Философия права

Историческая школа и марксизм как формы правового объективизма


В самом конце XVIII века в Германии зародилось и в первой половине XIX века стало весьма влиятельным в изучении права особое направление исследовательской мысли. В центр своих теоретико-познавательных интересов оно поставило вопрос не о том, в чем заключается сущность права и чем оно должно быть, а о том, как право возникает и какова его история.

Основоположником этого направления в юриспруденции, получившего наименование исторической школы права, является Густав Гуго (1768-1844) — профессор Геттингенского университета. Виднейшими представителями этой школы были также немецкие юристы Фридрих Карл фон Савинъи (1779-1861) и Георг Фридрих Пухта (1798-1866).

Данное направление возникло как протест против двух факторов: 1) против рационализма XVIII века, который не обращал внимание на исторические особенности развития права и отстаивал веру в естественное природное право; 2) против установлений Великой французской революции, которые провозглашали преимущество человеческой воли над традициями и обстоятельствами.

Главной мишенью своей критики представители исторической школы избрали естественно-правовую доктрину. Так, в отличие от теорий естественного права историческая школа права определяла право не как результат естественной необходимости и не как произвольное установление людей, а как закономерный исторический продукт общественной жизни. Ее сторонники пытались истолковать становление и жизнь юридических норм и институтов как определенный объективный ход вещей.

Эволюция права, полагал Густав Гуго, совершается непроизвольно, приноравливаясь к потребностям и запросам времени, поэтому людям лучше всего не вмешиваться в нее, держаться исстари заведенных и освященных опытом столетий порядков. Действующее в государстве право вовсе не сводится лишь к совокупности тех предписаний, которые навязываются обществу как бы извне, то есть даются «сверху» людьми, облеченными на то специальными полномочиями.

Право (и частное, и публичное) возникает спонтанно. По определению представителей этой школы, право есть «совокупность установлений, повседневных обычаев и принципов справедливости, соблюдаемых членами общества, а не корпус приказов и норм, исходящих от суверенной власти».

Гуго уподобляет развитие права развитию языка. Подобно тому как язык не устанавливается договором, не вводится по чьему-либо указанию и не дан от Бога, так и право создается не только и не столько благодаря законотворчеству, сколько путем самостоятельного развития, через стихийное образование соответствующих норм общения, добровольно принимаемых народом в силу их адекватности обстоятельствам их жизни. Акты власти дополняют позитивное право, но «сделать» его целиком они не могут. Позитивное право производив от права обычного, а это последнее произрастает из недр «национального духа», глубин «народного сознания» и т. п.

Подобные взгляды получили развитие также в трудах Фридриха Карла фон Савиньи, который с полным на то основанием считается главой исторической школы права.

Савиньи доказывал, что право не устанавливается волею определенного лица. Право — это продукт народного духа, проявляющегося во всех членах общества и приводящего всех к одному и тому же правосознанию. Иными словами, право каждого народа растет вместе с ним. Или, как писал Савиньи, всякое право возникает тем способом, который господствующее слово- употребление называет обычным правом, то есть создается, прежде всего, народными нравами и верованиями и уже затем юриспруденцией.

Георг Фридрих Пухта - ближайший последователь и ученик Савиньи — испытал сильное влияние философского учения Шеллинга, вследствие чего попытался объективировать понятие народного духа, иными словами, сделать его объектом философско-правового анализа. По его мнению, народный дух — это сила, действующая в организме народной жизни и существующая независимо от сознания отдельных представителей народа. Народный дух все производит из себя, в том числе и право. Следовательно, отдельная личность не участвует в образовании права.

Возвысить авторитет обычного права, показать его связь с народным духом и, как следствие, его практическую силу — таковы основные идеи взглядов Пухты. Если Савиньи говорит об образовании права как об общем (общенародном) деле, то у Пухты речь идет о естественном саморазвитии права, которое развивается, как растение из зерна, из народного духа. Вся история народного развития понималась им лишь как раскрытие того, что уже изначально заложено в народном духе. Однако в этом учении оставался невыясненным вопрос о том, каким образом образуется сам народный дух.

Таким образом, с точки зрения исторической школы право есть продукт народного духа, народного правового убеждения. Развитие права заключается в том, что народный дух постепенно обнаруживает объективно содержащиеся в праве нормы. Поэтому право существует не в виде формальных прав, а в виде живого представления правовых институтов в их органической взаимосвязи. Юристы же лишь извлекают правило из нормы путем анализа и изучения опыта существующего права.

Представители исторической школы, критикуя доктрину естественного права, указали на следующие уязвимые места последней, а именно:

  1. что эта доктрина — учение о произвольном установлении права;
  2. что она утверждает существование системы норм, одинаково пригодных для всех времен и народов;
  3. она стремится придать субъективным правовым идеалам непосредственное юридическое звучание.

В свою очередь, историческая школа имела свои недостатки.

Консерватизм и ограниченность исторической школы прояви- лись в отрицании роли субъективного правотворчества и значения нового законодательства в прогрессивном изменении общественной жизни. Историческая школа также чрезмерно преувеличивала место обычаев в системе нормативного регулирования общественных отношений, ставя его над законом, и отрицала возможность законодательным путем изменить реально существующее право.

Представители исторической школы права видели назначение действующих в государстве юридических институтов в том, чтобы служить опорой существующего порядка, каким бы консервативным он ни был (Гуго). По их мнению, положительные законы бессильны бороться со злом, встречающимся в жизни. В лучшем случае они способны помочь упорядочению обычного права и политической структуры, которые формируются естественно-исторически под влиянием происходящих в народном духе необъяснимых превращений (Савиньи).

Законодатель должен стараться максимально выражать «общее убеждение нации», при этом условии правовые нормы будут обладать сакральным значением и потому приобретут самодовлеющую ценность (Пухта).

В данном течении философии права с особой наглядностью представлена существенная черта всех объективистских теорий: в их построениях отсутствует субъект, хотя очевидно, что правопорядок — это «дело» рук человека. В них правопорядок вырастает из общественных отношений, с чем нельзя согласиться.

Роль субъекта здесь сводится к простому «производному» бытию существующих общественных отношений. Поэтому правопорядок является зеркальным отражением этих условий в сознании пассивного субъекта.

Еще одну форму правовой объективизм приобрел под влиянием идеала научности, разработанного К. Марксом и его последователями в первой половине XIX века.

Марксистская философия права. Отношение к философско-правовому наследию Карла Маркса (1818-1883) и Фридриха Энгельса (1820-1895) в наши дни неоднозначное. Диапазон оценок их теории велик: от провозглашения марксистских положений вершиной научного знания до полного критического его неприятия. Это обстоятельство обусловливает необходимость разобраться с его действительной сутью.

По своим исходным основаниям марксистская теория права — это онтологическая объективистская концепция. Она исходит из того, что нельзя разрывать и противопоставлять сущее и должное, факт и норму, фактические отношения и надстраивающиеся над ними правовые отношения.

В этом плане марксизм противоположен юридическому позитивизму с его отождествлением права с правопорядком (законом), нормативным приказом суверена и, в конечном счете, отождествлением права с произволом. Концепция Маркса и Энгельса в своей теоретической, в том числе философской трактовке права отнюдь не отрицает его связи с социальными идеалами, нравственными нормами, культурой, равно как и необходимость ценностного подхода к праву, а также не считает право лишь функцией экономического процесса.

В противовес юридическому позитивизму, признающему реальность только позитивного права, марксизм считает позитивное право лишь вторичной реальностью, отражением положения дел, выражающегося в определенных общественных отношениях. С марксистской точки зрения, право как мера свободы определяется экономическими отношениями, в которых коренится «правовая природа вещей», то есть социальная норма, обладающая в силу своей объективной природы общеобязательностью и требующая законодательного закрепления.

В основе марксистской философии права лежит тезис о том, что право есть выражение и закрепление воли экономически господствующего класса. Как и государство, оно является продуктом классового общества. Его содержание носит классово-волевой характер. «Помимо того, — писали К. Маркс и Ф. Энгельс, — что господствующие индивиды при данных отношениях должны конструировать свою силу в виде государства, они должны придать своей воле, обусловленной этими определенными отношениями, всеобщее выражение в виде государственной воли, в виде закона».

Таким образом, возникновение и существование права объясняется ими необходимостью нормативного регулирования общественных отношений в интересах экономически господствующего класса.

Впоследствии положение марксизма о классово-волевом содержании права было перенесено советской юридической наукой на отечественное право. Утверждалось, что в обществе, в котором отсутствуют антагонистические классы, в праве выражается воля всех дружественных классов и слоев общества, руководимых рабочим классом. Тем самым подтверждалась идея, что классовость права есть его постоянный и объективный признак.

Таким образом, в соответствии с марксистско-ленинской концепцией, в основе возникновения права, его функционирования и неизбежного отмирания лежат классово-экономические причины.

Мировая наука и практика государственно-правовой жизни общества не отрицает определяющей роли социальных и экономических факторов в возникновении и развитии права, однако рассматривается эта проблема с иных позиций. Если марксизм-ленинизм видит в праве средство закрепления воли и охраны интересов экономически господствующих классов, то представители других научных концепций концентрируют внимание на соотношении права и государства, права и личности.

Классово-экономическая теория считает, что право — исторически преходящее явление, которое необходимо обществу лишь на определенном этапе его развития. С исчезновением классов оно утратит полностью свою социальную сущность.

Марксистско-ленинская теория утверждает, что право — явление, производное от государства и в полной мере определяется его волей. Провозглашая примат государства над правом, марксизм вступает в противоречие с теорией правового государства, которая не отрицает ведущей роли государства в правотворчестве, однако считает, что само государство должно подчиняться законам, а не стоять над ними.

Isfic.Info 2006-2018