Философия права

Джон Роулз


Заслуга возвращения либеральных идей в философско-правовой дискурс принадлежит Джону Роулзу, опубликовавшему в 1971 году примечательный труд «Теория справедливости». Либерализм Дж. Роулза обрел форму концепции справедливости.

Поэтому в основу его учения заложена идея, сводимая к тому, что индивидуальные права и свободы образуют неотъемлемую часть справедливой структуры общества, сама же справедливость в свою очередь невозможна без признания автономной человеческой личности и предоставления каждому человеку права реализовать свою работу в условиях признания прав и свобод других людей.

Подобное обоснование индивидуальных прав и свобод, как полагает Дж. Роулз, не предусматривает никакого приоритета общего понятия блага. Принципы справедливости, не опирающиеся на общую концепцию блага, обозначают структуру основных свобод, в границах которых индивиды — каждый со своими целями, интересами и убеждениями — получают возможность воплощать в жизнь свои представления о благе. Отсюда следует важный вывод и о роли государства.

Как полагают Дж. Роулз и его последователи, государство призвано поддерживать справедливую структуру общества, а не навязывать своим гражданам тот или иной образ жизни или определенную систему ценностей.

Для обоснования концепции либерализма Дж. Роулз обращается к теории общественного договора. Он пересматривает понятия классических версий этой теории. Для Роулза общественный договор — это не согласие о подчинении обществу или правительству, реально установленное нашими предшественниками или на- ми самими, а определенная идеальная гипотетическая ситуация, в которую словно бы вовлекают себя люди, выбирающие принцип справедливого социального устройства.

Ключевыми для понимания такого общественного договора служат два понятия: «исходная позиция» и «покров неведения». Исходная позиция, согласно Роулзу, моделирует ситуацию выбора, обеспечивающую свободу и равенство для каждого из его участников. Определенным образом исходную позицию можно понимать как гипотетический процесс установления «сделки» между гражданами, членами общества, где каждый человек, действуя рационально и добиваясь собственных интересов, стремится к наиболее выгодному для себя положению.

Если бы в этой ситуации люди точно знали, как именно разделены между ними такие «случайные с моральной точки зрения» атрибуты, как социальное положение и природные таланты, то достигнутое соглашение отражало бы сложившееся неравенство и было бы более выгодным для тех, на чью долю уже выпал успех. В то же время справедливость требует, чтобы соглашение было установлено на приватных началах. Желательно, чтобы каждый, кто в условиях исходной позиции выбирает принципы справедливого социального устройства, попадал словно бы за пределы «покровов неведения» применительно к самому себе и к обществу, в котором он живет.

За этим кроется то простое соображение, что человек, точно не ведающий, какое место он занимает в обществе, будет стремиться определить принципы, способные обеспечить справедливые и достойные условия для каждого, а потому и для себя. «Покров неведения», согласно Дж. Роулзу, должен быть наброшен и на представления людей о благе. Для того, чтобы выбор был справедливым, люди должны не добиваться соглашений, наиболее выгодных с точки зрения их собственного представления о благе, а стремиться защищать свою свободу, «высказывать, пересматривать» представления о благе и «рационально следовать» им.

Главное содержание теории справедливости Дж. Роулза и состоит в обосновании того, что люди в ситуации исходной позиции выберут два принципа справедливости. Согласно первому принципу (принцип равных свобод), каждый человек имеет равное право на максимально широкую систему равных основных свобод, согласованную с аналогичной системой свобод для всех.

Второй принцип справедливости формулируется таким образом:

  1. социальные и экономические неравенства должны быть урегулированы так, чтобы обеспечить наибольшую выгоду для тех, у кого меньше успехов (принцип дифференциации),
  2. чтобы имеющиеся должности в обществе были открытыми для всех в условиях честного обеспечения равных возможностей (принцип равных возможностей).

Положения Дж. Роулза являются вариантом дистрибутивной теории справедливости: справедливость рассматривается лишь в контексте распределения «первичных благ», определяемых философом права классом вещей, необходимых для реализации любого жизненного плана, включающего основные права и свободы, доход, благосостояние и возможности самореализации человека.

Однако вопросы, связанные со справедливостью, возникают и в другом контексте, например в том случае, когда необходимо вознаградить человека, определить меру вознаграждения или, наоборот, что случается реже, меру наказания. Если справедливость в первом, дистрибутивном значении связана с понятием права (права на определенную часть при распределении), то во втором — с понятием заслуженного.

Защите и обновлению либеральных идей, однако в ином, чем у Дж. Роулза, значении, посвящено творчество Рональда Дворкина. Он прежде всего ставит вопрос о необходимости содержательного этического обоснования права. Ориентируясь на Канта, американский философ права подчеркивает особенное значение деонтологического подхода, то есть подхода, опирающегося на концепцию обязанности и должного.

При этом, подчеркивает Р. Дворкин, моральное обоснование права значительно облегчается тем, что позитивное право воплощает в себе и моральное содержание. Это утверждение также созвучно идее Канта о «взаимодополнительности морали и права». Применительно к философии права и этики Р. Дворкин различает «правила» и «принципы». Правила — это конкретные нормы, а принципы воплощают всеобщие, требующие своего обоснования понятия: достоинство человека, справедливость, равенство и др. И правила, и принципы, полагает Р. Дворкин, связаны с целями, но по-разному.

Правила всегда включают релятивизирующий компонент «если» и имеют вариации, соответствующие условиям их применения; конфликт между правилами приводит к исключению или отмене одного из конкурирующих правил. В случае конфликта принципов один из них выходит на передний план, тем не менее и другие не теряют своего значения. Согласно Р. Дворкину, позитивное право создает единство правил и принципов. Их целостное обоснование обеспечивается благодаря дискурсивному обсуждению права. В этом процессе принимают участие и граждане государства, и лица, непосредственно занятые исполнением или толкованием закона.

Каждый судья, подчеркивает Р. Дворкин, по роду своих занятий должен включаться во всеобщий правовой дискурс и осуществлять восхождение от конкретного дела-случая к идеально значимому решению. При таком подходе индивидуальным субъектам права и закона предоставляются широкие возможности в деле сохранения непрерывности правового пространства и даже объединения правовой практики и теории.

Р. Дворкин настаивает также на том, что фигура судьи (или другого толкователя и исполнителя закона) должна быть для философско-правового мышления центральной (презумпция «судьи - Геркулеса»). Однако эта позиция подвергается критике со стороны отдельных философов нрава за чрезмерную идеализацию Дворкиным личности судьи.

В целом североамериканская естественно-правовая мысль обогатила философию права содержательными размышлениями о наилучших моральных основаниях демократического общества, выдвинула идею прав и свобод человека во главу своих концепций справедливости, значительно усилила процесс гуманизации права.

Isfic.Info 2006-2018