Международные стандарты в уголовном судопроизводстве

Концепция справедливого судебного разбирательства, предлагаемая Европейским судом по правам человека


Говоря о концепции справедливого судебного разбирательства, необходимо отметить, что в ее становлении решающую роль сыграла Всеобщая декларация прав человека, где было закреплено положение о том, что каждый человек для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения имеет право на основе полного равенства на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом. Данное положение в дальнейшем получило свое детальное развитие в статье 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1948 г., которая закрепляла в качестве отдельного элемента право на справедливое судебное разбирательство, введенное в юридический оборот согласно протоколу № 11 от 11. 05 1994 г., что отражало как существующую практику стран-участниц Конвенции, так и практику Европейского суда по правам человека по толкованию указанных положений Конвенции.

Исходя из текстуального содержания данной статьи, которое представляет собой комплекс отдельных правомочий субъекта, выражающих определенный уровень международных стандартов личности в процессе судебного разбирательства, в понятие права на справедливое судебное разбирательство необходимо включать следующие положения, изложенные в конвенции:

а) публичное разбирательство дела в разумный срок на основе принципа гласности;

б) независимость и беспристрастность суда, созданного на основании закона;

в) презумпция невиновности лица, обвиняемого в совершении преступления;

г) соблюдение в процессе минимального перечня прав обвиняемого лица.

Провозглашенное право на справедливое судебное разбирательство в настоящее время является одним из основных базовых элементов построения механизма уголовного судопроизводства, утопывающего все нюансы предъявляемых к нему международно-правовых требований, что позволило, в частности, З.Д. Еникееву1Еникеев. З.Д Принцип справедливости и практика его реализации в российском уголовном судопроизводстве // Актуальные проблемы права России и стран СНГ. Ч 1. Челябинск. 2004. С. 117. вполне верно утверждать о его принципиальном значении и выделить на его основе принцип справедливости. Видимо, учитывая данный тезис, Л.М. Ашировой1замена предлагается распространять реализацию положений о справедливости во всех процессуальных действиях и решениях субъектов уголовного процесса. На возможность введения принципа справедливого судебного разбирательства, основанного на соблюдении в уголовном судопроизводстве концепции справедливого судебного разбирательства, разработанного в рамках правоприменительной деятельности Европейского суда по правам человека, указывают и другие научные и практические работники, однако законодатель не спешит с решением данного вопроса.

Несмотря на, казалось бы, разумность подобного подхода, возможность по реализации указанного положения связана с преодолением трудностей, как теоретического плана, так и тесно с ними связанных, но относящихся к существующей конструкции норм УПК. Во-первых, право на справедливое судебное разбирательство - это прежде всего общеправовой процессуальный принцип, тесно связанный с понятием принципа законности и его англов саксонским вариантом о надлежащей правовой процедуре. Причем данная связь не идентична ввиду того, что определение справедливости судебного разбирательства и относимых к нему критериев - это прежде всего прерогатива европейского сообщества и непосредственно Европейского суда по правам человека, ввиду чего законность и справедливость, хотя в идеале должные быть идентичными, могут не совпадать и порой весьма существенно. Во-вторых, употребление понятия справедливость у нас традиционно связывается только лишь с приговором, где оно выступает одним из его необходимых свойств, характеризующих приговор с позиции его адекватности совершенному преступлению и должного учета свойств личности, причем некоторые авторы на этом фоне, в частности А.М. Баранов3Баранов, А.М. Справедливость в уголовном процессе // Актуальные проблемы права России и стран СНГ. 41. Челябинск, 2004. С. 139., вообще отрицают возможность применения критерия справедливости к иным процессуальным решениям, носящим промежуточный характер. Наличие подобных точек зрения объясняется сущностью критерия справедливости, применяемого относительно свойств приговора, носящего преимущественно оценочный, субъективный характер.

По мнению Л.С. Мирзы, в уголовном судопроизводстве хоть и отсутствует закрепление принципа справедливости в конкретной формулировке, законодательство в целом ее подразумевает. «Весь уголовно-процессуальный закон рассматривается через призму справедливости. Справедливостью определяется качество закона и его реализация4Мирза, Л.С., Категория справедливости в уголовном процессе / Л. С. Мирза // Адвокатская практика -2007. - № 6. С. 22 - 27».

Трактовка справедливости, согласно европейским стандартам, основывается прежде всего на характере соблюдения процессуальных прав участников уголовного судопроизводства, основанных на положениях Конвенции и существующей системе их толкований ЕСПЧ, и носит поэтому объективный характер. Соответственно от характера выносимых процессуальных решений на любой стадии уголовного судопроизводства зависит справедливость всего хода уголовного процесса по конкретному уголовному делу, что означает невозможность отделения справедливости в ее объективном понимании от конкретного процессуального действия. Естественно, что оценивать справедливость подобных решений на основе тех требований, которые предъявляются к одноименному свойству приговора, будет неверным, и в этом смысле следует согласиться с А.М. Барановым, так как это прежде всего субъективное отношение личности к адекватности подобного решения в данных конкретных обстоятельствах. Указанные процессуальные действия, как и весь процесс в совокупности, должны оцениваться на основе требований, предъявляемых международным сообществом к справедливому судебному разбирательству. Недопустима, с нашей позиции, также подмена проводимая Д.П. Котовым5Кокорев, Л.Д., Котов, Д.П. Этика уголовного процесса. Воронеж, 1993 - ссылка из дисс.... док-pa. юр. наук. Прокофьевой. С.М. Гуманизация уголовного судопроизводства. 2003. , справедливости судебного разбирательства теми задачами, которые ставились ранее в УПК РСФСР и трансформировавшимся на сегодня в назначения уголовного судопроизводства, ввиду того, что они могут быть достигнуты и путем нарушения элементов справедливости судебного разбирательства а следовательно, не являются полностью совместимыми понятиями. Учитывая то, что в понятие «справедливость судебного разбирательства» входит и его закономерный результат, нам кажется необоснованным существование узкого понимания справедливости, применимого только лишь к характеру соразмерности наказания в приговоре.

Установленная совокупность стандартов, имеющая непосредственное значение для уголовного судопроизводства и определяющая минимально необходимые границы проведения судебного разбирательства с тем, чтобы оно отвечало критерию справедливости, представляет собой лишь основу данной концепции и являются базовыми элементами, составляющими существо концептуальных толкований Европейского суда. Естественно, и это уже не раз подчеркивалось, что толкования Европейского суда носят расширительный характер, основываются на концепции первостепенного значения прав личности и направлены на взаимный баланс как личных, так и общественных интересов, которые отнюдь не олицетворяются с государственными, из чего следует разумный вывод о том, что искать ответ на вопрос о сущности справедливого судебного разбирательства и том, насколько отечественный уголовный процесс соотносится с его основополагающими параметрами, необходимо непосредственно путем анализа указанных положений-толкований. «Каждое положение толкуется судом целенаправленно и динамично, неизбежно выходя за рамки дословного понимания терминов, используемых в тексте ЕКЧП, при определении того, что влекут за собой отдельные положения»6Европейская конвенция о защите прав человека н основных свобод. Статья 5. Право на свободу и личную неприкосновенность. Прецеденты и комментарии / Моника Маковей, С.А. Разумов. М.,2002. С.5..

Для того, чтобы определить, соответствует ли процесс принципам справедливого судебного разбирательства, судебная практика в своем толковании использует метод так называемой глобальной оценки, основанный на том что разнообразные гарантии, предусмотренные в ст. 6 Конвенции, такие, как презумпция невиновности, основополагающие права обвиняемого, являются лишь гарантиями основополагающей гарантии справедливого судебного разбирательства7См. комментарии к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике ее применения / под общ. ред. В. А. Туманова и Л. М. Энтина. М. 2002. С.336..

Европейское право толкует эту статью Конвенции в широком смысле, поскольку содержащаяся в ней норма имеет принципиальное значение для утверждения и становления правового общества. Основой справедливого судебного разбирательства служит доступ к процедуре со всеми атрибутами судебного контроля, причем такой доступ должен быть реальным, а не формальным8Горшкова, С.А. Европейская защита прав человека и реформирование российской судебной правовой системы // Журнал российского права. 2002. № 7. С. 99-112.

Кроме того, в практике Европейского суда был выработан принцип о том, что положения о справедливости распространяются не только на стадию судебного разбирательства, но и на досудебное производство («требование справедливости относится к процессу в целом и не ограничивается состязательными слушаниями»9Де Сальвиа, М. Прецеденты Европейского Суда по правам человека. Руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человек; основных свобод. Судебная практика с 1960 по 2002 г. СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2004. С. 1072.), ввиду того, что нарушение прав заинтересованных лиц на данном этапе серьезно влияет на возможность осуществления справедливой процедуры в дальнейшем. На основании этого можно говорить о том, что в широком понимании термин «право на справедливое судебное разбирательство» охватывает весь спектр процессуальных правоотношений, включая и реализацию права на неприкосновенность личности. Так, по компетентному мнению Хартмута Хорсткотта, определенные недостатки процесса могут быть компенсированы для обвиняемого предоставлением ему всех возможностей на более поздних его стадиях, что позволяет в целом считать процесс справедливым. С другой стороны, концентрация проблемных элементов в конкретном деле может вести к заключению, что в целом процесс был несправедливым, даже если каждый из этих элементов, взятый в отдельности, не считался бы нарушением статьи 6 Конвенции.

Учитывая данные основания, представляется необходимым первоначально акцентировать внимание на выполнении положений в рамках требований критерия справедливости по соблюдению установленной процедуры, признанной необходимой в демократическом обществе, по ограничению неприкосновенности личности в связи с возникновением уголовно-процессуальных отношений.

Isfic.Info 2006-2017