Философия права

Этико-правовые идеи в философии Иммануила Канта


В философско-правовых учениях Западной Европы конца XVIII — середины XIX столетия особое место занимает философия права немецкой классической философии. Такие ее представители как Иммануил Кант, Георг Гегель и другие оказали исключительно большое влияние на формирование философской мысли этого периода в целом, включая и философию права.

С их именами связана глубокая философская разработка проблем права, государства, закона. Не случайно, что их концепции считаются классикой философии права и рассматриваются многими исследователями в виде общетеоретической основы философии права как научной дисциплины. Значительное место в философско-правовых учениях данного периода занимают также историческая школа и правовая концепция марксизма.

Поэтому знание особенностей этих направлений и их места в истории философско-правовой мысли является необходимым условием для понимания содержания современных концепций философии права.

Родоначальником немецкой классической философии считается Иммануил Кант (1724-1804).

Вплотную разработкой государственно-правовых вопросов Кант занялся в последние десятилетия своей жизни. В опубликованной в 1793 году статье «О поговорке - может быть, это и верно в теории, но не годится для практики» Кант значительное место уделяет рассмотрению правовых вопросов. В 1795 году Кант опубликовал широко известный трактат «К вечному миру», где, в частности, им были развиты общие взгляды на право и государство.

Наиболее полно кантовская философия права представлена в его работе «Метафизика нравов» (1797), которая состоит из двух частей - «Метафизические начала учения о нраве» (часть первая) и «Метафизические начала учения о добродетели» (часть вторая). Этот период литературной деятельности Канта совпадает с развитием событий Великой французской революции. Кант откликнулся на нее разработкой проблем права и государства, решение которых дал на основе уже созданного им философского учения, и, прежде всего, моральной философии.

Заслуга Канта в развитии философии права состояла прежде всего в том, что ему удалось ответить на вопрос, почему индивид — такой, каким он был описан в предшествующих договорных теориях, столь страстно требует законности и столь мало способен дорожить ею.

Кант развивает гуманистический пафос теорий естественного права, предлагая свой, более обоснованный взгляд на право. Это стало возможным благодаря тому, что он положил в основу как познания, так и поведения принцип личности, или принцип субъективности. Исходным пунктом кантовской теории стало представление о человеческом индивиде как о существе, принципиально способном стать «господином себе самому» и потому не нуждающемся во внешней опеке при осуществлении ценностного и нормативного выбора.

Лишь в той мере, в какой индивиду удается осознать эти предписания, подчинить им свои непосредственные влечения и мотивы и дать закон самому себе, он становится субъектом, способным противостоять экспансии любой чужой воли, возведенной в закон.

Учение Канта о праве и государстве опирается на трансцендентальную философию и непосредственно связано с резким противопоставлением области теоретического и практического разума, разрывом между мышлением и волей. Теоретический разум, считает Кант, - область человеческого познания. Здесь все явления, данные нам в опыте, в том числе и поступки людей, подчинены причинности, здесь нет места для свободы.

Теоретический разум может достоверно ответить лишь на вопрос «Что человек может знать?», но не на вопросы «Что человек должен делать?» и «На что человек может надеяться?». Эти два последних вопроса, недоступные собственно познанию, теоретическому разуму, оказываются у Канта проблемами практического разума — сферой должного, где трансцендентальные идеи разума играют лишь регулятивную, а не собственно познавательную роль. Практический разум — это область нравственных долженствований. Поэтому все кантовское учение о праве и морали предстает как учение о социальных регуляторах, о должном и недолжном, социальных отношениях и вообще человеческих действиях.

Сфере теоретического соответствует естественный закон, сфере же практического — закон свободы. Практическая философия Канта отвергает значение внешнего для субъекта объективного мира в качестве основания для истины, а следовательно, и согласие разума с внешним миром в качестве критерия нравственности. Этот критерий заключается в согласии разума (как теоретического, так и практического) со своими собственными законами, то есть носит характер самозаконности.

Таким образом, истоки идеи должного (как нравственной, так и правовой), по Канту, следует искать не во внешнем мире, не в сфере опыта, а во внутреннем мире субъекта. В этом и заключалось основное требование принципа субъективности применительно к сфере нравственности и права.

Исследованию и обоснованию принципов нравственности посвящена работа Канта «Критика практического разума». Основной трансцендентальной идеей и первым постулатом кантовской этики является свобода человека, его свободная воля, ее способность и право самой устанавливать правила должного и следовать им без внешнего принуждения и давления.

Человек, по Канту, с одной стороны, эмпирическое явление (феномен), с другой — трансцендентальная сущность (ноумен).

В качестве эмпирического существа человек (как часть природы или мира явлений) и все его поведение подчинено всеобщей каузальности и внешней необходимости. Все поведение человека — это совокупность необходимых причинно-следственных связей, а стало быть, его поступки тоже не свободны. Но, с другой стороны, человек — это трансцендентальная сущность (ноумен), ему присуща свобода, его поступок является актом свободной воли, независимой от внешних детерминаций. Следовательно, свободная воля одновременно является и моральным законодателем (установлением), и добровольным исполнителем моральных правил (максим разума). Эта мысль отчетливо присутствует в учении Канта о категорическом императиве.

Императив в его понимании — это правило, содержащее объективное принуждение к поступку определенного вида. Категорический императив — это безусловное нравственное предписание о должном поведении человека как разумного существа, обладающего свободной волей. Исполнение этого предписания является совершенно необходимым, независимо от того, извлекает ли в результате этого человек для себя пользу или нет. Все императивы Кант подразделяет на две группы — гипотетические и категорические, которые характеризуют разные стороны человеческого духа.

Под гипотетическими императивами он подразумевал требования, которые следует соблюдать в качестве необходимых условий, чтобы достичь поставленных целей. Так, человек, занимающийся торговлей и желающий иметь постоянных покупателей, должен быть с ними честен. Требование «будь честен» выступает для него в качестве гипотетического императива, ибо честность не является в его глазах самоцелью и самоценностью, а есть всего лишь средство для ведения успешной торговли.

Поступки, осуществляемые под воздействием гипотетических императивов, И. Кант квалифицирует не как моральные, а как легальные, то есть вполне приемлемые и даже одобряемые обществом, не противоречащие его интересам и задачам развития цивилизованных отношений.

Применительно к правовой тематике принцип гипотетической императивности достаточно точно мог бы характеризовать регулятивную природу норм позитивного права. Легальные поступки, соответствующие нормам позитивного права, — это поступки, представляющие собой действия, формально совпадающие с требованиями закона. При этом мотивы их могут быть самыми разными, в том числе имморальными.

Иначе обстоит с социальными требованиями, которые И. Кант возводит к понятию категорического императива.

Под ним он понимает следующее:

  1. «поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом»;
  2. «поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству».

Первая формулировка категорического императива подразумевает требование того, чтобы человек как разумное существо поступал в соответствии с его требованиями из уважения к самому закону, из сознания своего долга; вторая — требование того, чтобы каждый человек относился к другому всегда бескорыстно, видя в нем не средство для достижения своих целей, но только самостоятельную, абсолютную самоценность. Эта формулировка — исходный постулат кантовской философии о ценности личности, идеи о человеке как цели самой по себе, как высшей ценности.

Для Канта категорический императив -- это нравственный закон. Он не навязан человеку извне, но находится в нем самом. В качестве закона он обладает следующими качествами: объективностью, абсолютностью, необходимостью, универсальностью.

В качестве такового он запрещает делать людям то, что, став всеобщим правилом поведения, привело бы к разрушению основ цивилизованного общежития.

Методологическая проработка И. Кантом проблемы категорического императива имеет огромную ценность для обоснования сущности естественного права. Идея категорической императивности естественно-правовых норм позволяет обосновать их безусловную повелительность для общественного и индивидуального правосознания. Она доказывает, что их адресатом являются все, без исключения, субъекты правоотношений. Перед фактом безусловной категоричности естественно-правовых требований все равны, поскольку эти требования доводят до людей содержание всеобщего нравственного закона.

Важным вопросом для понимания этико-правовых идей Канта является его понимание понятия права.

Само понятие права Кант считает априорным, однако это не означает, что его суть является непосредственно доступной познанию. «Понятия, данные a priori, — пишет И. Кант, — например, субстанция, причина, право, справедливость и т. д., строго говоря, также не поддаются дефиниции», именно поэтому «юристы и до сих пор ищут дефиницию для своего понятия права».

В то же время Кант осознавал, как важна проблема правопонимания и насколько необходимо верно ее поставить, должным образом сформулировать. «Вопрос о том, — писал он, — что такое право, представляет для юриста такие же трудности, какие для логика представляет вопрос, что такое истина».

Понимание Кантом права тесно связано с его пониманием свободы как единственного прирожденного права. «Свобода, — отмечал он, — единственное первоначальное право, присущее каждому человеку в силу его принадлежности к человеческому роду». В то же время Кант допускает, что, несмотря на наличие в сознании каждого разумного индивида нравственного закона, человек может поступать вопреки ему, то есть, что свобода воли, понимаемая лишь в отрицательном смысле - как способность лица поступать по собственному усмотрению, — сводится к произволу лица. Право, следовательно, подразумевает свободу индивидов (свободу их воли) и связанную с этой свободой возможность и необходимость произвола, столкновение и коллизию различных произвольных действий.

И вот тут важно подчеркнуть, что, по Канту, решение сложной проблемы, связанной со свободой и антагонизмом среди людей, состоит в определении и сохранении границ свободы. Поэтому необходимо, чтобы произвол каждого лица был поставлен в обществе в определенные границы с тем, чтобы никто не мог нарушить свободу других. Лишь при этом условии свобода согласуется сама с собой. Эту задачу, с точки зрения Канта, и выполняет право.

Смысл и назначение права состоит в том, чтобы ввести свободу и произвол индивидов в разумные и общезначимые рамки. Право касается лишь действий и обозначает только внешние границы общедопустимого поведения, то есть, иначе говоря, выступает по существу в виде запретов, подразумевая дозволенность незапрещенного. Как пишет Кант, только право определяет «для всех, что им по праву должно быть дозволено или не дозволено».

В связи с этим Кант дает следующее определение права: «Право — это совокупность условий, при которых произвол одного (лица) совместим с произволом другого с точки зрения все-общего закона свободы». В другом месте той же работы мы читаем: «Свобода — независимость от принудительного произвола других». Иначе говоря, задачей права является допускать лишь такую деятельность отдельных лиц, которая внешне объективно была бы совместимой с требованием нравственного закона.

Разум выражает это как постулат, дальнейшее доказательство которого невозможно. Поэтому правомерным является любой поступок, при котором проявление свободного произвола каждого могло сосуществовать со свободой всех других людей. Наоборот, в соответствии с всеобщим правовым законом все, что препятствует осуществлению свободы, является неправомерным действием.

Для осуществления указанных требований всеобщего правового закона необходимо, чтобы существовали какие-то реальные гарантии его действительного осуществления. Это, в свою очередь, подразумевает, что право должно обладать определенной принудительной силой, чтобы оно могло заставить исполнять свои требования, препятствовать их нарушению и восстанавливать нарушенное.

Без этого право было бы бессильно, а категорический императив в форме всеобщего закона права не имел бы безусловного значения и не препятствовал правонарушениям. Вот почему всякое право должно выступать как принудительное право.

Кант делит право на естественное и положительное. Естественное право, считает он, по своему происхождению априорно — существует до всякого опыта и базируется на требованиях разума. Иными словами, по Канту, естественное право — это право, каким оно должно быть согласно требованиям практического разума.

Положительное же право — лишь исторически существующее право, которое необходимо преобразовать в соответствии с требованиями права естественного. Отсюда можно сделать вывод, что правовая теория Канта — это теория естественного права, акцентирующая внимание на должном в праве, к которому нужно стремиться в соответствии с требованиями разума.

Кант также различает право в широком смысле и право в строгом, узком смысле. Право в широком смысле имеет место тогда, когда обязанность и принуждение не установлены законом и в силу этого основаны на справедливости и на крайней необходимости; право в узком смысле имеет место тогда, когда обязательность осуществления права основана на законе (в государственном смысле).

Важным понятием кантовской философии права является также понятие правопорядка. Правопорядок, по Канту, — это «порядок свободы». Он является условием надежности правоотношений. Это значит, что для того, чтобы стихийно складывающиеся правоотношения подчинили себе практическую жизнь общества, субъекты правоотношений должны быть лично свободными людьми и наделены правами человека и элементарными политическими правами.

Согласно Канту, правопорядок основывается на следующих априорных принципах:

  1. свободе каждого члена общества как человека;
  2. равенстве его с каждым другим как подданного;
  3. самостоятельности каждого члена общества как гражданина.

В основе этих принципов лежит понятие автономии личности, которое дифференцируется на такие виды: моральная, утилитарная, гражданская автономии.

Моральная автономия предполагает, что человек сам способен понимать, что есть добро и что есть зло. Следовательно, он не нуждается в государстве, которое должно быть выведено из моральной сферы. В данном случае моральная сфера становится делом гражданского общества.

Утилитарная автономия предполагает, что человек сам знает, что для него хорошо и что плохо, что выгодно и что нет. Следовательно, государство не должно принудительно осчастливливать людей.

Гражданская автономия предусматривает, что человек соглашается жить только по таким законам, в составлении которых он принимал участие.

Таким является, в общих чертах, основной смысл кантовского морального обоснования права. Суть дела, как мы видим, состоит не в том, что Кант пытается дедуцировать правовые нормы из моральных. Тенденция кантовского морального обоснования права совершенно иная. В правовой законности он видит как раз гарантию невмешательства государства в процесс индивидуального «самовоспитания». Моральное обоснование права Кант осуществляет посредством разведения и последующей корреляции моральных и правовых норм.

Критическая философия права Канта, таким образом, преодолевает традиционно слабые места теории естественного права. Поэтому она оказывается принципиальной основой многих «теорий справедливости», в частности концепций Джона Роул- за, Юргена Хабермаса, Отфрида Хёффе.

Однако при всей оригинальности и фундаментальности этой теории она содержит ряд спорных вопросов, вызывающих критику и дискуссии среди них: абсолютизация безусловных моральных требований для обоснования права, а также ситуация, когда не учитываются мотивы целесообразности и выгоды при оправдании правовых требований; чисто трансцендентальный характер его подхода, слабо учитывающий эмпирические моменты права; приоритет априорных требований перед апостериорными; настаивание на универсальном характере права, единого для всех культур, и т.д.

Дальнейшее развитие классическая традиция правопонима-ния находит в творчестве Георга Гегеля.

Isfic.Info 2006-2018