Семейное право России

Усыновление (удочерение) детей и его отмена


Усыновление (удочерение) (далее — усыновление) является одним из самых старейших правовых институтов и существует во всех современных правовых системах как наиболее оптимальная и предпочтительная форма устройства детей, оставшихся без попечения родителей.

Вместе с тем в России в разные исторические периоды отношение к институту усыновления было неоднозначным, что выражалось в законодательном установлении ограничений и препятствий различного характера (например, в запрете усыновления чужих детей при наличии собственных детей и т.п.). В 1918 г. он был отменен вообще, что объяснялось существовавшим тогда отрицательным отношением к семейным формам воспитания детей- сирот в целом. Однако спустя восемь лет Декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 1 марта 1926 г. институт усыновления был восстановлен и функционирует с соответствующими изменениями до настоящего времени.

В Российской Федерации усыновление является одной из основных и достаточно широко распространенных форм устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. За период с 1980 по 1995 г. в Российской Федерации было усыновлено 144 тыс. детей, а в 1997—2001 гг. — 123 500, хотя и зарегистрирована тенденция некоторого сокращения количества усыновлений.

Под усыновлением (удочерением) понимается юридический акт, в результате которого между усыновителем (усыновителями) и его родственниками, с одной стороны, и усыновленным ребенком — с другой, возникают такие же права и обязанности, как между родителями и детьми, а также их родственниками по происхождению.

Отсюда следует, что усыновление влечет за собой следующие правовые последствия:

  1. установление правовой связи между усыновителями (усыновителем) и усыновленным ребенком, а также между усыновленным ребенком и родственниками усыновителя;
  2. прекращение правовой связи усыновленного ребенка с его родителями и другими родственниками по действительному кровному происхождению.

Таким образом, усыновление одновременно является как правообразующим, так и правопрекращающим юридическим фактом.

В СК подробно регламентируются условия, порядок и правовые последствия усыновления, а также основания и порядок прекращения усыновления. Это позволяет обеспечить права и интересы как ребенка, так и лиц, желающих его усыновить. С этой же целью СК устанавливается судебный порядок усыновления ребенка вместо ранее действовавшего в соответствии со ст. 98 КоБС административного порядка усыновления. Порядок передачи детей на усыновление, а также осуществления контроля за условиями жизни и воспитания детей в семьях усыновителей на территории РФ определены постановлением Правительства РФ.

Посредническая деятельность по усыновлению детей, т.е. любая деятельность физических и юридических лиц, не уполномоченных на то законом, в целях подбора и передачи детей на усыновление от имени и в интересах лиц, желающих усыновить детей, законом не допускается. Однако к посреднической деятельности по усыновлению детей не относится:

  1. деятельность органов опеки и попечительства (т.е. органов местного самоуправления), а также органов исполнительной власти субъектов РФ и федерального органа исполнительной власти, определяемого Правительством РФ по выполнению возложенных на них обязанностей по выявлению и устройству детей, оставшихся без попечения родителей;
  2. действия в процессе усыновления надлежащим образом уполномоченного представителя лиц (лица), желающих усыновить ребенка, в пределах, допускаемых законодательством;
  3. деятельность специально уполномоченных иностранными государствами органов или организаций по усыновлению детей. Но их деятельность может осуществляться на территории РФ только в силу международного договора или на основе принципа взаимности.

Названные органы и организации (как российские, так и иностранные), осуществляющие правомерную деятельность по усыновлению детей, не могут преследовать коммерческие цели, т.е. извлечение дохода. Порядок деятельности органов и организаций иностранных государств по усыновлению детей на территории РФ и порядок контроля за ее осуществлением установлены постановлением Правительства РФ. Функции контроля за выполнением условий аккредитации представительствами органов и организаций иностранных государств при осуществлении деятельности в области усыновления (удочерения) детей на территории РФ возложены на Министерство образования РФ.

Положение о деятельности органов и организаций иностранных государств по усыновлению (удочерению) детей на территории РФ и контроле за ее осуществлением, утвержденное постановлением Правительства РФ от 28 марта 2000 г. № 268, определяет, что разрешение на открытие представительства иностранной организации (аккредитация) может выдаваться некоммерческим иностранным организациям, осуществляющим деятельность по усыновлению (удочерению) детей на территории своего государства не менее пяти лет на момент подачи заявления об аккредитации.

Вопрос об аккредитации представительства иностранной организации (отказе в аккредитации, досрочном ее прекращении или продлении ее срока) рассматривается Министерством образования РФ в течение трех месяцев с даты представления всех необходимых документов с правом запроса подлинных экземпляров учредительных документов иностранных организаций, информации иностранных организаций и компетентных органов государства о деятельности этих организаций, а также законодательных актов в области защиты прав и интересов детей государства местонахождения иностранных организаций.

Решение об аккредитации представительства иностранной организации сроком на один год (отказе в аккредитации, ее досрочном прекращении или продлении ее срока) Министерство образования РФ принимает по согласованию с МИД России, МВД России, Министерством юстиции РФ, Министерством здравоохранения РФ и Министерством труда и социального развития РФ, которые проводят проверку деятельности иностранных организаций в пределах своей компетенции и представляют в Министерство образования РФ заключения о возможности аккредитации представительств иностранных организаций.

На основании решения об аккредитации представительству иностранной организации государственной регистрационной палатой при Министерстве юстиции РФ выдается соответствующее свидетельство.

Аккредитованные представительства иностранных организаций по усыновлению детей на территории РФ наделены следующими полномочиями:

  1. представлять в установленном порядке в соответствующий орган исполнительной власти субъекта РФ или Министерство образования РФ документы кандидатов в усыновители, проживающих на территории государства местонахождения иностранной организации, для подбора ребенка на усыновление, а также в суд для установления усыновления;
  2. получать направления для кандидатов в усыновители на подбор ребенка в установленном порядке;
  3. организовывать прием и размещение кандидатов в усыновители, оказывать необходимую помощь в оформлении усыновления;
  4. осуществлять иную деятельность по представительству интересов кандидатов в усыновители на территории РФ, разрешенную законодательством РФ.

Деятельность федеральных органов исполнительной власти по реализации государственной политики в области усыновления иностранными гражданами детей, являющихся гражданами РФ, координирует Межведомственная комиссия по вопросам усыновления (удочерения) иностранными гражданами детей, являющихся гражданами РФ.

Дети, в отношении которых допускается усыновление. Как установлено п. 2 ст. 124 СК, усыновление допускается только в отношении несовершеннолетних детей, утративших родительское попечение, и только в их интересах. Эта принципиальная норма, соответствующая требованиям ст. 21 Конвенции о правах ребенка, была предусмотрена и в ранее действовавшем законодательстве. Лица, достигшие совершеннолетия (восемнадцати лет), не могут быть усыновлены.

Основной социальной целью усыновления является создание детям, лишившимся попечения родителей, наиболее благоприятных условий для жизни и воспитания в условиях семьи. Не случайно СК среди форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей, приоритет отдается усыновлению. Усыновление происходит также и в интересах усыновителей, хотя прямо об этом в законе не говорится, так как оно предоставляет, в частности, возможность лицам, не имеющим детей, удовлетворить чувство родительской любви, потребность в отцовстве и материнстве.

Однако на первое место при усыновлении должны быть поставлены интересы ребенка. Поскольку при усыновлении ребенок в правовом отношении полностью приравнивается к родным детям усыновителя, приобретает в лице усыновителей родителей и родную семью, следует исходить из общей посылки, что усыновление соответствует интересам детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Под интересами детей при усыновлении следует понимать создание для них благоприятных условий (как материального, так и морального характера) для воспитания и всестороннего развития в физическом, психическом, духовном и ином отношении, максимально приближенных, если это необходимо и возможно, к обстановке, привычной для ребенка в утраченной им семье.

Поэтому при усыновлении ребенка должны учитываться его этническое происхождение, принадлежность к определенной религии и культуре, родной язык, возможность обеспечения преемственности в воспитании и образовании, а также возможность обеспечить усыновляемым детям полноценное физическое, психическое, духовное и нравственное развитие.

К интересам ребенка, которые обязательно должны быть соблюдены при усыновлении, могут быть отнесены самые разнообразные обстоятельства, на соблюдение его законных прав и интересов. В частности, при подаче заявления об усыновлении ребенка одинокой женщиной (одиноким мужчиной) целесообразно установить, соответствует ли интересам ребенка передача его в неполную семью, сможет ли заявительница (заявитель) по своему возрасту, состоянию здоровья, материальному положению осуществлять должное содержание и воспитание ребенка до достижения им совершеннолетия.

Именно в интересах детей п. 3 ст. 124 СК закреплено правило, согласно которому усыновление братьев и сестер разными лицами не допускается (так как при усыновлении прекращаются правоотношения ребенка не только с родителями, но и с другими родственниками), за исключением отдельных случаев, когда такое усыновление в силу тех или иных причин отвечает интересам детей. На практике данное правило применяется с учетом ряда обстоятельств.

Так, не рекомендуется разобщать братьев (сестер), которые воспитывались в одном учреждении или проживали совместно до их устройства в воспитательные учреждения, а также осведомленных друг о друге и о своем родстве. Разобщение детей в этих случаях может допускаться только в их интересах и в ситуациях, когда усыновители не настаивают на сохранении тайны усыновления и обязуются не препятствовать общению усыновленных детей с братьями и сестрами.

Возможно разъединение братьев и сестер при усыновлении, если кто-либо из них подлежит содержанию в специальном лечебно-воспитательном учреждении, а также, в порядке исключения, в тех случаях, когда дети, состоящие в родстве, одновременно передаются на усыновление, но в разные семьи, где они приобретают родителей и семью. Нередко дети, имеющие одну мать (или отца), совместно не воспитывались в семье, находятся в разных детских учреждениях, значатся под разными фамилиями и об их родственных связях знает лишь их мать (отец), длительное время не проявляющие о них заботу. С учетом изложенных обстоятельств допускается, в порядке исключения, передача детей на усыновление в разные семьи.

Аналогичные разъяснения по применению п. 3 ст. 124 СК даны в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. № 9: «...если у ребенка, которого желает усыновить заявитель, имеются братья и сестры, также оставшиеся без попечения родителей, и в отношении них заявителем не ставится вопрос об усыновлении, либо этих детей хотят усыновить другие лица, усыновление допустимо лишь в том случае, если это отвечает интересам ребенка (например, дети не осведомлены о своем родстве, не проживали и не воспитывались совместно, не могут жить и воспитываться вместе по состоянию здоровья)» (п. 12).

Не вызывает сомнения, что легче процесс взаимной адаптации усыновленного и усыновителя происходит при усыновлении малолетнего ребенка. Иное дело, когда речь идет об усыновлении подростка, в воспитании и становлении личности которого возможны дополнительные сложности. По этой причине следует особенно внимательно рассматривать просьбы об усыновлении юношей, девушек четырнадцати — семнадцати лет лицами, ранее не участвовавшими в их воспитании или содержании, не проявлявшими о них заботы и внимания, выяснять истинные мотивы усыновления, соответствие его интересам усыновляемого юноши (девушки).

Усыновление детей такого возраста не всегда может рассматриваться как «соответствующее интересам усыновляемого», поскольку усыновление налагает обязанности не только на усыновителей, но и в будущем на усыновленных детей, достигших совершеннолетия. Усыновленные четырнадцати — семнадцатилетние юноши и девушки, находящиеся на воспитании или содержании усыновителей непродолжительное время (один-три года), в дальнейшем будут обязаны осуществлять содержание и уход за усыновителями и проявлять заботу о них.

Усыновление подростков такого возраста может производиться в тех случаях, когда усыновлению предшествовало их воспитание и содержание лицами, желающими быть усыновителями, или когда наличие между ними контактов и отношений свидетельствует о проявляемой заботе, взаимной привязанности, желании юридически оформить ранее сложившиеся взаимоотношения.

Тщательное выяснение обстоятельств дела при решении вопроса о допустимости усыновления подростка — залог предотвращения усыновления его недобросовестными лицами в целях возложения на него спустя непродолжительное время обязанностей по собственному содержанию или получения тех или иных льгот, предусмотренных законом.

Необходимо установить, с какой целью производится усыновление подростка: заменить ему родную семью или получить, например, право пользоваться жилым помещением усыновленного, право получить пенсию, пособие, наследство, причитающиеся усыновленному, и т.п.

Закон не содержит ограничений по усыновлению детей, страдающих каким-либо заболеванием, из чего следует, что усыновлены могут быть как здоровые, так и больные дети. Однако если ребенок болен или имеет какие-либо отклонения в своем развитии, то кандидаты в усыновители должны быть поставлены в известность о состоянии здоровья ребенка и о дополнительных усилиях морального и материального характера, которые потребуются от них в будущем для надлежащего воспитания усыновленного ребенка.

В ситуации, когда речь идет об усыновлении больного ребенка, необходимо выяснить наличие у усыновителей реальных возможностей не только для воспитания, но и для лечения ребенка. Это особенно важно, когда усыновляют ребенка, страдающего тяжелым недугом, требующим специального ухода, длительного лечения, создания особых условий для воспитания. В этой связи следует иметь в виду, что закон прямо не предусматривает в качестве основания для отмены усыновления состояние здоровья ребенка, если о его болезни кандидаты в усыновители были своевременно предупреждены и несмотря на это осознанно выразили желание усыновить больного ребенка.

В том же случае, когда после усыновления были выявлены умственная неполноценность или наследственные отклонения в состоянии здоровья ребенка, существенно затрудняющие либо делающие невозможным процесс воспитания, о наличии которых усыновитель не был предупрежден при усыновлении, суд вправе отменить усыновление исходя из интересов ребенка и с учетом мнения самого ребенка, если он достиг возраста десяти лет.

Информация о состоянии здоровья ребенка должна содержаться в специальном медицинском заключении о состоянии здоровья, физическом и умственном развитии ребенка, выданном экспертной медицинской комиссией, которое прилагается к представляемому в суд заключению органов опеки и попечительства о соответствии усыновления интересам ребенка. По желанию усыновителей может быть проведено независимое медицинское освидетельствование ребенка.

СК отдается предпочтение усыновителям, являющимся гражданами РФ и проживающим на территории РФ, а также родственникам ребенка (независимо от их гражданства и места жительства) перед усыновителями — иностранными гражданами.

Усыновление детей иностранными гражданами или лицами без гражданства допускается только в случаях, если не представилось возможным передать этих детей на воспитание в семьи граждан РФ, постоянно проживающих на территории РФ, или на усыновление родственникам ребенка независимо от места их жительства и гражданства.

Данные ограничения соответствуют ст. 21 Конвенции о правах ребенка, в которой признано, что усыновление в другой стране может рассматриваться в качестве альтернативного способа ухода за ребенком только тогда, когда ребенок не может быть передан на воспитание или помещен в семью, которая могла бы обеспечить его воспитание или усыновление, и если обеспечение какого-либо подходящего ухода в стране происхождения ребенка является невозможным.

Дети, оставшиеся без попечения родителей, могут быть переданы на усыновление иностранным гражданам, лицам без гражданства, а также гражданам РФ, постоянно проживающим за пределами территории РФ, не являющимся родственниками детей, только по истечении трех месяцев со дня поступления сведений о таких детях в государственный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей (до введения в действие федерального закона о порядке формирования и пользования государственным банком данных о детях, оставшихся без попечения родителей, со дня постановки указанных детей на централизованный учет). Поэтому сведения о детях, которые могут быть переданы на усыновление, предоставляются данной категории лиц соответствующим органом исполнительной власти субъекта РФ не ранее упомянутого срока.

Несоблюдение требований семейного законодательства об условиях и процедуре передачи детей на усыновление иностранным гражданам является основанием для отказа судом в усыновлении ребенка иностранными гражданами. Подтверждением сказанному является определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 апреля 2000 г.

Супруги Г., граждане ФРГ, обратились в суд с просьбой об установлении удочерения Р., 1998 г. р., воспитанницы дома ребенка № 3 г. Омска, от которой мать отказалась.

Они сослались на то, что у них хорошие условия и возможности для воспитания девочки, своих детей не имеют и по состоянию здоровья иметь не могут.

Решением Омского областного суда от 11 марта 2000 г. в удовлетворении просьбы отказано.

В кассационной жалобе супруги Г. просили об отмене решения, ссылаясь на его незаконность, и вынесении нового решения об удовлетворении просьбы об установлении удочерения ребенка.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 28 апреля 2000 г. оснований для ее удовлетворения не нашла, решение областного суда оставила без изменения, указав следующее.

Обсуждая вопрос о возможности удочерения Р. иностранными гражданами — супругами Г., суд обоснованно пришел к выводу о неправомерности такого удочерения, поскольку в нарушение положений норм международного права — ст. 16, 17 Декларации о социальных и правовых принципах, касающихся защиты и благополучия детей, особенно при передаче детей на воспитание и их усыновление на национальном и международном уровнях, Конвенции о правах ребенка от 20 ноября 1989 г. и российского законодательства — ст. 122—124 СК не был соблюден принцип приоритетного устройства ребенка на воспитание в семью российских граждан.

Как видно из дела, судом установлен и сторонами не оспаривался тот факт, что предусмотренный ст. 122 СК и постановлением Правительства РФ № 919 от 3 августа 1996 г. «Об организации централизованного учета детей, оставшихся без попечения родителей» порядок организации первичного, регионального и федерального учета в государственном банке данных о детях не был соблюден, на этот учет Р. была поставлена с нарушением установленных законодательством соответственно трехдневного и месячного срока.

Необходимые меры к устройству ребенка в семью граждан, проживающих на территории г. Омска, области и других территорий Российской Федерации, как это предусмотрено названным законодательством, органы исполнительной власти н2е принимали, достоверных сведений в соответствии с п. 7 ч. 2 ст. 263 ГПК РСФСР суду не предоставлено.

Согласно объяснениям представителей органов исполнительной власти и исследованным судом журналам учета кандидатов в усыновители, установленный российским законодательством порядок учета кандидатов в усыновители не определен, работа по подбору конкретного ребенка не ведется: все граждане, желающие усыновить ребенка, направлялись во все детские учреждения без предварительного подбора им конкретного ребенка, подлежащего усыновлению, и указания об этом в направлениях, причем отдельные такие журналы (по Советскому административному округу г. Омска) не предусматривали даже необходимости самого факта фиксирования сведений о ребенке, который предлагался кандидатам в усыновители.

При таком положении дел суд обоснованно не согласился с выводами сторон по делу, что соответствующие органы области принимали меры к устройству Р. на воспитание в семью российских граждан и что такой возможности не было, так как достоверных доказательств на этот счет на основании п. 7 ч. 2 ст. 263 ГПК РСФСР предоставлено не было.

Содержащиеся же сведения в журнале учета кандидатов в усыновители, обратившихся в дом ребенка № 3, к числу таких доказательств не относятся, поскольку в силу ст. 121, 123 СК устройство детей, оставшихся без попечения родителей, в семьи граждан на воспитание в компетенцию детских домов не входит. Согласно письму Министерства образования от 16 декабря 1999 г. сведения о Р. на учете в государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей, находятся с 30 декабря 1998 г., т.е. более года, однако никакого содействия в устройстве девочки на воспитание в семью граждан РФ этим федеральным органом исполнительной власти вопреки требованиям п. 3 ст. 122 СК оказано не было.

Следовательно, при решении вопроса об удочерении малолетней Р. иностранными гражданами не были выполнены защищающие интересы детей нормы международного права, российского законодательства о приоритетном их устройстве в семье происхождения — граждан РФ и не соблюдена предусмотренная в этих целях процедура учета детей, оставшихся без попечения родителей.

При таких обстоятельствах решение суда об отказе супругам Г. в установлении удочерения Р. является законным и оснований для его отмены по доводам кассационной жалобы не имеется.

При устранении указанных нарушений повторное обращение супругов Г. с заявлением об установлении удочерения девочки не исключается.


Isfic.Info 2006-2018