США. Она разработала вступившие в силу 1 ноября 1987 г. «Федеральные руководства по назначению наказаний», которые периодически переиздаются с изменениями. В них содержатся подробные таблицы по назначению наказаний по видам и размерам с максимумом и минимумом за различные составы преступлений и отдельно для преступлений, совершенных рецидивистами. В ноябре 1989 г. Верховный суд США признал эти руководства конституционными.

Руководства по назначению наказаний предусматривают 43 уровня опасности преступлений. Для сравнения: Примерный УК содержит пять категорий преступлений, что считается недостаточным. В одних штатах (Канзас, Миннесота и др.) — обычно в два раза больше, а в некоторых других — еще больше: по УК штата Пенсильвания — 13, а по УК штата Вашингтон — 15.

Федеральные руководства по назначению наказаний значительно ограничивают судейское усмотрение. Они предусматривают тщательно урегулированный, довольно сложный порядок определения наказания. Во-первых, если обвиняемый осужден за посягательство, то судья должен обратиться к статутному индексу к руководствам. Этот индекс предусматривает номер, отражающий «базовый уровень посягательства», которое было совершено. Например, для ограбления такой уровень — № 20. Во-вторых, судья должен удостовериться, не подпадает ли данное преступление под «особые характеристики посягательства», предусмотренные руководствами. Если да, то судья, как предусмотрено там, должен повысить уровень посягательства. Например, если осужденный грабитель угрожал оружием (наставлял его), то уровень посягательства повышается на три единицы, достигнув 23. В-третьих, судья должен установить, не применима ли в данном случае какая-либо из предусмотренных в руководствах поправок. Большинство из них повышают уровень посягательства, но некоторые (например, принятие обвиняемым на себя ответственности за свое поведение) обязывают судью уменьшить на определенный размер уровень посягательства. В-четвертых, судья должен определить количество баллов, связанное с криминальным прошлым осужденного, которое добавляется к уровню посягательства.

Осуществив, таким образом, четырехступенчатый подсчет количества баллов, судья, обратившись к таблице, назначает соответствующее наказание в определенных пределах, например, от «51 до 63 месяцев». Суд может выйти за эти пределы в ту или иную сторону, если имеются какие-то особые факторы, которые он посчитает необходимым учесть. Однако в этом случае он должен дать своему решению письменное обоснование, которое подлежит проверке в апелляционном порядке.

Разработав руководства, Комиссия попыталась гармонизировать цели наказания, т.е. устранить имеющиеся между ними противоречия. Но, как отмечают американские исследователи, баланс интересов создать не удалось. Можно привести много примеров, когда трудно или вообще невозможно «примирить» интересы, вытекающие из разных целей наказания. Один из них — совершение типичного для Америки преступления.

Пойман молодой человек, продающий наркотики, чтобы иметь деньги для покупки наркотиков для собственного потребления. Если исходить из цели общего предупреждения, чтобы удержать других от сбыта наркотиков, он должен быть наказан сурово, заслуживает длительного тюремного заключения. Если иметь в виду возможность его реабилитации (а он, будучи молодым человеком, имеет право на исправление), наказание должно быть связано не с тюремным заключением, а скорее с программой «обращения», которая должна лишить его соответствующей мотивации. Такое «обращение» в сочетании с приобретением трудовых навыков и советами по трудоустройству может способствовать его отказу от влечения к наркотикам.

Решение вопроса о том, какая из этих двух стратегий может быть более эффективной в деле сокращения наркопреступлений, представляется весьма сложным.

Вместе с тем Комиссия не провела соответствующего исследования, не дала оценку существующим исследованиям по проблеме реализации целей наказания, не выработала своей философии по назначению наказаний. Вместо этого она стала придерживаться математического подхода: вывела средний показатель по наказаниям, вынесенным федеральными судами по каждому преступлению за последние пять лет.

Отношение федеральных судей к новой системе назначения наказаний — разное. Одни считают руководства «мрачной неудачей», другие, наоборот, что ими «была создана более справедливая система назначения наказаний». Но вот проведенный опрос мнения 800 федеральных судей показал, что 86% из 640 приславших ответы заявили, что правила назначения наказаний, предусмотренные руководствами, должны быть изменены с тем, чтобы было расширено судейское усмотрение, а чуть более половины респондентов высказались за полное упразднение руководств.

Применение Федеральных руководств по назначению наказаний показало, что в целом произошло ужесточение наказания, повышение удельного веса назначения наказания в виде лишения свободы.

Понятие «система наказаний» в американской уголовно-правовой доктрине не разработано. И это естественно, поскольку, имея в виду особенности уголовного права США, о системе наказаний там можно говорить весьма условно.

Основными видами наказаний являются: смертная казнь — в большинстве штатов страны и на федеральном уровне; тюремное заключение; пробация и штраф. В большинстве случаев суды имеют право, назначив наказание в виде тюремного заключения, например, на пять лет, отсрочить его исполнение, применив пробацию на тот же срок. Однако если законодателем предусматривается обязательный минимальный срок за определенные преступления, то возможности применения пробации оказываются ограниченными. Находясь на пробации, осужденный обязан соблюдать предписанные судьей условия, например, проходить, когда потребуется, наркотесты, избегать контакта с известными в прошлом преступниками, не иметь оружия, представлять чиновнику службы пробации отчеты в установленные сроки. По федеральному законодательству (ст. 3563 разд. 18 СЗ) условия пробации подразделяются на обязательные и дискреционные. Последние, предписываемые по усмотрению суда, весьма многочисленны — их 21, и суд не ограничен их перечнем в законе.

В качестве дополнительных наказаний предусматриваются различные меры, в частности, возложение обязанности возместить причиненный ущерб, лишение различных прав и конфискация имущества, а также штраф. По федеральному уголовному законодательству (разд. 18 СЗ) собственно конфискация (confiscation) понимается довольно узко: изъятие лишь по пяти статьям таких предметов, как огнестрельное оружие, боеприпасы, непристойные материалы, приспособления для подслушивания и некоторые др. В соответствии со ст. 982 forfeiture — это изъятие любого имущества (движимого и недвижимого), если оно было как-то связано с совершением преступления. Данный вид конфискации, в частности, предусматривается как способ борьбы с наркоторговцами, рэкетирами и другими участниками организованной преступности. Так, подлежат изъятию орудия и средства, которые использовались при совершении преступлений, в том числе транспортные средства (автомобили, самолеты и корабли), деньги, ценные бумаги, здания, приобретенные на доходы от преступлений. Во многих штатах в качестве альтернативы краткосрочному лишению свободы может быть назначено выполнение общественно полезных работ — санитаром в больнице или сборщиком мусора в городских парках. Иногда применяется такое наказание, как предание позору (shaming).

Помимо наказания американское законодательство (штатов и федеральное) предусматривает и меры безопасности.

Isfic.Info 2006-2017