Теория доказательств в гражданском праве

Допустимость доказательств


Исторически допустимость доказательств рассматривалась в качестве процессуального правила, состоящего в запрещении использования свидетельских показаний для установления отдельных фактов, требующих письменной формы удостоверения.

В XIX в. правовая доктрина исходила из того, что зафиксированная в письменном форме воля сторон является наиболее твердо установленной, а соблюдение строгих требований закона относительно формы акта выступает свидетельством того, что содержание акта является выражением истинной воли сторон.

Показания же свидетелей виделись не чем иным, как отражением субъективных впечатлений посторонних лиц о тех фактах, в которых закреплена воля сторон. По показаниям свидетелей можно было судить лишь о том, какой эта воля виделась кому-либо, тогда как письменный акт служил полным отражением и воспроизведением воли контрагентов.

В УГС содержались нормы, в которых были сформулированы правила допустимости доказательств.

В ст. 409 УГС указывалось: «Свидетельские показания не могут быть признаваемы доказательством таких событий, для которых, по закону, требуется письменное удостоверение».

По поводу правила допустимости доказательств Гражданский кассационный департамент Правительствующего Сената отмечал, что допустимость при судебном производстве доказывания событий свидетельскими показаниями составляет общее правило. Требования, закрепленные в ст. 409 УГС, являются исключением из общего правила, предусматривая недопустимость использования свидетельских показаний, имея целью охранить интересы тяжущихся путем устранения по возможности такого доказательства, которое представляется менее достоверным по сравнению с письменными документами1См.: Гордон В. Устав гражданского судопроизводства с позднейшими узаконениями, законодательными мотивами и разъяснениями: Систематический сборник. СПб., 1911. С. 253. .

Согласно действовавшему в то время законодательству письменная форма акта (сделки) требовалась, например, при оформлении: права собственности на недвижимое имущество; дарения недвижимости; права наследования; купли-продажи в кредит; залога недвижимости и заклада движимости; брачного союза; рождения; усыновления; опеки и попечительства.

Сделки, несоблюдение письменной формы которых влекло недействительность самой сделки, могли доказываться только письменными актами определенной формы. Сделки, несоблюдение письменной формы которых не влекло недействительность самой сделки, могли доказываться любыми письменными доказательствами, но не свидетельскими показаниями.

Из правила допустимости доказательств, закрепленного в ст. 409 УГС, имелись некоторые исключения. Свидетельскими показаниями могли доказываться события, требующие письменного удостоверения, если составленный акт по причине, не зависящей от воли сторон, был утрачен, уничтожен или похищен.

Кроме того, использование свидетельских показаний взамен письменных доказательств допускалось, если на это имелось согласие сторон.

Правило допустимости доказательств устанавливалось не только применительно к установлению фактов, но и к опровержению содержания письменных документов.

В ст. 410 УГС указывалось: «Содержание письменных документов, установленным порядком совершенных или засвидетельствованных, не может быть опровергаемо показаниями свидетелей, за исключением споров о подлоге».

Актами «установленным порядком совершенными или засвидетельствованными» признавались, прежде всего, нотариально удостоверенные акты. Помимо нотариальных, к числу таких актов относились акты присутственных мест и должностных лиц — судебные акты, акты полицейского осмотра и полицейского дознания, удостоверения волостных старшин и некоторые др.2См.: Рошковский Л. П. Судебные уставы Императора Александра II с комментариями и разъяснениями. СПб.. 1884. С. 195.

К актам, установленным порядком совершенных и засвидетельствованных, не относились домашние «бумаги» или, говоря современным языком, документы простой письменной формы. Поэтому для их опровержения могли использоваться любые доказательства, в том числе и показания свидетелей.

Говоря в целом, введение правил допустимости доказательств в дореволюционном законодательстве было продиктовано необходимостью: 1) усиления гарантий охраны интересов личности; 2) укрепления доверия к актам публичной власти; 3) обеспечения стабильности правового оборота; 4) ограничения рамок судебного усмотрения в целях недопущения злоупотреблений со стороны представителей судебной власти; 5) создания условий, препятствующих совершению тяжущимися противозаконных или недобросовестных действий.

Сходным образом правило допустимости доказательств было сформулировано и в ГПК РСФСР 1923 г. Согласно ст. 128 ГПК РСФСР свидетельские показания допускались во всех случаях, кроме тех, когда закон для определенных действий и отношений устанавливал обязательную письменную форму.

Допустимость доказательств, как и прежде, связывалась с последствием несоблюдения письменной формы сделок.

Когда в соответствии с законом требовалось соблюдение нотариальной (квалифицированной) или простой письменной формы сделки под угрозой недействительности таковой, то факт ее совершения мог доказываться только соответствующим договором, который не мог быть заменен никакими иными доказательствами.

Если в законе для сделки предусматривалась простая письменная форма, без последствий ее недействительности, то в доказательство ее совершения могло представляться любое письменное доказательство взамен самого договора, кроме свидетельских показаний.

Недопустимость каких-либо доказательств, кроме самого договора определенной формы, для установления факта совершения сделки, для которой законом установлена обязательная нотариальная или простая письменная форма, несоблюдение которой влекло недействительность сделок, объяснялось следующим образом. Считалось, что письменная форма сделки выступала ее необходимым (конститутивным) элементом сделки, т.е. элементом, без которого сделка не существует, и его отсутствие не может быть восполнено никакими доказательствами.

Недопустимость свидетельских показаний в случае, когда несоблюдение простой письменной формы сделки не связывалось с ее недействительностью, объяснялась иначе. А именно тем, что такое ограничение в доказывании определяется интересами прочности гражданского оборота, залогом чего является соблюдение установленных законом письменных форм сделок. Как писал, например, А. Я. Вышинский, было бы опасно для прочности гражданских правоотношений, оформляемых ввиду их важности письменными актами, допущение их оспаривания при помощи свидетелей3См.: Вышинский А. Я. Теория судебных доказательств в советском праве. М., 1946.С. 188..

Правила об ограничении использования свидетельских показаний касались не только случаев, связанных с письменной формой сделок. Показания свидетелей не допускались при установлении тех прав, которые требовали регистрации или удостоверения каким-либо официальным органом. Не могли доказываться свидетельскими показаниями, например, факты регистрации брака, назначения опекуном недееспособного лица, принадлежности патента на изобретение и др.

В законе не содержалось прямого указания на возможность оспаривания показаниями свидетелей содержания письменных актов. В ст. 146 ГПК РСФСР имелось не вполне определенное предписание, в соответствии с которым письменные доказательства могли быть оспорены, «за исключением особых случаев, особо в законе установленных». Практика складывалась таким образом, что не допускалось оспаривание свидетельскими показаниями содержания актов, для совершения которых законом устанавливалась обязательная письменная форма.

Долгое время собственно понятие «допустимость доказательств» использовалось только в научной литературе и судебной практике, но не в законодательстве. Но с принятием ГПК РСФСР 1964 г. оно было формально легализовано. Статья 54 Кодекса имела название «Допустимость доказательств». Правило допустимости было сформулировано следующим образом: «Обстоятельства дела, которые по закону должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими средствами доказывания»

Содержание ст. 60 ГПК РФ практически аналогично: «Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами».

Как видно, понятие допустимости доказательств связывается с возможностью использования для установления отдельных фактов определенных средств доказывания. То есть это понятие относится к процессуальной форме доказательств.

Теоретические исследования в области допустимости доказательств, проводимые 1960-1990-е гг., актуальны и сегодня, поэтому есть необходимость к ним обратиться и при рассмотрении данной проблемы применительно к современным правовым реалиям.

На протяжении длительного времени гражданская процессуальная доктрина правило допустимости доказательств связывает с установленными законом ограничениями в использовании средств доказывания при нарушении требований относительно письменного оформления сделок.

Гражданская процессуальная норма о допустимости доказательств имеет бланкетный (отсылочный) характер. Она адресует, прежде всего, к нормам гражданского права, касающимся письменной формы сделок.

В ГК РФ содержатся нормы, устанавливающие порядок письменного оформления сделок с указанием с указанием материально-правовых и процессуальных последствий несоблюдения данной формы. Аналогичные нормы имелись и в ГК РСФСР.

К материально-правовым последствиям несоблюдения простой письменной или нотариальной формы сделки в установленных законом случаях относится недействительность сделки. В иных случаях несоблюдение письменной формы сделки не влечет ее недействительности.

Процессуальным последствием несоблюдения простой письменной формы сделки является запрещение в случае спора ссылаться в подтверждение сделки на свидетельские показания. В ст. 162 ГК РФ указано: «Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства». Такая же норма существовала и ГК РСФСР (ст. 46 ГК).

В научной литературе высказывалось мнение о том, что допустимость доказательств может связываться только со сделками, нарушение простой письменной формы которых влечет запрещение ссылаться на свидетельские показания в подтверждение их совершения.

В отношении же нотариальной формы сделки, по мнению некоторых авторов, правило допустимости действовать не может, поскольку в законе в отношении данной формы указывается единственное последствие ее нарушения в виде недействительности сделки. В такой ситуации вопрос о допущении или недопущении доказательств должен решаться в зависимости от того, могут или не могут они подтвердить факт, входящий в предмет доказывания, — факт надлежащего оформления сделки, т.е. не по правилу о допустимости, а по правилу относимости доказательств.

Другие авторы придерживаются точки зрения, согласно которой под действие правила допустимости доказательств подпадают как сделки, последствием несоблюдения письменной формы которых является запрещение ссылаться в их подтверждение на свидетельские показания, так и сделки, нарушение формы которых влечет их недействительность, а следовательно, необходимость использования в доказывании определенных письменных доказательств.

В 1960-е гг. в теории доказательств появилась концепция, согласно которой правила допустимости доказательств распространялись не только на сферу гражданско-правовых сделок, но и иные правоотношения. В подтверждение такой позиции приводился пример установления факта психического состояния лица при рассмотрении дел о признании данного лица недееспособным, где, кроме заключения экспертизы, иные средства доказывания недопустимы.

В этот же период в научной литературе было высказано суждение о том, что правило допустимости доказательств нельзя связывать только с ограничением в использовании свидетельских показаний для установления факта совершения сделки при несоблюдении ее письменной формы.

Например, А. Г. Калпин считал, что допустимость доказательств складывается из трех требований: 1) использование в процессе рассмотрения дела лишь предусмотренных законом средств доказывания; 2) допустимость из числа предусмотренных процессуальным законом любых средств доказывания, кроме свидетельских показаний; 3) допустимость лишь письменных доказательств определенного содержания и формы, устранение всех других средств доказывания, а также иных доказательств иного содержания и формы.

Требование использования в процессе доказывания только установленных процессуальным законодательством средств доказывания в гражданской процессуальной науке стало именоваться общим правилом допустимости доказательств.

Наряду с общим правилом выделялись и частные правила допустимости.

Одни ученые считают, что частные правила допустимости доказательств состоят в запрещении использования свидетельских показаний при нарушении письменной формы сделки. Так, по мнению А. С. Козлова, гражданское процессуальное законодательство содержит норму, которая: а) ограничивает круг средств доказывания в случаях, прямо предусмотренных законом; б) не имеет позитивных предписаний4См.: Козлов А. С. Актуальные проблемы теории доказательств в науке гражданского процесса. С. 49, 50.. То есть частные правила допустимости доказательств имеют только запрещающий характер.

Другие же авторы содержание частного правила допустимости доказательств рассматривают более широко, распространяя его не только на область сделок, но и иные правоотношения. При этом они полагают, что данные правила имеют как запрещающий, так и предписывающий характер.

Например, М. К. Треушников отмечает, что следует различать два вида норм о допустимости доказательств:

  • нормы с негативным характером содержания правил доказывания, которые связаны с формами сделок и исключают из числа средств доказывания свидетельские показания, письменные доказательства, не соответствующие предписаниям закона о форме сделки;
  • нормы с позитивным содержанием, не связанные с установленными формами сделок, а вытекающие из прямого предписания закона о необходимости подтверждения фактов определенным средством доказывания, которое нельзя заменить другим, но для подтверждения факта или его опровержения можно использовать дополнительно и другие доказательства5См.: Треушников М. К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе. С. 63.

Анализ существующих в процессуальной теории точек зрения относительно допустимости доказательств в гражданском судопроизводстве на основе норм законодательства позволяет высказать следующие суждения поданной проблеме.

1. Необходимо различать понятия допустимости доказательств в гражданском и уголовном процессе.

Содержание данного понятия, определяемое в ГПК РФ и в УПК РФ, не тождественно и имеет свои особенности. Согласно ст. 75 УПК РФ недопустимыми являются доказательства, полученные с нарушением требований Кодекса. Такие доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, подлежащих доказыванию. Другими словами, допустимость доказательств связывается с их юридической силой.

Исходя из этого, в науке уголовного процессуального права допустимыми называются доказательства, полученные с соблюдением всех норм уголовного процессуального закона при проведении следствия и судебного разбирательства по уголовному делу. Соответственно, недопустимыми являются доказательства, полученные с нарушением закона.

Статья 75 УПК РФ и терминологически и по содержанию соотносится с положением, содержащимся в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, в соответствии с которым при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

В ГПК РФ также имеется норма, согласующаяся с данным конституционным установлением: «Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда» (ч. 2 ст. 55 ГПК).

Как видно из данной нормы, нарушения, допущенные при получении доказательств, лишают их юридической силы, вследствие чего их невозможно использовать в гражданском судопроизводстве. Однако следует обратить внимание на то, что в данной норме не употребляется слово «допустимость». Это не случайно. В гражданском процессуальном праве понятие «допустимость» доказательств исторически имеет другое содержание. Содержание данного понятия раскрывается в ст. 60 ГПК РФ. Согласно этой норме допустимость доказательств в гражданском процессе может быть определена следующим образом.

Допустимость доказательств — это процессуальное правило доказывания, согласно которому обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Таким образом, в гражданском процессе ошибочно определять допустимость доказательств как предписание использовать в судопроизводстве только доказательства, полученные с соблюдением процессуального закона, или, напротив, запрещение использования в судопроизводстве доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Такое предписание и запрещение в гражданском процессуальном праве охватывается понятием юридическая сила доказательств.

Понятие юридической силы распространяется на все доказательства, вне зависимости от их вида и от того, для установления каких фактов эти доказательства предполагается использовать. То есть доказательства, не имеющие юридической силы, априори не могут использоваться в гражданском судопроизводстве в силу того, что они не обладают качеством судебных доказательств.

Понятие допустимости доказательств соотносится с определенными средствами доказывания в зависимости от того, для установления каких фактов их предполагается использовать. Для установления одних обстоятельств гражданского дела какие-либо средства доказывания могут являться недопустимыми, а для установления других — допустимыми.

Например, показания свидетелей не являются допустимым средством доказывания для установления факта заключения договора при несоблюдении простой письменной формы сделки, но, напротив, будут являться допустимым средством доказывания при установлении факта исполнения данного договора.

2. Об общем правиле допустимости доказательств.

Как отмечалось выше, в процессуальной литературе традиционно выделяется так называемое общее правило допустимости доказательств. Это правило состоит в том, что сведения о фактах, составляющих содержание судебных доказательств, могут быть получены только из предусмотренных законом средств доказывания — из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов (ч. 1 ст. 55 ГПК). Иными словами, доказательства должны иметь процессуальную форму, предусмотренную законом. Доказательства в иной форме являются недопустимыми.

Для учебных целей выделение общего правила вполне оправданно, поскольку позволяет акцентировать внимание на том, что в процессе рассмотрения и разрешения гражданских дел могут и должны использоваться только законные средства доказывания. Однако, как представляется, с научной точки зрения в настоящее время нет необходимости в существовании такого общего правила. Почему?

Концептуальное положение о том, что допустимы только те доказательства, которые предусмотрены процессуальным законом, сформировалось в 50-е годы прошлого века. На это, в частности, указывал К. С. Юдельсон. «Общим правилом» допустимости доказательств это положение первым назвал О. В. Иванов. Позднее об общем правиле допустимости в данном контексте писали и другие авторы (Ю. К. Осипов, А. С. Козлов, А. Т. Боннер, А. В. Гордейчик).

Можно предположить, что такое видение содержания общего правила допустимости доказательств сложилось в силу того, что ни в ГПК РСФСР 1923 г., ни ГПК РСФСР 1964 г. не содержалось указания на процессуальные последствия нарушения закона при получении доказательств. Доктринально было необходимо восполнить этот пробел. Он был восполнен по аналогии с уголовно-процессуальной доктриной и УПК РСФСР, в котором указывалось, что недопустимо использование доказательств, полученных с нарушением закона. Соответствующим образом было сформулировано общее правило допустимости в гражданском процессе. Действительно, доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют легальной процессуальной формы свидетельских показаний, заключений экспертов и др., и в этом смысле становятся «недопустимыми» для использования в процессе установления обстоятельств гражданского дела.

Но, как отмечалось ранее, в 1995 г. в ГПК РСФСР, а позднее в ГПК РФ появилась норма, определяющая правовые последствия нарушения закона при получении доказательств в виде утраты доказательствами юридической силы (ч. 2 ст. 55 ГПК). В этой связи отпала необходимость определять понятие допустимости доказательств через понятие юридической силы как общего правила допустимости.

Вместе с тем и в настоящее время о доказательствах, полученных с нарушением закона, достаточно часто говорится в контексте общего правила допустимости доказательств. Скорее всего, это объясняется сложившейся в процессуальной теории традицией рассмотрения этого вопроса, а также тем, что в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ употребляется слово «не допускается», т.е. однокоренное слово с допустимостью. Кроме того, и понятие допустимости, и понятие юридической силы связаны с процессуальной формой доказательств.

Однако, повторимся, допустимость и юридическая сила доказательств — это различные понятия. В этой связи, как представляется, в выделении общего правила допустимости доказательств с точки зрения закона, а также теории процесса нет необходимости.

3. Распространяется ли правило о допустимости доказательств только на доказывание фактов гражданско-правовых сделок или данное правило применимо к доказыванию фактов, влекущих возникновение, изменение, прекращение других правоотношений?

Надо полагать, что правило допустимости доказательств распространяется не только на область совершения гражданско-правовых сделок. С формальной юридической точки зрения ст. 60 ГПК РФ не содержит ограничений по сфере применения этого правила. Имея бланкетный характер, норма закона адресует к материально-правовым актам, содержащим установления относительно формы и порядка совершения не только сделок.

Правомерность данного вывода находит подтверждение в судебной практике.

Так, Верховный Суд РФ, давая разъяснение по вопросу о том, возможно ли на основании свидетельских показаний устанавливать характер работы при рассмотрении судом спора о признании права на досрочное назначение трудовой пенсии, указал следующее.

Согласно п. 3 ст. 13 ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» в отдельных случаях допускается установление стажа работы на основании показаний двух или более свидетелей при утрате документов и по другим причинам (вследствие небрежного их хранения, умышленного уничтожения и тому подобных причин) не по вине работника. Характер работы показаниями свидетелей не подтверждается.

Таким образом, данной правовой нормой установлено ограничение допустимости средств доказывания при определении характера работы.

Статья 60 ГПК РФ устанавливает, что обстоятельства дела, которые по закону должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами. Следовательно, при рассмотрении спора о признании права на досрочное назначение трудовой пенсии суд не вправе принять показания свидетелей в качестве допустимого доказательства характера работы.

4. Является ли правило допустимости только запрещающим или оно имеет как запрещающий, так и предписывающий характер?

Нормы о судебном доказывании относятся к числу регулятивных норм. Существует три подвида регулятивных норм: обязывающие, запрещающие и управомочивающие. Обязывающие нормы предписывают участникам процесса совершение тех или иных действий по доказыванию. Запрещающие нормы исключают возможность совершения тех или иных действий в процессе доказывания. Управомочивающие нормы предоставляют право субъектам доказывания совершать определенные действия по доказыванию.

Статья 60 ГПК РФ содержит как обязывающее предписание — «Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания...», так и предписание запрещающее — «...не могут подтверждаться никакими другими доказательствами».

Статья 162 ГК РФ является примером сочетания запрещающих предписаний — «Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания...» и управомочивающих предписаний — «...но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства».

Статья 283 ГПК РФ содержит обязывающее предписание: «судья в порядке подготовки к судебному разбирательству дела о признании гражданина недееспособным... назначает для определения его психического состояния судебно-психиатрическую экспертизу».

Представляется, что анализ содержания ст. 60 ГПК и других правовых норм позволяет сделать достаточно очевидный вывод о том, что правило допустимости доказательств образуют нормы, имеющие как запрещающий, так и предписывающий характер.

5. Относительно содержания правила допустимости доказательств.

1) Классический постулат правила допустимости доказательств гласит: запрещается ссылаться на свидетельские показания в подтверждение сделки и ее условий при несоблюдении простой письменной формы сделки (ч. 1 ст. 162 ГК).

В этой связи возникает ряд вопросов.

А) Что понимается под простой письменной формой сделки и какие сделки заключаются в простой письменной форме?

В письменной форме совершаются сделки юридических лиц между собой и с гражданами, а также между гражданами, если сумма сделки превышает определенный размер (ст. 161 ГК). Для отдельных сделок закон прямо предусматривает необходимость письменной формы независимо от их суммы: доверенность (ст. 185 ГК), соглашение о неустойке (ст. 331 ГК), поручительство (ст. 362 ГК), задаток (ст. 380 ГК), некоторые случаи дарения (ст. 574 ГК), аренда на срок более одного года (ст. 609 ГК) и др.

Письменная форма сделки в собственном смысле означает составление единого документа, выражающего ее содержание. Такой документ должен быть подписан лицами, совершающими сделку, или лицами, имеющими полномочие на подписание сделки.

Двусторонние (многосторонние) сделки могут совершаться и другими способами — путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющими достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Письменная форма договора считается соблюденной, если письменное предложение заключить договор принято лицом, получившим оферту, путем совершения в срок, указанный для ее акцепта, действий по выполнению условий договора, зафиксированных в оферте (ст. 160, 434, 438 ГК РФ).

В ряде случаев сделка считается совершенной в письменной форме, если одной из сторон выдается документ, подтверждающий совершение сделки и выражающий (содержащий) ее условия. К числу этих документов относятся, например, вексель, сберегательная книжка, акция, закладная, складское свидетельство, банковский сертификат, коносамент, транспортная накладная и др. От такого рода документов следует отличать документы, выдаваемые только в подтверждение заключения сделки и не выражающие ее содержания (товарные и кассовые чеки, номерной жетон и т.п.).

Законом, иными правовыми актами и соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и т.п.) (п. 3 ч. 1 ст. 160 ГК). Например, дополнительные требования к форме сделки установлены для транспортных документов: железнодорожной накладной (ст. 38 УЖД), перевозочных документов на воздушном транспорте (ст. 105 ВК) и др.

Б) Распространяется правило допустимости доказательств только на сделки, несоблюдение простой письменной формы которых не влечет их недействительности, или же данное правило относится также к сделкам, несоблюдение простой письменной формы которых влечет их недействительность?

По общему правилу при несоблюдении простой письменной формы материальные права и обязанности из такой сделки для сторон возникают, и сделка в случае доказанности ее совершения считается действительной. Однако в отдельных случаях несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность (ч. 2 ст. 162 ГК РФ). Такое последствие прямо предусматривается в законе применительно к конкретному виду договоров либо может устанавливаться соглашением сторон.

Случаи, когда в силу прямого указания закона несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность, довольно многочисленны. Так, почти все сделки, устанавливающие способы обеспечения исполнения обязательств, требуют соблюдения письменной формы под угрозой ее недействительности: неустойка (ст. 331 ГК); залог (ст. 339 ГК); поручительство (ст. 362 ГК); задаток (ст. 380 ГК) и др. Недействительность влечет несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки (ч. 3 ст. 162 ГК).

Процессуальным последствием несоблюдения простой письменной формы сделки в обоих названных случаях является запрещение при возникновении спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания. Подчеркнем, именно в обоих случаях, поскольку с точки зрения процессуальных последствий в виде запрещения ссылаться на свидетельские показания закон не проводит различия между сделками, при несоблюдении простой письменной формы которых они считаются действительными или недействительными.

В) В силу прямого указания закона запрещение ссылаться на свидетельские показания выступает в качестве процессуального последствия несоблюдения простой письменной формы сделки. Наступают ли аналогичные последствия при несоблюдении нотариальной формы удостоверения сделки и несоблюдении порядка государственной регистрации сделки?

Случаев обязательного нотариального удостоверения относительно немного. Например, закон предусматривает необходимость нотариального удостоверения уступки требования, основанного на сделке, совершенной в нотариальной форме (п. 1 ст. 389 ГК); договора ренты (ст. 584 ГК); завещания (ст. 1124 ГК) и др. Нотариальная форма удостоверения может устанавливаться также соглашением сторон, хотя бы по закону этого не требуется.

К числу сделок, подлежащих государственной регистрации, относятся: продажа жилых помещений (п. 2 ст. 558 ГК); продажа предприятия (п. 3 ст. 560 ГК); договор дарения недвижимого имущества (п. 3 ст. 574 ГК); аренда предприятий (п. 3 ст. 658 ГК); доверительное управление недвижимым имуществом, продажа которого требует государственной регистрации (ст. 1017 ГК); и др.

Здесь следует обратить внимание на то, что нотариальное удостоверение или государственная регистрация являются условием действительности сделок (ст. 163-165 ГК). Действительность или недействительность сделки — это материально-правовые последствия несоблюдения формы сделки. Данное обстоятельство не имеет значения с точки зрения возможных процессуальных последствий нарушения требований, предъявляемых к форме сделки.

В данном случае имеет значение то, что эти сделки должны совершаться в письменной форме. Поэтому несоблюдение будь то квалифицированной письменной формы или простой письменной формы заключения сделки влечет одинаковые процессуальные последствия в виде запрещения ссылаться на свидетельские показания в подтверждение сделки и ее условий.

Такой вывод находит подтверждение в судебной практике.

Так, супруги А. и Л. — предъявили иск к В. об истребовании автомашины. Истцы указали, что, поскольку денег на приобретение автомашины не было, они договорились с В. о том, что он даст в долг требуемую сумму с условием выдачи ему доверенности на право управления автомашиной в течение срока выплаты долга. А. приобрел и зарегистрировал автомашину на свое имя. В. была выдана доверенность на право управления автомашиной сроком на три года. Впоследствии истцы досрочно прекратили действие доверенности и выплатили долг, однако В. отказался возвратить принадлежащую им автомашину. Он предъявил встречный иск о признании действительным договора купли-продажи автомашины, ссылаясь на то, что истцы продали ему автомашину, но договор надлежащим образом ими сразу оформлен не был.

Решением суда в иске было отказано, а встречный иск удовлетворен. Суд признал установленным, что между сторонами состоялся договор купли-продажи автомашины, в соответствии с которым к ответчику перешло право собственности на нее. В обоснование своего вывода суд сослался на показания свидетелей и письменные доказательства, из которых следовало, что В. за свой счет произвел определенные расходы, связанные со страхованием и содержанием автомашины. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила состоявшиеся постановления по следующим основаниям.

В соответствии с ГК, если одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, требующую нотариального удостоверения, а другая сторона уклоняется от нотариального оформления сделки, суд вправе по требованию исполнившей сделку стороны признать ее действительной при условии, что эта сделка не содержит ничего противозаконного. В этом случае последующее нотариальное оформление сделки не требуется. Таким образом, сделка, требующая нотариального удостоверения, но не оформленная надлежащим образом, может быть признана судом действительной. Однако это возможно при условии доказанности самого факта заключения договора. Последнее же обстоятельство должно быть подтверждено в соответствии с правилами ГК только письменными доказательствами. Данных о том, что между сторонами был заключен письменный договор купли-продажи автомашины, не имеется. Выводы же судебных инстанций о доказанности этих обстоятельств основаны на объяснениях ответчика и показаниях свидетелей6 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 5..

Г) Какие юридически значимые факты применительно к сделкам не могут доказываться свидетельскими показаниями?

Из содержания ч. 1 ст. 162 ГК РФ следует, что запрещается доказывать свидетельскими показаниями совершение сделки и ее условия.

В процессуальной теории высказываюсь мнение о том, что свидетельскими показаниями можно доказывать факт соблюдения установленной законом письменной формы сделки7См.: Апарникова Ц. М. Обеспечение полноты доказательственного материала к судебному разбирательству дела// Вопросы гражданского процесса. М., 1956. С. 189-191..

По мнению сторонников этой позиции, такой вывод обусловлен тем, что смысл правила допустимости доказательств состоит в том, чтобы побудить стороны в гражданском обороте соответствующим образом оформлять свои правовые отношения. Поэтому, если стороны выполнили данное требование, но соответствующий документ утрачен, то это не должно влечь каких-либо ограничений в доказывании факта надлежащего оформления сделки.

Обоснованность мнения о допустимости использования свидетельских показаний для установления факта соблюдения установленной законом письменной формы сделки при утрате соответствующего документа вызывает сомнение по следующим соображениям.

Признание факта соблюдения формы сделки, по существу, означает признание факта ее совершения. Поэтому, исходя из содержания ст. 162 ГК РФ, более верным видится вывод о том, что данный факт может быть установлен с использованием письменных доказательств и других средств доказывания, но не свидетельских показаний.

Устанавливая запрещение на доказывание свидетельскими показаниями факта заключения сделки и ее условий, вместе с тем закон не содержит ограничений в части доказывания иных обстоятельств, связанных со сделками.

Так, посредством свидетельских показаний допустимо доказывать факт исполнения сделки. Факты, являющиеся основанием для изменения или прекращения договорных отношений, также возможно доказывать с использованием любых средств доказывания, в том числе и показаний свидетелей.

Правило о запрещении использования свидетельских показаний не распространяется на доказывание фактов, связанных с недействительностью сделки по основаниям, предусмотренным ст. 166-179 ГК РФ, — фактов совершения сделки под влиянием заблуждения, обмана, угрозы, насилия; мнимости, притворности сделки и т.д. То есть законность сделки может оспариваться с привлечением любых средств доказывания и, в том числе, свидетельских показаний.

Применительно к частному случаю, не допускается оспаривание письменного договора займа по безденежности посредством свидетельских показаний. Но допускается путем свидетельских показаний оспаривание письменного договора займа по безденежности, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств (ч. 2 ст. 812 ГК).

Свидетельскими показаниями допустимо доказывать факты уклонения стороны от нотариального удостоверения сделки, и факты уклонения стороны от государственной регистрации сделки.

Д) Содержит ли закон исключения относительно запрещения доказывания свидетельскими показаниями совершения сделки при несоблюдении ее письменной формы?

Такие исключения в законе есть.

Отсутствие у покупателя кассового или товарного чека или иного документа, подтверждающего оплату товара, не лишает его возможности ссылаться на свидетельские показания в подтверждение заключения договора розничной купли-продажи его условий (ст. 493 ГК РФ).

Свидетельскими показаниями допустимо доказывать передачу вещи на хранение при чрезвычайных обстоятельствах (пожаре, стихийном бедствии, внезапной болезни, угрозе нападения и т.п.) (ч. 1 ст. 887 ГК).

Несоблюдение простой письменной формы договора хранения не лишает стороны права ссылаться на свидетельские показания в случае спора о тождестве вещи, принятой на хранение, и вещи, возвращенной хранителем (ч. 3 ст. 887 ГК РФ).

2) В ч. 1 ст. 162 ГК РФ помимо указания на то, что запрещается доказывать свидетельскими показаниями совершение сделки и ее условий, содержится предписание о допустимости доказывать данные факты посредством письменных и других доказательств.

Это общее установление закона. Однако оно требует некоторых пояснений.

С формальной точки зрения закон не проводит различия между допустимостью доказывания любыми доказательствами, кроме свидетельских показаний, фактов совершения сделок, несоблюдение формы которых не влечет их недействительности, и сделок, нарушение формы которых влечет недействительность (ничтожность) сделок.

Однако тогда, когда посредством каких-либо письменных или других доказательств устанавливается факт совершения сделки, с несоблюдением формы которой закон связывает ее недействительность, установление данного факта не влечет правовых последствий. Другими словами, вне зависимости от того, будет или не будет посредством каких-либо доказательств установлен факт совершения сделки, данная сделка является ничтожной в силу нарушения ее письменной формы. Следовательно, в такой ситуации в отсутствии документа письменной формы сделки доказывание совершения сделки с помощью любых других средств доказывания согласно ч. 1 ст. 162 ГК РФ юридически бесполезно.

Это относится как к сделкам, с нарушением простой письменной формы которых связывается их недействительность, так и к сделкам, действительность которых ставится в зависимость от соблюдения квалифицированной формы. Выше отмечалось, что возможно доказывать любыми доказательствами факты уклонения от нотариального удостоверения сделки или от ее государственной регистрации. Однако факт совершения сделки, от удостоверения или регистрации которой уклоняется сторона, должен доказываться посредством документа соответствующей письменной формы.

В этой связи, исходя из системного толкования закона, следует признать, что доказывание совершения сделки и условий тогда, когда с нарушением письменной формы которой закон связывает ее недействительность, допустимо осуществлять не с помощью любых письменных и иных доказательств (кроме свидетельских показаний), как это предусмотрено ч. 1 ст. 162 ГК РФ, а только посредством соответствующего документа письменной формы сделки.

3) В отдельных случаях совершение сделок и их условий допустимо доказывать только посредством письменных доказательств определенной формы и содержания, с исключением иных письменных доказательств, а также других средств доказывания.

Необходимо обратить внимание на то, что ст. 162 ГК РФ рассчитана на применение в отношении всего многообразия правоотношений, возникающих в связи со сделками. Но она не учитывает особенностей конкретных видов соглашений, заключение которых сообразно указаниям закона должно оформляться в виде письменных документов определенной формы и содержания, являющихся как доказательствами их совершения, так и условием действительности.

Например, в соответствии со ст. 550 ГК РФ договор продажи недвижимости должен быть обязательно заключен в письменной форме. При этом из всех допускаемых законом вариантов письменной формы договора в силу прямого указания закона может быть использован только один документ, подписанный обеими сторонами. Несоблюдение данного требования влечет за собой недействительность соответствующего договора. Существенными условиями этого договора, без достижения соглашения по которому договор считается незаключенным, являются предмет договора (ст. 554 ГК) и плата за земельный участок (ст. 555 ГК).

В законе содержатся предписания относительно конкретной письменной формы отдельных договоров, с несоблюдением которой не связывается действительность сделки. В частности, заключение договора перевозки груза подтверждается составлением и выдачей отправителю груза транспортной накладной (коносамента или иного документа на груз, предусмотренного соответствующим транспортным уставом или кодексом) (ст. 785 ГК РФ). Заключение договора перевозки пассажира удостоверяется билетом, а сдача пассажиром багажа багажной квитанцией. Формы билета и багажной квитанции устанавливаются в порядке, предусмотренном транспортными уставами и кодексами (ст. 786 ГК РФ).

С одной стороны, это договоры простой письменной формы, поэтому формальное толкование ч. 1 ст. 162 ГК РФ может привести к выводу о том, что совершение таких договоров и их условия допустимо доказывать с использованием любых средств доказывания, за исключением свидетельских показаний.

Однако, с другой стороны, в отличие от договоров, могущих иметь различный вид письменной формы, в данном случае специальные нормы ГК РФ и транспортных законов указывают на конкретные письменные документы, подтверждающие заключение соответствующего договора, допуская при этом их определенную вариативность, что отражает специфику оформления таких сделок. В частности, заключение договора перевозки груза может подтверждаться не только накладной, но при железнодорожных и внутренних водных перевозках дорожной ведомостью.

В этой связи, исходя из содержания ст. 60 ГПК РФ, правило допустимости применительно к таким и аналогичным случаям должно пониматься следующим образом.

Совершение и условие договоров, для которых законом предусмотрена конкретная письменная форма (форма документа), могут доказываться не любыми средствами доказывания, кроме свидетельских показаний, но письменными доказательствами конкретной формы и содержания, вне зависимости оттого, связывается или не связывается несоблюдение письменной формы с действительностью сделки.

4) Законом предусматривается допустимость использования только письменных доказательств безотносительно к виду письменных документов, но с исключением иных средств доказывания.

Например, согласно ст. 808 ГК РФ договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает установленный законом размер, а в случае, когда заимодавцем является юридическое лицо, — независимо от суммы. В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей (ст. 808 ГК).

Статья 808 ГК содержит специальную норму по отношению к общей норме (ч. 1 ст. 162 ГК). Из содержания положения данной статьи закона следует, что совершение договора займа и его условия могут доказываться не любыми доказательствами, кроме свидетельских показаний, а письменными документами.

5) В различных законодательных актах содержатся предписания относительно оформления юридически значимых действий или событий путем составления и выдачи официальных документов установленной формы и содержания органами или должностными лицами в пределах своей компетенции.

Например, в соответствии с ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» кредитная организация имеет право совершать банковские операции только при наличии лицензии на осуществление банковских операций, выдаваемой ЦБ РФ (ст. 59 ФЗ). Форма и содержание лицензии установлены Инструкцией ЦБР «О порядке принятия Банком России решения о государственной регистрации кредитных организаций и выдаче лицензий на осуществление банковских операций».

Исходя из смысла закона и правила допустимости доказательств, наличие права на совершение банковских операций не может подтверждаться иными документами, кроме как лицензией установленной формы и содержания, выданной ЦБ РФ. При этом оспаривание законности выдачи официальных документов, их содержание может совершаться посредством любых установленных ГПК РФ средств доказывания.

6) В определенных случаях законом предусматривается необходимость использования предусмотренных законом средств доказывания, без исключения иных доказательств.

В качестве иллюстрации данного положения можно сослаться на уже упоминавшийся пример, касающийся назначения экспертизы для определения психического состояния гражданина по делам о признании гражданина недееспособным вследствие психического расстройства (ст. 283 ГПК).

Наличие или отсутствие такого расстройства может быть установлено только при наличии соответствующего заключения судебно-психиатрической экспертизы. Заключение судебно-психиатрической экспертизы является допустимым доказательством в том смысле, что без данного доказательства психическое состояние гражданина не может быть определено, а следовательно, рассмотрено дело.

Однако это не означает, что закон исключает возможность использования по таким делам любых других доказательств — свидетельских показаний, письменных доказательств и др. Указывая на необходимость проведения экспертизы, законодатель исходит из того, что для определения психического состояния требуются специальные знания в этой области. Также в данном случае существует предположение о том, что в экспертном заключении должны содержаться наиболее полные и достоверные сведения о психическом состоянии лица. Однако это только предположение. Поэтому закон не ограничивает возможность использования других доказательств, которые оцениваются судом в совокупности с заключением экспертизы.

Обобщая сказанное выше, правила допустимости (недопустимости) доказательств в гражданском судопроизводстве могут быть сформулированы следующим образом:

  • недопустимость свидетельских показаний в подтверждение совершения сделки и ее условий при нарушении письменной формы сделки и допустимость использования для этих целей письменных и других доказательств;
  • недопустимость любых доказательств в подтверждение сделки и ее условий, кроме документа письменной формы сделки, когда с нарушением данной формы закон связывает недействительность такой сделки;
  • недопустимость любых доказательств в подтверждение сделки и ее условий, кроме письменного документа определенной формы и содержания;
  • недопустимость иных доказательств в подтверждение сделки и ее условий, кроме письменных доказательств безотносительно к их определенной форме;
  • допустимость использования только письменных доказательств (документов) определенной формы и содержания и недопустимость иных доказательств для установления фактов, не связанных с совершением сделок;
  • допустимость использования определенных средств доказывания, без исключения иных доказательств при установлении фактов, не связанных с совершением сделок.

Допустимые доказательства нельзя отождествлять с так называемыми предустановленными (предрешенными) доказательствами.

Предустановленные доказательства были известны дореволюционному процессуальному законодательству. К числу таких доказательств относились некоторые официальные письменные документы. Особенность предустановленных доказательств состояла в их неопровержимости, а также в том, что они имели большую доказательственную силу по сравнению с любыми другими доказательствами.

Допустимые доказательства, в отличие от доказательств предустановленных, не имеют преимущественной доказательственной силы и могут опровергаться другими доказательствами. Такой вывод следует из положения закона, согласно которому никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы (ч. 2 ст. 67 ГПК).

От допустимых доказательств следует отличать необходимые доказательства.

Впервые о необходимых доказательствах упоминается в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 23 октября 1963 г. «О судебной практике по искам о возмещении вреда». Впоследствии в многочисленных постановлениях Пленума Верховного Суда СССР, затем и Пленума Верховного Суда РФ, а также обзорах судебной практики приводились перечни доказательств, использование которых, в соответствии с указаниями высших судебных инстанций, являлось необходимым для вынесения обоснованного решения по различным категориям дел.

Указания на необходимые доказательства содержатся не только в судебной практике, но и различных нормативных правовых актах. Например, в Методических указаниях «Определение объема и порядка возмещения вреда здоровью граждан вследствие нарушений санитарного законодательства» 2000 г. приводится перечень доказательств, необходимых для подтверждения юридического факта причинения вреда гражданину вследствие нарушения санитарного законодательства.

В числе таких доказательств называются: акт органов и учреждений государственной санитарно-эпидемиологической службы РФ о факте загрязнения атмосферы; акт медицинской экспертизы, подтверждающий факт и степень нарушения здоровья; заключение санитарно-эпидемиологической экспертизы либо медико-социальной экспертизы о наличии причинно-следственной связи между фактом загрязнения атмосферы и расстройством здоровья; и др.

В процессуальной теории необходимое доказательство определяется как конкретное средство доказывания (вид документа, заключение эксперта), использование которого для установления определенных фактов по различным категориям дел обязательно в силу его высокой информативности и реальной возможности представления в процесс8Козлов А.С. Понятие и признаки судебных доказательств в советском гражданском процессе: Автореф. дис канд. юрид. наук. М., 1978. С. 18..

Некоторые ученые говорят о необходимых доказательствах как о разновидности допустимых доказательств в некоторых категориях споров о праве9Зайцев И. М. Понятие необходимых доказательств в гражданском судопроизводстве // Актуальные проблемы теории юридических доказательств. Иркутск, 1984. С. 84..

Действительно, понятия допустимых доказательств и необходимых доказательств в определенной степени схожи.

Допустимое доказательство, равно как и необходимое, требуется для правильного рассмотрения дела в силу ряда обстоятельств. Допустимое и необходимое доказательство, как правило, имеет форму доказательства письменного, т.е. формализованного, содержащего установленный законом или иным нормативным правовым актом набор сведений относительно юридически значимого факта. Значение допустимых и необходимых доказательств проявляется в более высокой гарантии достоверности сведений, содержащихся в доказательствах, поскольку они имеют письменную форму, к которой предъявляются нормативные требования относительно оформления, наличия определенных реквизитов и т.п.

Однако между допустимыми и необходимыми доказательствами имеется принципиальное различие. Соответствующие установления о допустимых доказательствах содержатся в законодательных актах и являются для суда обязательными. Напротив, установления относительно необходимых доказательств содержатся в подзаконных нормативных актах, а также судебной практике и не являются для суда обязательными.

В качестве иллюстрации отличия допустимых доказательств от доказательств необходимых можно привести пример из судебной практики.

М. обратилась в суд с заявлением об установлении факта получения заработной платы за время работы на предприятии, ссылаясь на то, что сведения о ее заработке утеряны, а данные о заработной плате ей необходимы для перерасчета назначенной пенсии по старости.

Решением районного суда заявление было удовлетворено. Постановлением президиума областного суда решение отменено и постановлено новое решение об отказе в удовлетворении заявления. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила судебные постановления по делу по следующим основаниям.

Отменяя решение суда первой инстанции, президиум областного суда исходил из того, что в соответствии с п. 15 Порядка предоставления и оформления документов для назначения пенсий, утвержденного Министерством труда РФ и Министерством социальной защиты населения РФ, сведения о заработке могут устанавливаться на основании лицевых счетов, платежных ведомостей и иных документов о выплаченной заработной плате. Установление заработка на основании свидетельских показаний не допускается.

Президиум отказал в удовлетворении заявления, поскольку суд первой инстанции факт получения заработной платы М. установил на основании свидетельских показаний. Однако при этом не было учтено, что гражданское судопроизводство регулируется нормативными актами не ниже федерального закона (ст. 1 ГПК РФ). Следовательно, в нормативном акте Министерства труда РФ не может быть определено, какими доказательствами должны подтверждаться те или иные обстоятельства.

Поскольку в законе нет указания на то, какие документы являются основанием для подтверждения заработка, из которого исчисляется пенсия (а согласно ГПК РФ доказательствами по делу могут быть любые Фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке устанавливаются те или иные обстоятельства), то такими доказательствами могли послужить какие-либо письменные документы, сохранившиеся на предприятии, в государственном архиве, у самой заявительницы, а также свидетельские показания10Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. № 6..

Isfic.Info 2006-2017