Теория доказательств в гражданском праве

Понятие объяснений сторон и третьих лиц


На протяжении длительной истории развития процессуального законодательства объяснениям сторон относительно обстоятельств дела формально-юридически и фактически не придавалось доказательственного значения. Силу доказательства имело только признание стороной спорных фактов.

В процессуальной науке также долгое время существовало единодушное мнение, состоящее в том, что в качестве доказательства может выступать только признание стороной спорных фактов, а утверждения сторон относительно спорных фактов не являются и не могут являться доказательствами по делу в силу ряда причин. Эти причины обусловливались следующими обстоятельствами:

  • стороны непосредственно заинтересованы в разрешении дела в свою пользу, а значит, высока вероятность того, что их объяснения будут необъективны;
  • состязательная форма процесса не предполагает возложение на стороны юридической обязанности давать правдивые объяснения по делу и установление ответственности за ложные объяснения;
  • отсутствуют какие-либо гарантии достоверности объяснений сторон, и суд лишен возможности бороться процессуальными средствами с необъективностью изложения сторонами обстоятельств дела.

Из этого следовал вывод: свои утверждения о фактах стороны должны доказать посредством установленных законом доказательств.

Е. В. Васьковский по этому поводу писал: «Показания самих тяжущихся не могут, говоря вообще, возбудить доверия. Тяжущиеся, будучи заинтересованы в выигрыше процесса, редко сохраняют способность беспристрастного изложения фактов, на которых основываются их права и обязанности. Недобросовестной стороне трудно устоять перед искушением скрыть или извратить невыгодный для себя факт». Однако, как полагал ученый, в двух случаях объяснения сторон могут иметь значение доказательства. Во-первых, когда сторона, сообщая суду какой-либо факт, может подтвердить «справедливость своего показания торжественной религиозной присягой». Во-вторых, когда сторона признает какой-либо факт1Васьковский Е. В. Учебник гражданского процесса. М.. 1917. С. 238..

В отличие от объяснений сторон, признание стороной спорных фактов считалось доказательствам, заслуживающим безусловного доверия, в силу того, что, делая признание, «тяжущийся сообщает суду факт, вредный для себя и служащий в пользу другой стороны», а следовательно, нет оснований сомневаться в достоверности такого признания.

Однако в 1950-х гг. получила развитие теория, обосновывающая правомерность отнесения объяснений сторон к числу доказательств

в гражданском судопроизводстве (С. Н. Абрамов, М.А. Гурвич, А. Ф. Клейнман, В. С. Карпик, К. С. Юдельсон).

В частности, К. С. Юдельсон подчеркивал, что объяснения сторон — это важное средство установления истинности фактов, имеющих значение для дела, поскольку являются наиболее полным источником сведений о фактах спорного правоотношения, и они не теряют значения доказательства от того, что имеют свои особенности в области их исследования и оценки.

Рассматривая объяснения сторон в качестве доказательств по делу, К. С. Юдельсон, по сути, делал вывод о том, что они все же не имеют самостоятельного доказательственного значения. Автор отмечал, что объяснения сторон, содержащие утверждения о фактах, обязательно должны быть подтверждены сторонами ссылкой на другие доказательства, убеждающие в правильности этих утверждений. «Дело не может быть решено, если одному голословному утверждению истца противостоит другое голословное утверждение ответчика — необходимы другие доказательства, подтверждающие утверждения сторон», — подчеркивал ученый. Самостоятельное доказательственное значение автор придавал только утверждениям сторон в виде признания ими фактов спорного правоотношения2Юдельсон К. С. Судебные доказательства и практика их использования в советском гражданском процессе. М., 1956. С. 127-155..

Примерно в таком же ключе проблему объяснений сторон как доказательств по гражданскому делу рассматривали и другие авторы. Пожалуй, наиболее полно и обстоятельно проблема объяснений сторон в гражданском судопроизводстве была исследована С. В. Курылевым. Автор отстаивал точку зрения, состоящую в том, что объяснения сторон в гражданском процессе имеют самостоятельное, хотя и специфическое доказательственное значение.

Говоря о самостоятельном значении объяснений сторон как доказательств, наряду с другими доказательствами, С. В. Курылев отмечал, что «показания сторон отвечают главному требованию судебного доказательства» — стороны, как и иные лица (свидетели) могут передавать суду сведения о воспринятых ими фактах. Объяснения сторон о фактах, всегда связанные с самими этими фактами, обладают способностью воздействовать на убеждение судей. По мнению автора, не препятствует отнесению объяснений сторон к числу судебных доказательств их юридическая заинтересованность в деле, а отсюда и возможное наличие мотивов к искажению истины.

Специфику доказательственного значения объяснений сторон ученый видел в том, что утверждение стороны о факте, соответствующее ее процессуальным интересам, взятые сами по себе, являются недостаточным доказательством данного факта. Такой вывод обосновывался тем, что поскольку сторона может иметь мотивы к искажению определенных обстоятельств дела в свою пользу, постольку суд не может признать утверждение стороны в единственном числе достаточным доказательством искомого факта, как бы оно ни казалось правдоподобным.

Напротив, утверждение стороны о факте, не соответствующее ее процессуальным интересам (признание факта), по мнению автора, является достаточным доказательством данного факта, поскольку такое утверждение не может быть результатом действия мотивов, порождаемых юридической заинтересованностью стороны в исходе дела. Следовательно, суд может установить искомый факт и в том случае, если признание является единственным доказательством этого факта. Соответственно, признания сторон могут быть положены в основу решения и без подтверждения их иными доказательствами3См.: Курылев С. В. Объяснение сторон как доказательство в советском гражданском процессе. М., 1956. С. 79-89. См. также: Курылев С. В. Объяснение сторон как доказательство в советском гражданском процессе: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. М„ 1953..

Возможно, что сложившееся к началу 1960-х гг. в кругах юридической общественности устойчивое мнение о том, что объяснения сторон имеют в гражданском процессе доказательственное значение, оказало решающее влияние на изменение законодательных подходов к регулированию судебного доказывания с участием сторон. В ГПК РСФСР 1964 г. объяснения сторон наряду с показаниями свидетелей, письменными, вещественными доказательствами и заключениями экспертов были официально включены в число средств доказывания, использование которых допускалось для установления обстоятельств гражданских дел (ст. 49 ГПК).

ГПК РФ также относит объяснения сторон и третьих лиц к числу допустимых средств доказывания в гражданском судопроизводстве (ст. 55 ГПК).

Следует обратить внимание на то, что в ст. 55 ГПК РФ говорится об объяснениях сторон и третьих лиц. В законе сторонами называются истец и ответчик (ст. 38 ГПК). Буквальное толкование содержания этих правовых норм может привести к выводу о том, что объяснения только этих лиц признаются законом средствами доказывания по делу. Однако это не так. Из содержания ст. 4, 45, 46, 47, 56, 57 ГПК РФ и смысла закона вытекает, что обязанность доказывания лежит не только на сторонах и третьих лицах, но и других лицах, участвующих в деле. Соответственно данным лицам принадлежит право давать объяснения по делу.

К их числу относятся заявители и другие заинтересованные лица по делам особого производства и по делам, возникающим из публичных правоотношений, а также прокурор, органы государственной власти, местного самоуправления, организации и граждане, которые в случаях, предусмотренных законом, обращаются в суд с заявлением в защиту прав и интересов других лиц (ст. 34 ГПК).

В объяснениях всех названных субъектов доказывания содержатся сведения, выступающие доказательствами фактов, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Вместе с тем существует определенная специфика в объяснениях различных лиц, участвующих в деле, с точки зрения характера содержащихся в этих объяснениях сведений о фактах.

Объяснения лиц, участвующих в деле, являющихся субъектами материально-правовых отношений, по поводу которых рассматривается дело (истцы, ответчики, третьи лица с самостоятельными требованиями, заявители по делам неискового производства), в основном являются первоначальными доказательствами. Это обусловлено тем, что эти лица, как правило, являются непосредственными участниками или очевидцами событий (действий), наличие или отсутствие которых необходимо установить при рассмотрении дела. Но в отдельных случаях сведения, сообщаемые этими лицами, могут быть и доказательствами производными.

Объяснения лиц, участвующих в деле, не являющихся субъектами материально-правовых отношений, по поводу которых рассматривается дело, в частности, обращающиеся в суд с заявлением в защиту других лиц (прокурор, органы государственной власти и др.), а также третьих лиц без самостоятельных требований, в основном выступают в качестве производных доказательств. Производный характер доказательств определяется тем, что данные субъекты, как правило, непосредственно не воспринимают факты, связанные со спорным материальным правоотношением, и информация об искомых фактах становится им известной из других источников.

От того, что эти доказательства имеют производный характер, они не теряют своего доказательственного значения. Суд не вправе отказать в принятии доказательств только потому, что они производные, а не первоначальные. Производный характер доказательств учитывается при их исследовании и оценке.

В определенных случаях сведения, сообщаемые этими лицами, могут быть и первоначальными доказательствами. Например, тогда, когда третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, являлось непосредственным участником устанавливаемых по делу событий.

В этой связи более точной видится формулировка нормативного положения, представленная в АПК РФ: «В качестве доказательств допускаются... объяснения лиц, участвующих в деле...» (ч. 2 ст. 64 АПК).

Не являются самостоятельными средствами доказывания объяснения судебных представителей. Закон не относит представителей к лицам, участвующим в деле. Представители выступают в процессе не от собственного имени, а от имени своих доверителей. Соответственно, они дают объяснения от имени лиц, выступающих сторонами по делу. В отличие от судебных представителей, прокурор, органы государственной власти, граждане, обращающиеся в суд за защитой прав и интересов других лиц, выступают в процессе от собственного имени, и судебными представителями этих лиц не являются.

Стороны (третьи лица) — это источники доказательств.

Объяснения сторон (третьих лиц) — это процессуальное средство доказывания4Объяснения сторон (третьих лиц), равно как и другие средства доказывания, перечисленные в ч. 1 ст. 55 ГПК РФ, допустимо называть и видом доказательств. Термины «средство доказывания» или «вид доказательств» не находятся в противоречии, и их использование зависит от контекста, в котором они употребляются..

Доказательствами выступают содержащиеся в объяснениях сторон (третьих лиц) сведения о фактах, обосновывающих их требования и возражения, и других обстоятельствах, имеющих значение для дела.

Можно следующим образом сформулировать определение понятия объяснения сторон и третьих лиц.

Объяснение сторон (третьих лиц) — это сообщение субъектами доказывания суду в установленном законом порядке сведений об обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Следует подчеркнуть, что объяснения сторон и третьих лиц — это юридическое понятие. В процессуальной литературе неоднократно отмечалось, что не все сообщения сторон при рассмотрении дела является их объяснениями в правовом смысле. И не все то, что сообщают субъекты доказывания суду, является судебными доказательствами.

Как объяснения сторон и третьих лиц могут быть квалифицированы только сообщения, содержащие сведения об обстоятельствах дела (доказательства). Вместе с тем сообщения также могут содержать суждения относительно обстоятельств дела, мнения по поводу утверждений процессуального противника; и т.п. Такие сообщения не относятся к объяснениям сторон и третьих лиц в юридическом значении, а суждения, мнения доказательствами не являются.

Isfic.Info 2006-2017