Философия права

Зарождение отечественной философии права и ее мировоззренческо-методолгические основания


Идея права является фундаментальным ценностным основанием современной цивилизации. Однако современный мир культурно неоднороден. Поэтому закономерно возникает вопрос: в какой мере универсальная идея права применима в рамках той или иной частной культуры?

Особую актуальность этот вопрос приобретает для стран, которые осуществляют модернизацию общества и столкнулись с необходимостью реформирования своих правовых систем на началах свободы и прав человека. Данный вопрос имеет не только теоретическое, но и огромное практическое значение, поскольку реформируемая правовая система должна, с одной стороны, основываться на универсальных принципах права, а с другой стороны, должна ориентироваться на национальную культурную традицию, на традицию правосознания.

Возникновение философской, в том числе философско-пра-вовой мысли в России исторически относится к периоду формирования первого государства восточных славян — Киевской Руси и основывается на следующих факторах: а) возникновение и распространение письменности; б) христианизация Киевской Руси; в) формирование государственности. Именно в этот период возникают первые философско-правовые идеи, которые первоначально имели религиозно-мифологический, а затем (в связи с принятием и распространением христианства) теологический характер.

Следует отметить, что собственно философско-правовые концепции в России стали формироваться в эпоху Просвещения (XVIII-XIX вв.). Для начального же периода становления отечественного философско-правового знания (XI-XVII вв.) характерно возникновение отдельных идей, ставших прообразом философии права.

К ним можно отнести следующие:

  • идея равноценности и равноправия народов, сформулированная митрополитом Илларионом в «Слове о законе и благодати»;
  • идея демократизации церкви и свободы совести как будущее основание принципа автономии личности;
  • идея справедливости как основания осуществления власти и отношений между сословиями.

В целом литературные памятники XI-XVI1 столетия можно охарактеризовать скорее как этические либо правовые, нежели как философско-правовые. Здесь следует вспомнить «Поучения» Владимира Мономаха, «Моление» Даниила Заточника, «Слова» Серапиона Владимирского, «Стоглав», «Домострой» и др.

Развитие философско-правовых идей российскими просветителями XVIII столетия. Существенный импульс в развитии отечественная философия права получила в эпоху Просвещения. С XVIII века философия права преподается в российских учебных заведениях как самостоятельная учебная дисциплина. В трудах профессиональных философов закладываются научные основы философии права, формируется ее понятийный аппарат.

К числу наиболее выдающихся профессоров права следует отнести Василия Третьякова, Якова Козельского, Семена Десницкого, Ивана Третьякова и др. Находящиеся во многом под влиянием идей европейских просветителей отечественные мыслители рассматривают проблемы происхождения права и власти, предмета философии права, разграничения «естественного права» и «позитивного закона».

В то же время отечественная философия права базировалась на иной, нежели европейская, мировозренческо-методологической парадигме. В противовес европейскому рационализму в силу особенностей русского менталитета идея естественного права имеет религиозно-экзистенциальный характер.

Одной из версий религиозно-экзистенциального обоснования права выступает кордоцентризм («философия сердца»). Данное философское направление предполагает при анализе сущности человека, его мыслей, поступков не ограничиваться лишь сознательными психическими переживаниями, а видеть их глубочайшую первооснову — «сердце» как источник мыслей и познания.

С позиции «философии сердца» акцент в обосновании права делается на внутренней духовной сущности права. Идея права в рамках кардиоцентризма состоит не в формально-внешнем принуждении, а в регулировании жизни с учетом внутреннего мира и свободы человека. Право при этом обосновывается как условие, возможность творческой самореализации личности, ее индивидуального развития.

Одним из сторонников кордоцентризма в отечественной философской мысли был странствующий философ Григорий Сковорода (1722-1794). Оригинальная концепция права у Г. Сковороды предполагает не рационалистическое, а религиозно-онтологическое обоснование естественного права, отражающее его внутреннюю духовную сущность. Исходные принципы правового мировоззрения — идея нравственной автономии личности и идея справедливости — у Сковороды находят обоснование в его концепции «сродного труда».

«Сродность» рассматривается Сковородой как божественный закон, который в то же время является и законом для природы и человеческого общества. Если данный закон выполняется, то в мире устанавливается мир, а в индивидуальном плане — счастье. Следовательно, «сродный труд» — это выражение степени социальной справедливости, а право как механизм установления заложенной в «сродном труде» справедливости должно исходить от человека, выражать не столько внешнюю, сколько внутреннюю меру его свободы.

Познание «сродности» как познание внутреннего человека, его природы, выявление меры свободы осуществляется Сковородой через постижение символического языка Библии. Каждый человек должен открыть в себе самом мир ценностей и смыслов, содержащихся в Библии, что делает его свободным, поскольку делает его жизнь осмысленной, не требующей принуждения.

«Сродность» как соответствие своей идее должна иметь место и между естественным правом, и правом действующим, то есть «гражданскими законами», которые должны защищать право человека на его собственный нравственный путь, на его самореализацию.

Г. Сковорода признает государство необходимой формой организации общественной жизни, назначение которого состоит в защите земледельцев и купцов от внутренних грабителей и внешних врагов. В государстве он выделяет силу внутреннюю — это принцип призвания (назначения), природы, и внешнюю силу — действия правящего слоя.

Из концепции «сродности» следует и критика Сковородой внешнего, формального равенства, основанного на всеобщей беспризванности (несоответствие призванию) и универсальной несродности. Формальному равенству он противопоставлял внутреннее «неравное равенство» как возможность реализации своих способностей, право на индивидуальность, на счастье.

Суть «неравного равенства» заключается в том, что все люди, с одной стороны, равны перед Богом, а с другой — все разные. Критерием же выбора человеком морального жизненного пути является «сродность» (органическое соответствие) его с определенным типом поведения. Тем самым идея «сродного труда» выступает у Г. Сковороды в качестве морального основания права.

Дальнейшее развитие кордоцентризм получил в творчестве Памфила Юркевича (1827-1874), у которого «философия сердца» приобретает характер общефилософской концепции.

В обосновании права П. Юркевич, как и Г. Сковорода, придерживался позиции интуитивизма, полагая, что мир, и прежде всего индивидуально-личностный мир, не доступен для разума.

Источником морального и правового законодательства, по мнению Юркевича, является не разум, а сердце, любовь, то есть свободно принятая система ценностей. «Глубина сердца» — это первоначальная основа человеческой души, которая позволяет человеку отличить справедливое от несправедливого, доброе от дурного. «При всякой встрече противоположных желаний и интересов, — отмечает Юркевич, — он должен обращаться к нравственным требованиям справедливости, которая укажет ему, где и когда его желания незаконны, где и когда они противоречат благу его ближнего и благу общему».

Нравственно зрелый человек, по мнению Юркевича, руководствуется не только соображениями разума, но повинуется заповеди любви, которая внушает ему жертвовать своими личными выгодами для блага дру- гих, для блага общего. В справедливости и любви заключаются самые прочные условия для установления мира и братства между людьми. Юркевич выступал против обоснования права в рамках моральных систем эвдемонизма и утилитаризма, требующих полезности поступка в качестве критерия моральности.

Правило морального утилитаризма требует признавать полезным только то, что гармонизирует деятельность индивида с общим благом. Недостатком морального утилитаризма, по мнению Юркевича, является пренебрежение достоинством человеческой личности, которая в достижении цели получает не только удовлетворение, но и совершенство.

Рассматривая вопрос о предмете философии права, Юркевич отмечает, что философия права «методически исследует те постоянные и существенные основания, из которых происходят с необходимостью формы права положительного». Философия права по отношению к действующему (положительному) праву — это аналитика его оснований. Она не должна рассматриваться как непреложный закон. Человек может судить о том, что есть право, не только на основании положительного права, но на основании идеи права, создаваемой внутренне.

В качестве основания философии права Юркевич выделяет такие антропологические посылки:

  1. человек может определяться не только внешними, эмпирическими причинами, но и сознанием идей;
  2. человек имеет определенные правила, обычаи, повиноваться которым дело доброе и святое;
  3. повинуясь этим правилам и обычаям, он имеет способность суждения об их достоинстве.

Таким образом, «философия сердца» в классической отечественной философии права выступает как методологический фундамент морального обоснования права.

Isfic.Info 2006-2018