Философия права

Философско-правовые взгляды представителей русского зарубежья


В первой половине XX столетия в русской (преимущественно эмигрантской) философско-правовой мысли отмечается смещение акцента в сторону теоретической защиты идеи правового порядка как состояния более ценного, чем хаос и произвол. Эта тенденция нашла свое отражение в том, что предпринимается попытка соединить «русскую идею» с «идеей прав человека» не путем пренебрежения правом во имя морали, а в диалоге с лучшими достижениями западной философской мысли, прежде всего, феноменологической.

Специфическую трактовку феноменологического метода мы находим у выдающегося русского философа права, ученика П. Новгородцева - Николая Алексеева (1880-1964). По его мнению, задача философии права состоит в преодолении правового релятивизма, присущего позитивизму, и в обнаружении тех устойчивых основ, которые делают право необходимым.

Решение проблемы основания права Н. Алексеев видел в выявлении правовой идеи (эйдоса), некой идеальной структуры, присущей любой правовой системе и отличающей право от других социальных регуляторов. Идея права не выводима теоретически, она «схватывается» в особом акте заинтересованности, — «признании». Право Алексеевым рассматривается как многомерное явление, которое раскрывается путем феноменологического описания правовой структуры.

Эта структура содержит такие элементы:

  1. субъект права как носитель правового смысла или актов признания;
  2. реализованные правовые ценности;
  3. основные определения права или его модусы — права и обязанности.

Субъектом права, деятельным лицом в праве может быть только человек (дееспособное физическое лицо). Человек как субъект права рассматривается в качестве онтологической основы права - носителя смысла права, способного совершать акты признания.

Система реализованных в праве ценностей может быть рассмотрена в качестве содержательного аспекта правовой идеи.

Основной правовой ценностью Алексеев считает не личность, а справедливость, понятую как такой порядок, в котором каждому принадлежит «свое». Основу идеи справедливости составляет иерархическое отношение ценностей как идеального целого.

«Сосуществование реализованных ценностей на почве общего взаимного признания и есть порядок общественной справедливости, служащей основой для идеи права» — такова итоговая формула справедливости по Алексееву.

Правовая структура или «логос» права как некая идеальная целостность правовых явлений выступает для него основой права. Норма права оказывается таковой только потому, что в ней обнаруживается правовая структура. Благодаря наличию правовой структуры право как социальный регулятор имеет свое собственное лицо и отличается от других явлений. Правовая структура является необходимым моментом любого права, его идеальным, эйдетическим моментом, тем, что дает основание называть его правом.

Другим видным философом права русского зарубежья, также учеником П. Новгородцева, был Иван Ильин (1883-1954), который свой творческий интерес сконцентрировал на проблеме правосознания. Учение о правосознании и путях его исследования является для него отправной точкой философского обоснования права, которое носит религиозно-экзистенциональный характер. Суть его сводится к доказательству того, что право является необходимой формой духовного бытия человека. Без такого обоснования невозможно принципиальное признание права человеком, а без признания право не может быть действенным механизмом.

Основанием естественного права, по Ильину, является способ человеческого бытия — как множества самостоятельных индивидов, стремящихся к духовному совершенству и объединенных общей основой внешней жизни. Право необходимо, когда нужно разграничить притязания субъектов на земные блага для обеспечения духовно достойной жизни. Поэтому право на духовно достойную жизнь у Ильина становится основным естественным и неотчуждаемым правом человека.

Положительное же право основано на известной незрелости человеческих душ, поэтому отличается принудительным характером. Назначение его состоит в поддержании и охране естественного права от тех, кто его нарушает и не признает индивидуально.

Правосознание рассматривается Ильиным как сложное целостное явление, которое включает не только знание и мысль, но и воображение, и волю, и чувство. Основой правосознания служит бессознательная способность человека отличать лучшее от худшего и стремиться к лучшему (духовный инстинкт). Это особая духовная настроенность инстинкта в отношении к себе и другим людям, в котором человек утверждает свою собственную духовность и признает духовность других. Критерий права — полнота и точность выражения основных законов духовной жизни и способность воспитать в душах автономное правосознание.

Правовое и нравственное сознание Ильин рассматривает как автономные проявления духовной жизни человека, которые в реальной жизни находятся во взаимодействии. Основанием правосознания является воля к духу (духовной автономии), а нравственного сознания — воля к добру, которая в конечном итоге стремится заменить собою право и сделать его ненужным. Воля же к духу утверждает право и правосознание как самостоятельную сущность.

Содержательно правосознание у Ильина представлено его аксиомами, а именно: законом духовного достоинства (самоутверждения), законом автономии (способности к самообязыва-нию и самоуправлению) и законом взаимного признания (взаимное уважение и доверие людей друг к другу). Эти аксиомы определяют те способы духовного бытия и установки сознания, которые делают право возможным.

Так, человек должен воспринимать себя как некую ценность, которую стоит отстаивать в борьбе за существование. Благодаря чувству собственного достоинства он осознает свою ответственность в отстаивании своих прав и в соблюдении обязанностей. Автономия как способность к самоограничению и управлению выражает духовную зрелость субъекта. Взаимное признание указывает на способ бытия права как духовного отношения между людьми, предполагающего способность к воле, разуму и чувству.

Акт признания включает: а) признание права каждым из субъектов отношений как основы отношений между ними и другими субъектами; б) признание каждым из субъектов своей духовности, то есть достоинства и автономии как правотворящей силы; в) признание каждым из субъектов духовности другого субъекта как силы, способной к правотворчеству.

Правопорядок рассматривается Ильиным как система взаимного духовного признания.

Современный этап философско-правовых исследований в России. В первые послереволюционные годы в России сохранялся высокий уровень философско-правовой мысли, особенно в рамках Академии наук. Здесь уместно вспомнить такие имена, как: Н. Тарановский, автор популярного учебника по энциклопедии права, С. Днистрянский, Н. Палиенко, А. Гиляров, которые преимущественно разделяли взгляды Б. Кистяковского и П. Юркевича и считали, что целостное миропонимание можно создать лишь на основе деятельного по своей природе духовного начала.

Однако постепенно исследования по философии права уже в 20-х годах XX столетия свелось на нет. В марксистско-ленинской интерпретации философия права теряет свое философское содержание и выступает как один из аспектов теории государства и права — обобщающей, общетеоретической дисциплины в системе юридических наук.

В правовой науке прочно утвердился правовой позитивизм в марксистском варианте, где господствующим принципом становится «абсолютный суверенитет государства», а право понимается как «возведенная в закон воля господствующего класса». Функциональное назначение права ограничивается лишь контролем за поведением личности, а не обеспечением ее свободы.

Лишь в 70-е годы начинается постепенный отход от узкого, чисто юридического понимания права. Хотя сам термин «естественное право» не употреблялся, тенденция к естественно-правовому подходу проявляется в реабилитации проблематики правосознания. По вопросам понимания права проводятся «круглые столы», дискуссии, появляется оппозиция «узконормативному» направлению, получившая название «широкого» понимания права.

Сторонниками такого «широкого» понимания права в 70-80-е годы были В. Зорькин, Р. Лившиц,, Л. Мамут, В. Нерсесянц, В. Сырых, В, Туманов и др. Однако несмотря на все расхождения между «узконормативным» и «широким» подходами оба они отождествляли право и закон. И только с середины 90-х годов можно говорить о возрождении в России исследований по философии права в собственном смысле. Существенный вклад в возрождение философии права как научной дисциплины внесли С. Алексеев, В. Зорькин, В. Нерсесянц, В. Туманов и др.

Таким образом, русская философско-правовая мысль имеет глубокие и мощные исторические корни. За время своего развития она приобрела характерные особенности, вместившие как национальное, так и мировое философско-правовое знание.

Isfic.Info 2006-2018