Теория доказательств в гражданском праве

Исследование и оценка показаний свидетелей


Исследование доказательств

Исследование доказательств, содержащихся в свидетельских показаниях, осуществляется путем допроса свидетелей в судебном заседании; оглашения в судебном заседании показаний свидетелей, полученных в порядке выполнения судебного поручения, обеспечения доказательств, допроса свидетелей в месте их пребывания; допроса свидетелей при отложении разбирательства дела.

Об общих правилах допроса свидетелей говорилось выше. Законом предусматриваются некоторые особенности исследования показаний несовершеннолетних свидетелей (ст. 179 ГПК).

Допрос свидетеля в возрасте до 14 лет, а по усмотрению суда и допрос свидетеля в возрасте от 14 до 16 лет производится с участием педагогического работника. В случае необходимости допрос несовершеннолетнего свидетеля осуществляется в присутствии родителей, усыновителей, опекунов или попечителей.

Если это необходимо, на время допроса такого свидетеля из зала судебного заседания на основании определения суда может быть удален кто-либо из участников процесса или граждан, присутствующих в зале судебного заседания. Как правило, после допроса несовершеннолетний свидетель удаляется из зала судебного заседания, за исключением тех случаев, когда суд признает его присутствие необходимым.

Правила допроса учитывают возрастные особенности психики несовершеннолетних свидетелей, проявляющихся в повышенной внушаемости, впечатлительности, склонности к воображению, преобладанию чувственных, а не рациональных представлений о действительности и т.п. Установление особого порядка допроса таких свидетелей имеет целью создание благоприятных условий для дачи несовершеннолетними правдивых показаний, оказание им необходимой психологической поддержки в процессе проведения допроса.

Законом предусмотрена возможность допроса свидетелей в месте их пребывания, если он вследствие болезни, старости, инвалидности или других уважительных причин не в состоянии явиться по вызову суда (ч. 1 ст. 70 ГПК). Такой допрос осуществляется согласно общим правилам совершения отдельных процессуальных действий по получению доказательств и проводится так же, как и в судебном заседании.

О допросе свидетеля в месте своего пребывания суд должен вынести определение. О времени и месте допроса извещаются лица, участвующие в деле, их представители, однако их неявка не препятствует проведению допроса. Результаты допроса заносятся в протокол судебного заседания.

В целях процессуальной экономии законом предусматривается возможность допроса явившихся в судебное заседание свидетелей при отложении разбирательства дела. Однако в этом случае допрос может быть проведен только тогда, когда в судебном заседании присутствуют стороны. Вторичный вызов допрошенных свидетелей в новое судебное заседание допускается только в случае необходимости (ст. 170 ГПК).

Как отмечалось, показания свидетелей, полученные при проведении допроса в месте их пребывания, при отложении разбирательства дела, а также при обеспечении доказательств и выполнении судебного поручения оглашаются в судебном заседании, после чего лица, участвующие в деле, могут дать по ним объяснения (ст. 180 ГПК).

Необходимость в оглашении в судебном заседании свидетельских показаний предопределяется принципами непосредственности судебного разбирательства и состязательности. Суд обязан непосредственно исследовать доказательства по делу, в том числе заслушать показания свидетелей (ст. 157 ГПК). Лица, участвующие в деле, а они в указанных случаях могут и не присутствовать при допросе свидетелей, должны быть ознакомлены с их показаниями для того, чтобы иметь возможность участвовать в их исследовании и оценке. Решение может быть основано только на тех доказательствах, которые были исследованы судом первой инстанции в судебном заседании (ст. 195 ГПК).

Оценка доказательств

Свидетельские показания, как и другие доказательства, оцениваются с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности. На практике наибольшую сложность представляет оценка достоверности показаний свидетелей, и это связано с тем, что на достоверность свидетельства могут оказывать влияние различные факторы.

В качестве меры, направленной на обеспечение достоверности свидетельских показаний, законом предусматривается уголовная ответственность за дачу заведомо ложных показаний.

Следует сказать, что ответственность за ложные свидетельства была известна еще римскому праву. Нормы об ответственности свидетелей исторически существовали и в отечественном законодательстве. Например, в Артикуле воинском 1715 г. устанавливалось, что виновному в ложном свидетельстве под присягой надлежит отсечь два пальца, которыми он присягал, и сослать на каторгу (ст. 196 Артикула). В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. предусматривалась ответственность за ложное показание на следствии и в суде в виде ссылки на каторжные работы, заключения в тюрьму (ст. 1168-1170 Уложения). Согласно Уголовному уложению 1903 г. свидетель, виновный в заведомо ложном показании при производстве следствия или суда, наказывался заключением в тюрьму (ст. 158 Уложения).

Установление уголовной ответственности за дачу ложных свидетельских показаний является общепринятым в международной практике правовым способом обеспечения правдивости свидетельских показаний. Различные сроки лишения свободы за ложные показания в суде предусмотрены уголовным законодательством Австрии (§ 288, 289 УК Австрии), Испании (ст. 458 УК Испании), Франции (ст. 434-12 УК Франции), Японии (ст. 169 УК Японии), США (ст. 1621, 1623 Титула 18 Свода законов США) и других стран.

Однако искажение свидетелем информации о фактах может быть непреднамеренным, а являться следствием его добросовестного заблуждения. В дореволюционной науке непреднамеренное искажение сведений о фактах именовалось «бессознательной ложью» или «ложью непроизвольной»1См., например: Щегловитов И. Г. Непроизвольное искажение истины в свидетельских показаниях по новейшим наблюдениям // Право. 1902. № 17. С. 863; Кулишер Е. М. Психология свидетельских показаний и судебное следствие // Вестник права. XXXIV. Кн. VIII. 1904. С. 196..

В таких случаях на полноту и достоверность показаний могут влиять как объективные, так и субъективные факторы. К объективным факторам относятся особенности обстановки происходящего события (освещение, звук, расстояние и др.), очевидцем которого был свидетель. Эти особенности могут влиять на адекватность восприятия свидетелем данного события. Субъективные факторы касаются особенностей физического, психического состояния свидетеля, его способности к восприятию, запоминанию, правильному воспроизведению увиденного и услышанного.

В процессуальной науке высказывается мнение о том, что когда у суда возникает сомнение в способности свидетелей правильно воспринимать факты, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания, в гражданском процессе следует назначать судебно-медицинскую или судебно-психиатрическую экспертизу для установления указанной способности2См., например: Россинская Е. Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М.. 2005. С. 48..

Что касается уголовного процесса, то закон прямо предусматривает проведение экспертизы в отношении свидетеля, а также его освидетельствование (ст. 56, ч. 1 ст. 179 УПК). При проведении экспертизы в уголовном судопроизводстве решаются следующие вопросы:

  • мог ли свидетель правильно воспринимать важные для дела обстоятельства, учитывая его индивидуальные и возрастные особенности, а также конкретные условия, в которых происходило событие;
  • мог ли он правильно воспринимать важные для дела обстоятельства, учитывая психическое состояние свидетеля в момент конкретного события;
  • обладает ли свидетель необходимым уровнем развития органов чувств, достаточным для адекватного восприятия события; и др.

Однако ГПК РФ, в отличие от УПК РФ, не предусматривает возможность проведения экспертизы или освидетельствования в отношении свидетелей. Согласно гражданскому процессуальному законодательству способность свидетеля адекватно воспринимать факты и давать о них правильные показания устанавливается в ходе исследования и оценки судом каждого свидетельского показания в отдельности и в совокупности с другими имеющимися доказательствами, но не посредством проведения экспертизы.

Сообщение свидетелем суду недостоверной информации может быть не только следствием неадекватного восприятия им фактов в силу каких-то причин. Свидетель может искажать сведения о фактах, имеющих значение для дела, преднамеренно.

Наличие в законе норм об уголовной ответственности за заведомо ложные показания не всегда выступает в качестве достаточно эффективного инструмента удержания свидетеля от сообщения суду не соответствующей действительности информации. К выводу о том, что само по себе установление мер ответственности не выступает в качестве решающего фактора в обеспечении достоверности свидетельств в суде, приходили еще исследователи права в XVIII-XIX веках3См., например: Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. М., 2004. С. 123-125..

Например, И. Бентам писал, что, если бы для предотвращения ложных свидетельств достаточно было бы объявить о наказаниях, налагаемых на ложных свидетелей, — задача законодателя была бы легка. Но это преступление принадлежит к разряду тех, которые наименее подлежат прямому действию закона4См.: Бентам И. О судебных доказательствах. Киев, 1876. С. 40, 41.. Надо сказать, что аналогичное мнение высказывается и в современных исследованиях, посвященных проблеме лжесвидетельства.

Мотивы дачи свидетелем ложных показаний могут быть самыми разнообразными. Например, стремление «помочь» стороне в отстаивании своих интересов в суде в силу родственных, дружеских, служебных и др. отношений; желание усугубить положение одной из сторон из-за неприязненных отношений; боязнь наступления негативных последствий для самого свидетеля; нежелание вступить в конфликт с другими лицами; корыстные побуждения; и др.

Суд может быть введен в заблуждение относительно действительных обстоятельств дела не только вследствие дачи свидетелем заведомо ложных показаний, т.е. тогда, когда свидетель не только скрывает известные ему сведения, но и предоставляет взамен информацию, не соответствующую действительности. Преднамеренный обман суда может быть совершен и иными способами, например, путем:

— сообщения частично искаженной информации, т.е. передачи отдельных истинных сведений о фактах, но искажение другой, относящейся к этим фактам информации. Это делается с расчетом на то, что лицо, которому адресована информация, сделает неправильные выводы из всей совокупности переданных сведений относительно искомого факта;

— умолчания об известных обстоятельствах. При умолчании лицо сознательно скрывает истинную информацию, но не сообщает сведений недостоверных;

— сообщения неполной информации, т.е. дачи показаний о некоторых действительных фактах, но умолчание о других, необходимых для понимания как причинно-следственных связей происшедшего события, так и в целом обстоятельств дела;

— действий, сочетающих умолчание и сообщение недостоверной информации о фактах.

В результате перечисленных действий у суда может сформироваться неверное представление об обстоятельствах дела.

В зарубежной науке значительное внимание уделяется исследованиям, направленным на распознавание лжи по вербальным и невербальным признакам: голосу, жестам, используемым словам и выражениям и т.п.5См., например: Фресс П. Эмоциогенные ситуации // Экспериментальная психология. М., 1975. С. 133-142.Однако, как признают сами авторы таких исследований, не существует достаточно определенных признаков, по которым можно заключить, что человек совершает обман6См.: Экман П. Психология лжи. СПб.. 2003. С. 59..

В современной отечественной науке достаточно активно обсуждается проблема применения в деятельности правоохранительных и судебных органов психофизиологической экспертизы, т.е. экспертизы, проводимой экспертом-полиграфологом посредством полиграфа («детектора лжи»). В частности, высказывается мнение о целесообразности использования такой экспертизы в гражданском судопроизводстве для проверки достоверности свидетельских показаний7См., например: Алиев Т, Ульянова М. Получение доказательств с использованием полиграфа в гражданском процессе //Арбитражный и гражданский процесс. 2008. № 1. С. 10. .

Однако в настоящее время нет законных оснований для применения в гражданском судопроизводстве ни психофизиологической экспертизы, ни каких-либо других видов экспертиз в отношении свидетелей, в том числе и в целях проверки достоверности свидетельских показаний. И такая позиция законодателя представляется обоснованной.

Наиболее действенным способом проверки достоверности свидетельских показаний является их оценка в совокупности с другими имеющимися по делу доказательствами.

Isfic.Info 2006-2017