Теория доказательств в гражданском праве

Исследование и оценка аудио-видеозаписей как доказательств


Исследование доказательств

Исследование аудио- и видеозаписей осуществляется посредством их воспроизведения (ст. 185 ГПК РФ). Способом исследования аудиозаписей выступает их прослушивание, видеозаписей — просмотр.

Воспроизведение записей производится в зале заседания или ином специально оборудованном для этой цели помещении. Что понимается под специально оборудованным помещением, в нормативных актах на это указаний не содержится. Судебная практика свидетельствует о том, что, как правило, аудио- и видеозаписи воспроизводятся непосредственно в зале заседания.

В законе нет указания и на то, кем должно осуществляться воспроизведение записи. Соответственно, допустимо предположить, что это может быть сделано судьей, секретарем судебного заседания или же самими сторонами, а также их представителями. Но совершение этого действия требует определенных навыков и умений, которыми указанные лица могут не владеть. В таких случаях на основании ч. 1 ст. 188 ГПК РФ для оказания технической помощи суду при воспроизведении записи возможно привлечение специалиста.

Сведения о прослушивании или просмотре записей заносятся в протокол судебного заседания. Протокол должен содержать данные о технических средствах, используемых при воспроизведении записей, индивидуальные признаки материального носителя аудиовидеоинформации (вид, номер, имеющиеся надписи и т.п.), а также время начала и окончания воспроизведения записей.

Аудио- и видеозаписи, содержащие сведения личного характера, воспроизводятся и исследуются в открытом судебном заседании только с согласия лиц, к которым эти записи непосредственно относятся. В противном случае воспроизведение записей осуществляется в закрытом судебном заседании.

Следует обратить внимание на то, что законом регулируются отношения, возникающие в связи с оглашением в открытом или закрытом судебном заседании переписки и телеграфных сообщений граждан (ст. 182 ГПК), но нет нормы, касающейся порядка оглашения телефонных сообщений. Однако данное обстоятельство не свидетельствует о том, что на прослушивание в суде аудиозаписей телефонных переговоров не распространяются аналогичные требования, поскольку это обусловливается общим положением ч. 2 ст. 53 Конституции РФ о праве граждан как на тайну переписки, почтовых, телеграфных и иных сообщений, так и на тайну телефонных переговоров.

После окончания воспроизведения записи суд заслушивает объяснения лиц, участвующих в деле, и их представителей по поводу содержащейся в записи информации, которые полностью отражаются в протоколе судебного заседания. Участники процесса с разрешения суда могут задавать друг другу вопросы, а также отвечают на вопросы суда.

При необходимости воспроизведение записей может быть повторено в какой-либо части либо полностью.

Для выяснения содержащихся в аудио- или видеозаписи сведений судом может быть привлечен специалист (ч. 3 ст. 185 ГПК).

Лицо, вызванное в качестве специалиста, обязано явиться в суд, отвечать на поставленные судом вопросы, давать в устной или письменной форме консультации и пояснения. Консультация специалиста, представленная в письменной форме, оглашается в судебном заседании и приобщается к делу. Консультации и пояснения специалиста, данные в устной форме, заносятся в протокол судебного заседания. По существу консультаций и пояснений специалисту могут быть заданы вопросы лицами, участвующими в деле, и их представителями (ст. 188 ГПК).

Например, консультация специалиста может быть дана в виде так называемой «расшифровки» текста. Необходимость в этом может возникнуть тогда, когда аудио- видеозапись выполнена недостаточно качественно, для того чтобы при воспроизведении в обычном режиме можно было однозначно правильно понять ее содержание. Расшифровка делается путем неоднократного прослушивания или просмотра записей специалистом, в том числе с использованием технических приемов, и письменного изложения содержания данных записей.

При возникновении в ходе исследования аудио- видеозаписей вопросов, для решения которых требуется применение специальных знаний, например, вопросов относительно содержания записей, особенностей процесса распространения информации через телекоммуникационные сети и др., суд вправе назначить экспертизу (ст. 79, ч. 3 ст. 185 ГПК).

Необходимо подчеркнуть, что назначение в этих случаях экспертизы не освобождает суд от обязанности непосредственно исследовать представленные аудио- видеозаписи в судебном заседании.

Так, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по иску о запрете трансляции телепрограммы «Дом-2» по телекоммуникационным сетям открытого типа в доступное для просмотра детьми время вещания, указала следующее.

Суд первой инстанции, сославшись на большой объем представленных в суд видеоматериалов, а также на то, что они уже были предметом исследования при производстве назначенной судом экспертизы, отказал ответчику ОАО «ТНТ-телесеть» в удовлетворении ходатайства о просмотре видеоматериалов, решив ограничиться обозрением дисков (то есть носителей информации) с записью телепрограммы «Дом-2». При этом суд сослался на то, что эксперты, проводившие экспертное исследование, в судебном заседании подтвердили, что все видеодиски просмотрены ими в полном объеме.

Таким образом, суд, рассматривая дело, не просмотрел ни одной видеозаписи телепрограммы «Дом-2», ограничившись внешним изучением дисков (носителей информации), на которых программа была записана, тем самым, заменив личное восприятие исследуемых первоначальных доказательств (видеозаписи телепрограммы «Дом-2») и их собственную оценку оценкой производных доказательств, то есть экспертных заключений.

Между тем из содержания ч. 3 ст. 185 ГПК РФ не следует, что назначение по делу в необходимых случаях экспертизы освобождает суд от обязанности соблюдать установленный нормами ч. 1 ст. 67 и ч. 1 ст. 157 ГПК РФ принцип непосредственного исследования доказательств, как один из основных принципов судебного разбирательства, обеспечивающих вынесение законного решения по делу.

Несоблюдение судом первой инстанции требований закона о непосредственном исследовании доказательств является существенным нарушением норм процессуального права, повлекшим вынесение незаконного решения, так как в его основу положены не доказанные судом первой инстанции обстоятельства, имеющие значение для дела1 Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 октября 2010 г. № 5-В10-67 (Текст определения официально опубликован не был) // СПС «Гарант»..

В случаях, не терпящих отлагательства, при подготовке дела к судебному разбирательству, а также при разбирательстве дела суд (судья) вправе произвести осмотр аудио- видеозаписей на месте. В частности, просмотреть размешенную на определенном ресурсе телекоммуникационной сети информацию в режиме реального времени.

Осмотр доказательств производится в порядке, предусмотренном ст. 58, 184 ГПК РФ, с извещением участвующих в деле лиц, фиксированием результатов осмотра в протоколе, с вызовом в необходимых случаях свидетелей, специалистов и т.д.

Оценка доказательств

Аудио- видеозаписи оцениваются судом по общим правилам оценки доказательств. Как и любое другое доказательство, аудио- видеозаписи имеют свою специфику, которая должна учитываться при их оценке.

Специфика проявляется в том, что аудио- видеозаписи представляются в суд на разнообразных носителях в аналоговом и цифровом виде, записанные с различным качеством и в различных условиях.

Как отмечают специалисты в данной области, с технической точки зрения аналоговая запись отличается по своим свойствам от цифровой. В аналоговой записи информация представлена в виде непрерывной функции, физически связанной со свойствами конкретного носителя. Любые искусственные изменения информации вызывают нарушение непрерывности сигнала, что в большинстве случаев явно обнаруживается.

В цифровой записи фиксируемая информация представлена в виде дискретной последовательности значений, не имеющих физической связи с носителем информации. Поэтому цифровая запись может подвергаться стиранию, редактированию, монтажу, копированию на другой цифровой или аналоговый носитель без проявления признаков ее изменения.

Учитывая, что сегодня имеются различные технические средства, позволяющие фальсифицировать аудио- и видеозаписи различными способами, то у суда существуют достаточно веские основания для весьма осторожного отношения к достоверности информации, содержащейся на таких носителях.

В этой связи на практике при использовании в доказывании по гражданским делам аудио- видеозаписей нередко возникает необходимость в назначении экспертизы для проверки подлинности этих записей.

Правда, в специальной литературе отмечается, в настоящее время не существует абсолютно надежных методик и способов, позволяющих экспертным путем обнаружить признаки внесения изменений в содержание, в частности, цифровых фонограмм. В этой связи многие эксперты полагают, что следует избегать категорических выводов об электронном монтаже, и указывают лишь на наличие или отсутствие его признаков. Поэтому встречающаяся в заключениях экспертов формулировка вывода «признаков монтажа не обнаружено» далеко не всегда означает, что фонограмма не была изготовлена таким способом. Зачастую это может означать, что эксперты в силу различных причин не смогли выявить признаков фальсификации информации. Соответственно, их заключение будет иметь вероятный характер2См.: Галяшина Е. И., Галяшин В. И. Фонограммы как доказательства по гражданским делам // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. № 1. С. 25..

Возникающие трудности в установлении доброкачественности аудио- видеоинформации экспертным путем, конечно, не означает, что суд лишен возможности прийти к обоснованному выводу о достоверности таких доказательств. Их достоверность может быть оценена судом на основе сопоставления с иными имеющимися по делу доказательствами.

Следует отметить, что проведение экспертизы аудио- видеозаписей не является обязательным условием их доказательственной силы. Экспертиза назначается лишь тогда, когда, по мнению суда, в этом есть необходимость.

Isfic.Info 2006-2017