Уголовное право зарубежных стран

Преступления против жизни в английском уголовном праве


В соответствии с уголовным законодательством и доктриной уголовного права различают три основных вида убийств: тяжкое убийство (murder), простое убийство (manslaughter) и детоубийство (infanticide). Хотя основополагающими актами, которые регулируют ответственность за преступное лишение жизни, являются Закон об убийстве 1957 г. и Закон о детоубийстве 1938 г., ответы на многие вопросы, связанные с определением убийства, признаками различных видов убийства и т.п., можно найти лишь в общем праве.

До издания в 1957 г. Закона об убийстве единственным наказанием за тяжкое убийство была смертная казнь. Поскольку данный Закон установил различие между отдельными видами тяжкого убийства, с его принятием суды получили возможность использовать дифференцированный подход при назначении наказания за тяжкое убийство. С этого момента смертная казнь могла быть назначена только за убийство, совершенное в ходе кражи, причиненное во время стрельбы или взрыва, при попытке избежать или помешать осуществлению законного ареста, а также за убийство сотрудника полиции, исполнявшего свои обязанности. Остальные виды тяжкого убийства подлежали наказанию в виде пожизненного лишения свободы. Смертная казнь за убийство была отменена Законом об убийстве (отмена смертной казни) 1965 г., а пожизненное лишение свободы стало единственно возможным наказанием за подобное преступление.

Тяжкое убийство. Классическим считается определение тяжкого убийства, данное Коком: «Тяжкое убийство имеет место тогда, когда человек... 1) незаконно 2) причиняет смерть 3) разумному созданию, 4) имеющему самостоятельное физическое существование и 5) находящемуся под охраной королевского мира, 6) со злым предумышлением (malitia praecogitata), выраженным или предполагаемым, если 7) смерть потерпевшего последовала в течение года и дня».

Из названных семи конститутивных признаков именно признак незаконности переводит убийство в категорию тяжких и отграничивает его от всех видов нспреступного причинения смерти, будь то правомерное или извинительное, а шестой признак, злое предумышление, отграничивает его от тех видов причинения смерти, которые относятся к разряду простых убийств. Наличие же второго, третьего, четвертого, пятого и седьмого признаков в равной мере считалось необходимым как для тяжкого, так и для простого убийства.

Термин «разумное создание» означает не психически здоровое, а человеческое существо, поэтому убийством признается причинение смерти человеку (а не животному). Кроме того, объектом убийства может быть только «живущий» человек, следовательно, к ответственности за убийство может быть привлечен лишь тот, кто убил ребенка, родившегося живым и начавшего (вне утробы матери) самостоятельное существование.

В указании на то, что человек находится под охраной королевского мира, воплощается древний принцип, согласно которому королевское величество по званию своему и королевскому достоинству является первым хранителем мира во всех своих владениях, т.е. действует в интересах своих подданных и защищает их. Вначале королевский мир объявлялся лишь в определенные церковные праздники или действовал в отношении лиц, которым эта привилегия была специально дарована королем, или в местах, пользовавшихся его особым покровительством (таких, как окрестности королевского дворца и четыре большие дороги). Затем эти пределы расширились, и интересы короля и подданного совпали друг с другом

Понятие злого прелумышления, или, как иногда говорят, злого предвидения (отличительный признак тяжкого убийства), появилось в английском уголовном праве во время правления Генриха VIII в качестве критерия злостности, наличие которой должно было лишить духовное лицо, совершившее убийство, его права не подвергаться смертной казни. Хотя в современном уголовном праве это выражение применительно к тяжкому убийству сохранилось, первоначальный смысл составляющих его слов изменился, и оно считается не более чем условным обозначением, способным охватить все весьма разнообразные формы mens rea, настолько тяжкие, что убийство, совершенное при наличии одной из них, становится тяжким убийством.

В современном варианте mens rea тяжкого убийства состоит в намерении незаконно убить другое человеческое существо или незаконно причинить ему тяжкие телесные повреждения. Хотя при изучении современных судебных решений может показаться, что обвиняемый привлекается к уголовной ответственности только в том случае, когда доказано, что он действовал умышленно, в действительности для этого достаточно и проявленной им субъективной неосторожности по отношению к наступлению последствий. Даже если обвиняемый не желал наступления смерти потерпевшего или тяжкого телесного повреждения, а лишь предвидел его и безразлично относился к такой вероятности, он может быть признан виновным в тяжком убийстве.

Следует отметить, что последний из указанных Э. Коком признаков, необходимых для ответственности за любой вид убийства, а именно то, что смерть потерпевшего последовала в течение одного года и одного дня, прекратил свое существование совсем недавно. Это положение общего права, давно уже признаваемое английскими юристами устарелым, было введено только для того, чтобы подчеркнуть, что 365-й день после нанесения телесного повреждения также включался в исчисление срока, поскольку при исчислении срока «с момента» совершения какого-либо действия началом течения этого срока в интересах обвиняемого считался непосредственно день совершения преступления.

Данное правило было отменено только в 1996 г. в связи с принятием Закона о реформе права (правило одного года и одного дня). Согласно этому Закону в случае совершения тяжкого или простого убийства, детоубийства или иного преступления, связанного с причинением смерти либо оказанием помощи, подстрекательством, советом совершить самоубийство, уголовное дело может быть возбуждено лишь с согласия Генерального атторнея в том случае, когда телесное повреждение, приведшее предположительно к смерти, было причинено более чем за три года до ее наступления или когда обвиняемый ранее уже был осужден за преступление при обстоятельствах, также предположительно приведших к смерти. Целью такого предписания являлась защита потенциального обвиняемого от уголовного преследования после значительного временного интервала, когда в его памяти могут не сохраниться подробности происшедшего, а другие доказательства могут исчезнуть.

И, наконец, для привлечения кого-либо к уголовной ответственности за убийство обвинение должно доказать существование причинной связи между смертью жертвы и поведением обвиняемого. Всегда необходимо помнить, что убийство человека может быть совершено как прямым, непосредственным насильственным действием, так и посредством длинной цепи причин и следствий, в результате чего последнее действие обвиняемого и по времени, и по порядку причинения может достаточно далеко отстоять от смерти потерпевшего, последовавшей в результате этого действия. Судебная практика и доктрина между тем склоняются к мнению, что, когда речь идет об обвинении лица в совершении тяжкого убийства, существует известный предел, за которым само действие должно рассматриваться как слишком отдаленное, чтобы быть причиной смерти.

Поскольку законом такие случаи не установлены, их разрешение относится к компетенции присяжных, решающих вопрос факта, которые и определяют, явилось ли совершенное действие или бездействие причиной смерти. Почти все авторы трудов по уголовному праву отмечают, что невозможно сформулировать какую-либо общую теорию причинной связи, касающуюся ответственности за убийство, и предпочитают давать примеры, объясняющие, каким образом суды в различные годы пришли к соответствующим решениям. Хотя установление причинной связи является вопросом факта, решаемого жюри, присяжные, отвечая на этот вопрос, должны руководствоваться определенными юридическими принципами, объяснить которые им должен суд.

Принципы причинной связи, в равной степени применимые не только к тяжкому и простому убийству, но и к другим преступлениям против личности, в том числе не связанным с причинением смерти, по мнению английских юристов, предполагают сочетание двух моментов — фактического и юридического: лицо может быть признано виновным, если его поведение стало фактической причиной смерти потерпевшего при наличии юридических оснований уголовной ответственности.

В качестве способа установления причинной связи при решении присяжными вопроса факта Р. Кард предлагает следующий тест: «поведение обвиняемого является фактической причиной смерти, если она наступила вследствие такого поведения». Данный тест позволяет определить возможность наступления смерти потерпевшего вследствие действий обвиняемого. Если это могло произойти, то ответ на вопрос о юридической ответственности такого лица будет зависеть уже оттого, явилась ли смерть потерпевшего причиной смерти в юридическом смысле. В качестве примера Р. Кард описывает следующую ситуацию.

Медсестра, нарушив свои обязанности, возложенные на нее по закону, не подключает аппарат, поддерживающий жизнь пациента, в случае его внезапной остановки, и пациент умирает, поскольку аппарат более не поддерживает его жизнь. В этом случае действия медсестры стали фактической причиной смерти, однако для того, чтобы она была признана виновной в совершении убийства, присяжные должны определить, явилось ли поведение обвиняемой причиной смерти в юридическом смысле».

Считается, например, что причинной связи нет, если обвиняемый не мог предотвратить того, что впоследствии произошло. Это правило было установлено в 1847 г. (дело Даллоуэй), в котором обвиняемый правил повозкой, когда маленький ребенок выбежал на дорогу в нескольких ярдах перед лошадью и погиб, попав под колеса. Как позднее выяснилось, обвиняемый беспечно управлял повозкой, так как в его руках не было поводьев. В напутствии присяжным судья указал, что, если бы Даллоуэй мог избежать смертельного наезда на ребенка, держась за поводья, он был бы виновен в простом убийстве, но если этого невозможно было избежать, он невиновен.

Некоторые судьи полагают, что для наступления уголовной ответственности необходимо не только совпадение фактического и юридического элемента, но и наличие, как они говорят, «существенного вклада» в причинение смерти или «существенной причины смерти». Это означает, что действия обвиняемого должны являться «существенными» или «серьезными», чем ничтожными или минутными. Прецедент, которым в таком случае руководствуются английские судьи, был сформулирован в 1957 г. Рассматривая ситуацию, когда врач применял для облегчения страданий пациента лекарство, в определенной степени укорачивающее его жизнь, лорд Девлин отметил следующее: «Если жизнь человека стала короче на недели или месяцы, то речь идет о тяжком убийстве, как если бы она сократилась на годы. Однако это не означает, что врач, облегчая страдания, должен подсчитать минуты и часы или даже, возможно, дни либо недели воздействия лекарства на пациента, и, если первейшая цель медицины — сохранение жизни — не может быть достигнута, врач имеет право сделать все для облегчения боли и страдания, даже в том случае, когда предпринятые меры могут случайно сократить жизнь». Вместе с тем то обстоятельство, что потерпевший находился на пороге смерти в связи с какой-либо смертельной болезнью, само по себе не исключает возможности привлечения обвиняемого к уголовной ответственности за убийство, желавшего наступления смерти другого лица, если его действия эту смерть ускорили. Характерным примером такой ситуации является дело Дайсона (1908), пытавшегося отравить своего отца и признанного виновным в покушении на тяжкое убийство, хотя его отец умер от сердечного приступа.

Простое убийство. Любое убийство, лишенное тех особенностей, которые считаются доказательствами (естественными или искусственными) наличия «злого предумышления», и которое, следовательно, не может быть классифицировано как тяжкое убийство, является простым убийством. Простое убийство подлежит наказанию в виде лишения свободы вплоть до пожизненного, что, впрочем, не исключает и возможности полного оправдания обвиняемого. В Англии различаются два вида этого преступления — умышленное простое убийство и простое убийство, совершенное по неосторожности.

Под первый вид преступления подпадает деяние, которое могло бы квалифицироваться как тяжкое убийство, если бы не наличие смягчающих обстоятельств. Одним из таких обстоятельств считается ненормальность умственного развития человека, которая существенным образом уменьшает его ответственность за совершение убийства. Это понятие уменьшенной вменяемости было введено Законом об убийстве 1957 г.

Согласно этому же Закону обвинение в тяжком убийстве может быть сведено к простому убийству, если существуют доказательства того, что обвиняемый был спровоцирован на убийство или оскорбления, нанесенные ему, были рассчитаны на то, чтобы лишить «разумного человека» способности контролировать свои действия. Кроме того, ответственности за простое убийство подлежит лицо, которое было участником договора о самоубийстве двух или более человек.

Простое убийство, совершенное по неосторожности, также имеет несколько видов. К их числу относится незаконное умерщвление человека в том случае, когда у обвиняемого отсутствовало намерение убить или причинить тяжкие телесные повреждения, но:

  • его действия были незаконными и опасными;
  • обвиняемый проявил преступную небрежность;
  • обвиняемый действовал с субъективной неосторожностью в отношении риска причинения смерти или тяжких телесных повреждений.

Обязательными элементами первого вида простого неосторожного убийства, называемого обычно конструктивным простым убийством, которые должны быть доказаны обвинением, являются совершение незаконного действия, причинение в его результате смерти и опасный характер такого действия, способного с большой вероятностью причинить смерть другому лицу. Это могут быть побои, незаконный аборт, нарушение правил спортивных соревнований, в том числе боксерского поединка, или иные незаконные действия, например введение наркотика по просьбе другого человека.

Следует отметить, что, когда речь идет о преступной небрежности или субъективной неосторожности, ответственность может возникнуть в результате бездействия обвиняемого, не исполнившего определенные обязанности, возложенные на него по закону.

При этом, как постановила палата лордов по делу Адомако, для установления ответственности за преступную небрежность со стороны обвиняемого (в отличие от субъективной неосторожности) присяжные не должны исследовать его субъективное отношение к возможности наступления летального исхода. В этом деле анестезиолог был признан виновным в простом убийстве, когда в результате прекращения подачи кислорода пациент скончался от остановки сердца во время операции. Обвиняемый проверил аппаратуру и ввел необходимые лекарства, но только спустя четыре с половиной минуты после того, как появился сигнал тревоги.

Простое убийство подлежит наказанию в виде тюремного заключения вплоть до пожизненного, что, впрочем, не исключает и возможности полного оправдания обвиняемого.

Детоубийство. Одним из видов убийства является детоубийство, ответственность за которое установлена Законом о детоубийстве 1938 г. Согласно этому Закону женщина, причинившая умышленным действием или бездействием смерть своему ребенку в возрасте до 12 месяцев, освобождается от уголовной ответственности за тяжкое убийство, если во время совершения данного деяния ее душевное равновесие было расстроено, поскольку она еще не оправилась от последствий родов или кормления ребенка грудью. Издание этого Закона, как и предыдущего одноименного Закона 1922 г., безусловно, было вызвано желанием законодателя смягчить наказание за детоубийство, совершенное женщиной в состоянии стресса, поскольку прежде убийство матерью новорожденного ребенка наказывалось пожизненным лишением свободы во всех случаях.

Законом о насилии в семье, преступлении и жертвах преступлений 2004 г. был введен специальный состав, предусматривающий уголовную ответственность за причинение смерти ребенку в возрасте до 10 лет или взрослому человеку, находящемуся в беспомощном состоянии, в результате незаконного действия (бездействия) члена той же самой семьи, к которой принадлежит потерпевший, имевшего с ним частые контакты. При этом Закон установил, что лицо может быть признано «членом семьи» даже в том случае, если оно не живет в семье, но часто ее посещает и в течение такого периода, который дает разумные основания рассматривать его как члена семьи. Максимальным наказанием за это преступление является тюремное заключение на срок до 14 лет.

Isfic.Info 2006-2017