Конституционное право

Понятия «конституционное право» и «государственное право»


Конституционное право обычно рассматривается юридической наукой в трех аспектах: (1) как отрасль права, существующая в любом государстве и являющаяся ведущей публичной отраслью его правовой системы; (2) как юридическая наука, изучающая одноименную отрасль права, составляющие ее нормы, формирующиеся на их основе конституционно-правовые отношения и тенденции их развития; (3) как учебная дисциплина, система знаний, основанная на достижениях науки и отрасли используемых для подготовки специалистов высшей квалификации в области юриспруденции.

Поскольку конституционное право — ведущая отрасль российского права, его нормы являются базовыми как для публичного, так и для частного права. Поэтому конституционное право, являясь отраслью публичного права, закрепляет в своем содержании важнейшие принципы других отраслей права, и в этом смысле, его можно относить, как отметил О.Е. Кутафин, к публично-частному праву1Кутафин О.Е. Предмет конституционного права. М.: Юристъ. 2001. С. 44., в предмете которого сходятся публичные и частно-правовые интересы.

В Российской Федерации, как и в некоторых зарубежных государствах, наряду с термином «конституционное право» используется и другой — «государственное право». В главном их содержание совпадает2Например, Е.И. Колюшин данные понятия рассматривает как синонимы, так как по своему содержанию понятия «конституционное право» и «государственное право» идентичны // Колюшин Е.Н. Конституционное право России: Курс лекций. М.: Городец. 2006. С. 14, 15., хотя имеются различия, в основном по предмету и объему регулируемых отношений.

Так, например, исследователи, изучающие государственное право, акцентируют внимание в первую очередь на том, что государственно-правовые нормы закрепляют основные принципы, которые определяют устройство государства и гражданского общества. В них выражаются прежде всего качественная характеристика государственной организации общества, такие ее начала, как форма правления, форма государственного устройства, принадлежность власти, субъекты государственной власти и способы ее реализации, общие основы функционирования всей системы политической организации общества3Государственное право Российской Федерации: Курс лекций для юридических институтов и факультетов / Под ред. О.Е. Кутафина. Т. I. М.. 1993. С. 8..

Ученые, использующие понятие «конституционное право», в первую очередь ориентируют предмет исследования на систему норм, регулирующих отношения, складывающиеся в процессе взаимодействия индивида, общества и государства, связанные с осуществлением публичной власти и призванные обеспечить легитимность этой власти, если она существует и действует в интересах человека, в рамках и на основе права. Таким образом, конституционное право в их представлении является системой правовых норм, обеспечивающих и гарантирующих реализацию и защиту основных прав и свобод человека, развитие демократических общественных институтов, построение и функционирование государства и его институтов4Конституционное право зарубежных стран: Учебник для вузов / Под общ. ред. М.В. Баглая. Ю.И. Лейбо. Л.М. Энтина. М., 2000. С. 8..

Другие авторы, наоборот, не склонны идеализировать доминирование прав и свобод человека в конституционном праве и считают, что положения ст. 2 Конституции Российской Федерации могут оставаться либо лозунгом5»В связи с современным лозунгом приоритетности прав человека (а это именно лозунг, ибо он легко превращается в формулу «помоги себе сам») вмешательство в современное бытие любого жителя априорно связано с боязнью нарушения его прав». См.: Бабурин С.Н. Голик Ю.В., Капитонов С.А. Роль государства в современном мире // Актуальные проблемы современного российского государствоведения: сб. научных трудов. Вып. 1 / Под общ. ред. С.Н. Бабурина. М.: Изд-во РГГЭУ, 2008. С. 16., либо попыткой узаконить двойной стандарт. В.И. Якунин считает, что

система двойных стандартов, во всяком случае, на уровне Конституции РФ, должна быть переосмыслена. Речь, естественно, не идет об отрицании принципа прав человека в качестве высшей ценности. Но данная идеологема, являющаяся универсальной для большинства стран мирового сообщества, должна быть дополнена и другими, связанными с национальной, исторически сформировавшейся, спецификой России.

Статья 2 Конституции предлагает неолиберальную трактовку высших государственных ценностей. В предлагаемом ценностном ряду «человек, его права и свободы», как отмечено выше, не нашлось места для самой России. Безусловным является то, что ее независимость должна быть также отнесена к базовым конституционным ценностям, причем приоритетным по отношению к прочим6Якунин В.И. Государственная идеология и национальная идея: конституционно-ценностный подход // Государство и право. 2007. № 5. С. 7..

Вместе с тем некоторые авторы утверждают, что в ст. 2 Конституции государство рассматривается как техническое или служебное средство для удобства граждан. В действительности же оно выступает как высшая неподконтрольная инстанция, а граждане — как взаимозаменяемые винтики. Более того, бесконтрольные чиновники, заняв надправовую позицию, чувствуют себя не служащими, а командующими. Здесь стоит отметить, что, наверное, к таким заявлениям необходимо подходить критически, а использование категории партийных съездов 30-х годов «винтики» в отношении граждан российской Федерации, совершенно недопустимо, как и недопустимо не видеть концептуальный и доктринальный характер второй статьи Основного Закона с граны, он редел и вше го суть всего правового регулирования общественных отношений общества и государства именно через высшие ценности человека, его права и свободы.

Применительно к России до революции 1917 г. ученые использовали понятие государственное право7Несмотря на то, что для юридической школы России конца XIX в. — начала XX в. был характерен широкий подход к предмету, поскольку вместе с государственным устройством рассматривались права подданных, основные начала государственного властвования, вопросы организации верховной власти, государственных органов, самоуправления и соотношения его с местным управлением., применяя термин конституционное право для иностранных государств, где благодаря ученым англосаксонской правовой семьи эта терминология получила широкое распространение, а государственный строй отличался разделением властей, прямым «народоправством» и народным представительством.

Большинство отечественных дореволюционных государствоведов считали, что предмет государственного права является однородным. Например, Н.М. Коркунов, И. Андреевский, А.Д. Градовский содержание предмета государственного права сводили к отношениям государственного властвования. Хотя А.С. Алексеев, например, считал, что предмет государственного права охватывает не только отношения властвования, но и правовое положение граждан8Коркунов Н.М. Русское государственное право. СПб., 1409. Т. 1. С. 48; Андреевский И. Русское государственное право. СПб.; М.. 1866; Градовский А.Д. Общее государственное право. СПб., 1885; Алексеев А.С. Русское государственное право. М., 1897. С. 8..

Термин государственное право использовался и советской правовой школой, хотя мотивы были другие. Приоритет отдавался «всеохватывающему» государству, коллективу, классу, партии. Человек в этой системе рассматривался как «винтик», «зубчатое колесико», «приводной ремень» (по терминологии тех лет) в системе «всеохватывающего» общества, основанного на классовых ценностях. Кроме того, государственное право было значительно политизировано, советские конституции в большей мере имели ценность идеологического и политического документа, нежели юридического9Данную позицию в свое время выразил профессор М.А. Рейснер, указав, что, «в отличие от конституции буржуазной демократии, наша конституция построена на началах не правовой законности, а целесообразности», и далее: «Наша наука о конституции преимущественно не юридическая, а политическая» (см.; Рейснер М.А. Лекции на ускоренных курсах АГШ РК Красной Армии в 1918/1919 г. М., 1919. С. 148)..

Возвращение к понятию конституционного права в России произошло в годы перестройки во второй половине 1980-х и в начале 1990-х гг., когда во главу угла были поставлены вопросы о правах человека и их защите, о демократизации общества, разделении властей, верховенстве закона, подчинении государства праву, о формах непосредственного волеизъявления народа.

Конечно, нельзя как отождествлять, так и искусственно разрывать проблемы конституционные и государственные, тем более их противопоставлять. Разрешить их возможно только в тесном взаимодействии и в органической взаимосвязи. В их сочетании в какой- то степени реализуется конституционная идея, закрепленная в норме действующей Конституции России: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью».

Тем не менее, спор отечественных ученых о содержании названных терминов длится несколько десятилетий (с 1970-х годов), но до сих пор по данному вопросу нет единого мнения. Сторонники понятия «конституционное право» приводили аргументы в его защиту. Смысл их состоит в том, что еще в советское время учебники по государственному праву соответствовали Конституции СССР, что термин «государственное право» не отражает специфики отрасли, потому что любая правовая норма, к какой бы отрасли права она ни относилась, устанавливается государством, и в этом смысле каждое нормативное предписание государственного органа может быть отнесено к государственному праву.

Сторонники сохранения наименования отрасли и науки «государственное право» настаивали на том, что дискуссия носит концептуальный характер, определяет содержание и объем предмета правового регулирования отрасли права, исторически сложившейся именно как государственное право и имеющей свои традиции в обществе. В то же время Н.А. Богданова полагает, что современная тенденция расширения предмета государственно-правового регулирования за счет включения в него понятий, связанных с различными аспектами устройства и функционирования гражданского общества, направленных на его ограждение от вмешательства государства, является доводом в пользу наименования соответствующих науки и отрасли конституционным правом. При этом расширяются границы его регулирования и изучения. Они выходят за рамки традиционного предмета государственного права, смещая акценты в понимании роли государства в цепочке «государство — общество — человек». Исходным и важнейшим ориентиром признается человек, его права и свободы, а общество рассматривается как основное звено между человеком и государством.

Своеобразный компромиссный подход предлагает Е.И. Колюшин, считающий, что по своему содержанию понятия «конституционное право» и «государственное право» идентичны, поэтому наиболее удачным применительно к России представляется термин «конституционное (государственное) право». Тем самым подчеркивается преемственность развития и снимается напряжение, вызванное политическим противопоставлением этих понятий10Колюшин Е.Н. Конституционное право России: Курс лекций. М.: Городец, 2006. С. 14, 15..

В процессе дискуссии ни одной из сторон не удалось доказать свою правоту, поскольку речь фактически шла скорее о споре терминов, а не о содержании отрасли. К тому же аргументы в пользу того, что в России еще не сложился конституционный строй и нет реального приоритета прав и свобод человека, постепенно теряют свое значение в связи с очевидностью современной тенденции к соблюдению прав человека, к экономическим и социально-культурным переменам в российском обществе, к компромиссу и сотрудничеству государственных органов различных уровней между собой и с системой местного самоуправления. Видимо, поэтому сегодня подавляющее большинство учебников носит название «Конституционное право России», что, по мнению И.А. Конюховой, свидетельствует о трансформации взглядов российской школы государствоведения и более прочном утверждении доктрины конституционализма11Конюхова И.А. Конституционное право Российской Федерации. Общая часть: Курс лекций. М.. 2006. С. 36.. Так же назвал учебник и С.А. Авакьян, подчеркнув при этом, что конституционное и государственное право исходит от государства, и предмет отрасли здесь тождественен. Пределы регулирования отраслью права общественных отношений зависят не от ее названия, а от характера этих отношений и объективной потребности только в установлении их правовых основ либо также и в детальном правовом оформлении12Авакьян С.А. Конституционное право России: Учебный курс. В 2 т. 4-е изд., перераб. и доп. Т. I. М., 2010. С. 56..

Isfic.Info 2006-2017