Уголовное право зарубежных стран

Соучастие в уголовном праве Японии


В УК институту соучастия посвящена самостоятельная глава (гл. 11). Вместе с тем общее определение соучастия в Кодексе отсутствует.

В уголовно-правовой доктрине Японии выделяются два вида соучастия: обязательное соучастие (хицуётэки кёхан) и добровольное соучастие (нинъитэки кёхан).

Обязательное соучастие имеет место в том случае, когда законодатель в норме Особенной части японского УК или другого уголовного законодательства специально указывает на возможность совершения данного преступного деяния исключительно двумя или более лицами. По существу речь идет о специально предусмотренных случаях группового совершения преступления.

Так, согласно ст. 207 УК наказываются два или более лица, совершивших насильственные действия, в результате которых человеку причиняется телесное повреждение и при этом нельзя установить, кто нанес более легкое или более тяжелое телесное повреждение, а также — кто именно нанес телесное повреждение. В этом случае применяются нормы о соучастии, «даже если эти лица не действовали сообща». Это положение, по-видимому, следует толковать так, что все лица, участвовавшие в нанесении телесных повреждений потерпевшему, отвечают как соисполнители за причинение наибольшего вреда, независимо от того, кто нанес самое тяжелое телесное повреждение и нанес ли вообще его. В принципе такая квалификация действий соучастников обоснованна, так как подобные преступления, в частности, совершаемые в драке, осуществляются с прямым неконкретизированным умыслом, и лица, участвующие в совершении преступления, готовы причинить любой вред потерпевшему. Их преступным умыслом охватывается в равной степени причинение и самого минимального, и самого максимального вреда, поэтому ответственность наступает за фактически наступившие последствия.

К добровольному соучастию относится соисполнительство (кёдо сэйхан), подстрекательство (кёсахан) и пособничество (ходзёхан) (ст. 60,61,62 УК).

Соисполнителями согласно ст. 60 признаются два или более лиц, совместно осуществивших преступление.

По поводу соисполнительства в уголовно-правовой науке Японии существуют два подхода: 1) теория совместности преступлений, согласно которой участники вместе совершают определенную акцию; 2) теория совместности деяний, согласно которой участники, объединившись, совершают каждый свою акцию. Приоритет отдается первой теории.

Условия соисполнительства делятся на субъективные и объективные. К субъективным условиям относится общность преступного умысла лиц, участвующих в совершении преступления. К объективным условиям относится совместность действий соучастников. В судебной практике совместность понимается широко: при заговоре отвечают все его участники, даже если действовать поручено только одному из них. Иногда даже говорят о совершении в данном случае преступления «субъектом совместного намерения», т.е. неким коллективным субъектом.

В теории уголовного права такая позиция, нашедшая свое отражение в судебных прецедентах, подвергается критике. Считается, что простое участие в заговоре должно быть квалифицировано как пособничество или подстрекательство.

В науке уголовного права Японии актуальна проблема так называемого косвенного исполнителя. В российском уголовном праве это посредственное причинение вреда. Речь идет о совершении преступления посредством использования невиновно действующего лица. Уголовная ответственность возлагается на то лицо, которое использует неосведомленное лицо, считающееся косвенным исполнителем.

К косвенному исполнительству относят и такие случаи, когда лицо приняло решение о совершении преступления, будучи во вменяемом состоянии, а реализует его, уже доведя себя до состояния невменяемости.

Считается, что преступное деяние, совершенное в состоянии алкогольного опьянения, не основано на воле лица, поэтому не может называться деянием и не образует преступления. Однако если лицо использует ситуацию, при которой оно принимает решение о преступном деянии до употребления алкоголя, а совершает «реализующее деяние» в состоянии алкогольного опьянения, то лицо само использует себя же, находящегося в состоянии опьянения, то есть обращается с собой, как с орудием, подобно косвенному исполнителю.

Подстрекательство определяется как побуждение другого лица к совершению преступления. Способы подстрекательства в уголовном законе не конкретизируются. Согласно ст. 61 УК подстрекатель приравнен к исполнителю.

Пособничество представляет собой оказание помощи исполнителю (ст. 62). В чем конкретно может выражаться такая помощь, в Общей части УК не говорится. В нормах Особенной части пособничество обычно раскрывается путем перечисления таких действий, как предоставление орудий и средств совершения преступления, финансовой помощи и любой другой помощи (например, переход на сторону врага).

Подстрекатель пособника приравнивается к самому пособнику. Такое деяние имеет место, например, в случае, когда одно лицо побуждает другого к предоставлению финансовой помощи в совершении преступления или склоняет другого к предоставлению оружия для убийства. С точки зрения российского законодательства подобные действия должны быть квалифицированы как обычное подстрекательство, так как пособничество в преступлении — это само по себе преступление. Подстрекатель пособника склоняет его к совершению преступления — к соучастию в преступлении. Признавать склонение к преступлению видом пособничества нелогично, подстрекатель не оказывает никакой помощи, разве что лишь опосредованно: побуждая пособника предоставить орудие для убийства, он как будто бы сам оказывает такую помощь, т.е. способствует совершению преступления.

Согласно японскому праву подстрекатель пособника наказывается мягче, чем обычный подстрекатель или подстрекатель исполнителя, поскольку пособничество рассматривается как менее опасное деяние, нежели исполнительство. Согласно ст. 63 УК пособнику назначается более мягкое наказание, чем исполнителю.

В японском УК выделена также фигура подстрекателя подстрекателя (т.е. лица, склоняющего к преступлению самого подстрекателя). Подстрекающий подстрекателя приравнен к исполнителю.

Таким образом, уголовная ответственность за склонение к совершению преступления в японском уголовном праве имеет некоторые особенности. Подстрекатель к совершению преступления может существовать в трех видах:

  1. подстрекатель исполнителя;
  2. подстрекатель подстрекателя;
  3. подстрекатель пособника.

Первые два вида подстрекательства приравнены к исполнительству, третий — к пособничеству, наказываемому более мягко, чем первые два вида.

Общего понятия организатора УК не содержит. Однако в нормах Особенной части выделяются так называемые главари и лица, фактически осуществляющие функции организатора преступления.

Так, согласно ст. 77 УК за мятеж наказываются главари, участники совещаний о восстании и руководители толпы, а также лица, выполняющие иные «должностные обязанности». Для главарей в качестве наказания предусмотрены альтернативно смертная казнь и пожизненное тюремное заключение, для иных организаторов, руководителей и «должностных лиц» — тюремное заключение на срок от одною года до 10 лет. Простые участники мятежных действий наказываются тюремным заключением на срок до трех лет.

Подобное деление — на главарей, иных организаторов и руководителей и рядовых участников беспорядков — проводится и в норме об ответственности за массовые беспорядки (ст. 106).

Таким образом, организация преступления и руководство им представляют собой институты не Общей, а Особенной части УК.

Вопрос о соучастии со специальным субъектом решается необычно: лицо, не являющееся специальным субъектом, но участвовавшее вместе с последним в преступлении, отвечает наравне с ним.

Isfic.Info 2006-2017