Теория доказательств в гражданском праве

Виды объяснений


Объяснения сторон по характеру содержащихся в них сведений традиционно подразделяются на два вида:

  • утверждения о фактах;
  • признание фактов.

Утверждения о фактах — это сообщаемые стороной сведения, подтверждающие обстоятельства, на которых эта сторона основывает свои требования (возражения), или опровергающие обстоятельства, на которых другая сторона основывает свои требования (возражения).

Признание фактов — это сообщаемые стороной сведения, подтверждающие обстоятельства, на которых другая сторона основывает свои требования (возражения).

В процессуальной теории давно существует разделение признания фактов на судебное и внесудебное1См., например, Нефедьев Е. А. Учебник русского гражданского процесса. М., 1900. С. 213..

Объяснение того, что является судебным признанием (confession in jure), содержалось еще в римском праве. Судебным считалось признание, сделанное перед лицами, облеченными судебной властью, при отправлении ими своих судебных обязанностей, т.е. при производстве и решении того дела, которого касается признание.

В XIX веке в отечественной процессуальной науке на основе положений римского права были сформулированы признаки судебного признания. Так, М. И. Малинин отмечал, что «характеристической чертой судебного признания служит»:

  • признание делается стороной перед судебной властью. Суд, перед которым сделано признание, должен быть компетентен рассматривать и разрешать то дело, которого касается признание;
  • признание будет судебным, если оно сделано перед судебной властью при производстве дела. Поэтому нельзя назвать судебным признание, которое сделано стороной, например, в письме к процессуальному противнику, хотя бы написанному в течение данного производства;
  • признание считается судебным, если оно сделано перед судебной властью при производстве именно того дела, которого оно касается. Поэтому под понятие судебного признания не будет подходить признание, сделанное в производстве о другом спорном правоотношении, хотя бы между теми же лицами и в том же суде2 Малинин М. И. Судебное признание в гражданских делах. Одесса, 1878. С. 12-16..

Данные признаки судебного признания вполне применимы к современному процессуальному праву, за исключением, пожалуй, только последнего положения. Факт, признанный стороной и зафиксированный в соответствующем судебном постановлении, приобретает преюдициальное значение. Таким образом, по другому делу с участием тех же сторон данный факт считается установленным и не подлежит доказыванию (ст. 61 ГПК).

Соответственно внесудебным является признание, сделанное не перед судом, вне процесса.

При том, что признание разделяется на судебное и внесудебное в теории процесса, начиная с дореволюционного времени, не подвергалось сомнению то, что факт внесудебного признания должен быть доказан при рассмотрении дела. Это дало основание некоторым ученым подвергнуть сомнению обоснованность деления признания на внесудебное и судебное.

В частности, М. К. Треушников, анализируя позицию С. В. Курылева, который считал такое деление неправильным, на том основании, что внесудебное признание не является доказательством, высказывает следующее мнение. Термином «внесудебное признание» должно обозначаться не объяснение стороны как доказательство, а доказательственный факт, имевший место вне связи с гражданским процессом3См.: Треушников М. К. Судебные доказательства. М., 2005. С. 175..

Данное суждение видится вполне обоснованным. Действительно, внесудебное признание как доказательственный факт, будучи установленным с помощью доказательств, при рассмотрении дела выступает логической предпосылкой для вывода о существовании факта, в отношении которого сделано такое признание.

В юридической литературе наиболее часто приводится пример, связанный с необходимостью доказывания внесудебного признания отцовства по делам об установлении отцовства. Если доказан факт внесудебного признания отцовства, то это может являться основанием для вывода о действительности факта отцовства.

Вместе с тем установленный факт внесудебного признания не является безусловным основанием для вывода о действительности такого факта. Признание может быть ложным, совершенным когда-то под влиянием тех или иных мотивов, сиюминутного настроения и т.п. Поэтому действительность факта, в отношении которого было сделано внесудебное признание, подлежит проверке при рассмотрении дела посредством других имеющихся доказательств.

Сторона, сделавшее внесудебное признание, может оспаривать сам факт такого признания, но не может «изъять» данный факт из предмета доказывания, на том основании, что такое признание имеет непроцессуальный характер. Другими словами, если на факт внесудебного признания стороны ссылается противоположная сторона, то этот факт должен доказываться при рассмотрении дела, даже тогда, когда против этого имеются возражения стороны, предположительно сделавшей внесудебное признание.

Длительное время судебное признание стороной фактов рассматривалось в качестве полного и безусловного доказательства. То, что признано стороной к выгоде своего противника, считалось установленным и не требующим никаких других доказательств (ст. 480 УГС).

Е. В. Васьковский, выражая сложившуюся в процессуальной теории и судебной практике точку зрения относительно этого вопроса, отмечал: «суд не имеет права сомневаться в истинности признания, проверять или отвергать его потому, что оно не согласуется с обстоятельствами дела». Из этого видно, продолжал автор, «что судебное признание имеет доказательственную силу независимо от своей истинности или лживости, и что оно представляет собой заявление тяжущегося о нежелании оспаривать выгодное для противника обстоятельство, т.е. одностороннюю процессуальную сделку, акт распоряжения процессуальными средствами зашиты».

Однако впоследствии в советском праве отношение к признанию как безусловному доказательству, не подлежащему проверке, изменилось. Лишая признание факта безусловной доказательственной силы, законодатель исходил, надо полагать, из следующих соображений.

Во-первых, признание стороны может быть сделано «с пороком воли». То есть признание может быть совершено под влиянием различных обстоятельств — заблуждения, принуждения, обмана и т.п.

Во-вторых, признание может быть сделано стороной не только в интересах процессуального противника, но и в собственных интересах с целью сокрытия действительных обстоятельств дела.

Например, такой недобросовестный прием может быть использован по искам об освобождении имущества, подлежащего конфискации, от ареста (исключении из описи). Сторонами по таким делам в качестве ответчика выступает лицо, имущество которого арестовано (описано), а истца — лицо, оспаривающее право собственности на данное имущество. Ответчик, признавая факт «принадлежности» спорного имущества истцу, тем самым «спасает» свое имущество от конфискации и получает возможность распоряжения им в дальнейшем.

В настоящее время, дабы исключить негативное влияние различного рода обстоятельств на действительность и добросовестность признания стороной фактов закон предоставляет суду право проверить все обстоятельства, связанные с совершением такого признания.

Если у суда есть основания считать, что признание совершено в целях сокрытия действительных обстоятельств дела или под влиянием обмана, насилия, угрозы, добросовестного заблуждения, суд не принимает признания, о чем выносится определение. В этом случае факты, признание которых не принято судом, подлежат доказыванию на общих основаниях (ч. 3 ст. 68 ГПК).

Право на признание обстоятельств имеют не только стороны. Такое право принадлежит и представителю стороны, участвующему в деле в ее отсутствие, если это не влечет за собой полного или частичного отказа от исковых требований, уменьшения их размера, полного или частичного признания иска. Такой вывод обусловливается тем, что ст. 54 ГПК РФ, определяющая полномочия представителя, не требует, чтобы указанное право было специально оговорено в доверенности.

Однако суд не вправе принять признание обстоятельств, на которых истец основывает свои требования, совершенные адвокатом, назначенным судом в качестве представителя ответчика на основании ст. 50 ГПК РФ, поскольку это помимо воли ответчика может привести к нарушению его прав.

В процессуальной науке принято считать, что признание факта должно быть явно выражено. Данное суждение основано на положении закона, согласно которому признание должно быть сделано в устной или письменной форме. Признание, сделанное в устной форме, заносится в протокол судебного заседания. Признание, изложенное в письменном заявлении, приобщается к материалам дела (ч. 2 ст. 68 ГПК).

Из этого, казалось бы, должен следовать вывод о том, что не имеет правового значения так называемое «молчаливое признание», когда сторона не заявляет о признании обстоятельств, но и не оспаривает их. Однако относительно недавно в арбитражном процессуальном законодательстве появилось нововведение, касающееся «молчаливого признания» или «косвенного признания».

Согласно ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ обстоятельства считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований.

Надо сказать, что данное положение АПК РФ принципиально новое для российского процессуального законодательства. Подобного установления не содержалось ни водном из процессуальных законов, будь то дореволюционных, советских или современных российских. Однако интересно то, что эта норма повторяет положения, принятые не в законе, но в судебной практике второй половины XIX века. В тот период суды исходили из того, что тогда, когда ответчик, возражая против иска, не оспаривает какое-либо обстоятельство, указанное истцом, то это должно рассматриваться как признание данного обстоятельства. Это положение было применимо и к истцу, если он не оспаривал обстоятельства, на которых ответчик основывал свои возражения.

Считалось, что «молчаливое признание» не имело такой безусловной силы, как явное. Явное признание было «бесповоротным», т.е. сторона, сделав признание, не могла отказаться от него в дальнейшем, за исключением случая, когда это признание было результатом заблуждения, обусловленного незнанием какого-либо обстоятельства, которое стало известно стороне позже. Что же касается «молчаливого признания», то в случае заявления стороной спора против обстоятельства, которое прежде ей не оспаривалось, данное обстоятельство считалось неустановленным и подлежало доказыванию на общих основаниях.

При ближайшем рассмотрении нормы АПК РФ о «молчаливом признании», думается, можно прийти к заключению о том, что в данном законодательном положении недостаточно точно интерпретировано собственно понятие «признание факта (обстоятельства)».

Признание стороной фактов связано с институтом распределения обязанностей по доказыванию. Если исходить из того, что неоспаривание, например, ответчиком обстоятельств, на которые ссылается истец, является признанием факта, то истец должен быть освобожден от доказывания этих обстоятельств (ч. 3 ст. 70 АПК). Однако неоспаривание ответчиком обстоятельств, на которые ссылается истец, не освобождает истца от необходимости самому доказать такие обстоятельства. Данное требование вытекает из общего правила распределения обязанности по доказыванию в арбитражном процессе — каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений (ч. 1 ст. 65 АПК). Если же истец не доказал обстоятельств, на которые он ссылается, то нет смысла и необходимости в их оспаривании ответчиком.

Если предположить, что применительно к ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ законодатель имел в виду ситуацию, когда одна сторона не оспаривает обстоятельства, доказанные другой стороной, то и в этом случае нет оснований говорить о признании этих обстоятельств, поскольку данное обстоятельство уже доказано. Неоспаривание стороной обстоятельств, доказанных другой стороной, можно квалифицировать не как их признание, а как недоказанность возражений против этих обстоятельств.

В АПК РФ относительно признания сторонами обстоятельств содержится еще одна норма, не имеющая аналога в гражданском процессуальном законодательстве. Согласно ч. 2 ст. 70 АПК признанные сторонами в результате достигнутого между ними соглашения обстоятельства принимаются арбитражным судом в качестве фактов, не требующих дальнейшего доказывания. Такое соглашение может быть достигнуто как в судебном заседании, так и вне судебного заседания.

Смысл данной статьи может быть раскрыт в совокупности с общим положением закона, касающимся доказывания обстоятельств дела. Так, арбитражные суды на всех стадиях арбитражного процесса должны содействовать достижению сторонами соглашения в оценке обстоятельств в целом или в отдельных их частях (ч. 1 ст. 70 АПК). В контексте данного установления соглашение сторон о признании обстоятельств, вероятно, можно рассматривать как своеобразное мировое соглашение о фактических обстоятельствах дела.

Поскольку признание обстоятельств, являющееся видом объяснений сторон, на основании ч. 1 ст. 55 ГПК РФ выступает одним из средств судебного доказывания, а сведения об обстоятельствах, содержащиеся в признании, являются судебными доказательствами, постольку суд оценивает данное признание в совокупности и взаимосвязи с другими доказательствами по правилам ст. 67 ГПК РФ.

О признании стороной факта одновременно с выводами суда об установлении этих обстоятельств или о непринятии признания факта должно быть указано в судебном решении. Отсутствие данного указания в судебном решении является нарушением требований ст. 195 ГП К РФ, в соответствии с которой решение должно быть обоснованным, и ч. 4 ст. 198 ГПК РФ, согласно которой в мотивировочной части решения должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом.

Данное процессуальное нарушение является основанием для отмены судебного решения.

Так, Верховным Судом РФ были отменены состоявшиеся судебные решения и направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции дело о предоставлении жилой площади либо возмещении ее рыночной стоимости по следующим основаниям.

Суд не посчитал установленным признанный ответчиками факт заключения с истцом договора купли-продажи спорной квартиры и не указал в решении доводы, по которым суд отверг признание ответчиками данного факта, имеющего значение для правильного разрешения дела.

Ранее обращалось внимание на то, что следует различать признание факта как доказательства и признание иска как распорядительного действия ответчика, не являющегося доказательством. Предметом признания факта является собственно факт (событие, действие), имеющий юридическое значение, на существовании или отсутствие которого стороны основывают свои материально-правовые требования и возражения. Предметом признания иска являются предъявляемые материально-правовые требования.

В качестве процессуального последствия признания факта выступает освобождения его от доказывания и принятия судом как существующего. Процессуальным последствием признания иска является вынесение судебного решения в пользу истца4 См.: Пучинский В. К. Признание стороны в советском гражданском процессе. М., 1953. С. 62..

Isfic.Info 2006-2017