Международные стандарты в уголовном судопроизводстве

Международные стандарты в уголовном судопроизводстве


Реализация положений Конституции РФ о первостепенной значимости прав и свобод личности в не зависимости от факта их включения в ее текст, включение в правовую систему общепризнанных норм и принципов международного права заложила основу для дальнейшего развития указанных положений в системе российского законодательства. Весомую роль в данном процессе представляет обобщение и анализ международно-правовых стандартов в области правового статуса личности.

Присоединение России к Европейской конвенции предоставило возможность гражданам использовать предусмотренный в ней механизм наднационального разрешения споров о праве в Европейском суде по правам человека, что само по себе является важной гарантией по реализации участниками уголовного судопроизводства всего комплекса правомочий.

Возможность подобных изменений - это, прежде всего, признание примата международного права в регулировании вопросов, связанных международными стандартами в области прав человека, а следовательно, и определения уровня по их реализации и соблюдению со стороны государства и органов, его представляющих.

Однако прошедшее период после принятия УПК РФ, с которым научная общественность связывала реализацию идеи по созданию состязательной модели судопроизводства, показал, что по своему содержанию он оказался не способным эффективно решать поставленные задачи, а следовательно, необходимость дальнейших процессов по преобразованию уголовно-процессуальных механизмов актуальна и сегодня. Главным показателем неэффективности современного законодательства является факт продолжающегося потока жалоб в Европейский суд, по количеству которых Россия занимает первое место. Так, в 2005 г. количество жалоб граждан в Европейский суд составило более 8 тысяч, тогда как в 2004 их было 7850, весомую часть которых составляет именно уголовно-процессуальная сфера. При этом поток жалоб с годами только увеличивался, хотя, как отмечают исследователи, в 2012 году произошел определенный спад, (10 755 жалоб по сравнению с 14 500 жалобами в 2010 году), который в целом существенно не повлиял на сложность ситуации, так как на рассмотрении продолжают находиться 28 тыс. обращений из России, или примерно 22 % от общего количества.

Влияние международного права на развитие отечественного законодательства неоспоримо, однако степень имплементации и ее характер различны в зависимости от отрасли российского законодательства. Несмотря на принятие Россией обязательств по Европейской конвенции по правам и свободам человека, уровень приобщения к прописанным в ней стандартам взаимодействия личности и государства вызывает множество вопросов дискуссионного характера и. прежде всего, плюющего центральное по своему содержанию значение - насколько же готовы в действительности государств: в целом и правоприменительные органы, в частности, выполнять взятые на себя обязательства.

С момента ратификации положений конвенции и отдельных протоколов к ней прошло уже достаточно много времени, для того чтобы заложить основы механизма взаимодействия содержащихся в конвенции положении с нормами российского уголовно-процессуального законодательства, однако анализ ситуации дает возможность высказать суждение о неутешительных результатах проделанной работы в данном направлении. Предпринятая попытка Пленума ВС РФ дать основу для применения положений международного права, а также положений европейской конвенции, в конечном итоге можно признать неудачной, так как фактически положительных результатов от такого одномоментного шага достичь не удалось, что отчасти связано и с отсутствием конкретных предложений, предусматривавших хотя бы модельный способ оперирования данными положениями в правоприменительной деятельности.

Необходимость обращения повышенного внимания к данному вопросу со стороны Верховного Суда объясняется той ролью, которую он играет в процессе обобщения правоприменительной практики и ее значении для последующего отправления правосудия, в том числе и по уголовным делам. Особенно это важно для решения вопросов, связанных с реализацией положений Европейской конвенции, так как сами положения конвенции, хотя и носят обобщенный абстрактный характер и мало чем отличаются от общепризнанных документов в области прав и свобод человека, положения которых и так уже имплементированы в российское законодательство и непосредственно в текст конституции, получают дополнительное правое содержание в рамках деятельности ЕСЧП.

Результаты научной деятельности по изучению и обобщению существующих международных стандартов, зарубежного опыта по реформированию процессуальных законодательства и положений-толкований, содержащихся в решениях ЕСПЧ, создали условия для внедрения выработанных идей в учебный процесс.

Необходимость изучения международных стандартов в уголовном судопроизводстве связана с важностью формирования компетентности будущих специалистов по применению норм международного права в рамках дальнейшей правоприменительной деятельности.

***

Проведенное комплексное исследование содержания и сущностных признаков основ международных стандартов по правам человека, непосредственно относящихся к российскому уголовному судопроизводству, показало всю неоднозначность отношения российского общества к фактическому претворению в правовой сфере содержащихся в них концептуальных положений, где главным ограничителем гуманистических преобразований, как это и ни странно, является вся система правоохранительных органов. Между тем, международные стандарты уже не ограничиваются положениями общего характера. Содержащие принципы построения уголовного процесса - это уже комплексные, разработанные положения, содержащие базовые рекомендации по построению механизма уголовного судопроизводства на обозначенных на международном уровне тенденциях по гуманизации и рационализации процессуальных отношений, неприменение которых органами государственной власти вовсе не отражает стремлений всего российского общества.

По-прежнему неясной остается и ситуация с решениями Европейского суда по правам человека, которые, несмотря на свою правовую ценность и обязательность для непосредственного применения, в отличие от многих других международных стандартов, фактически игнорируются судами, за исключением, пожалуй, тех положений, которые нашли дополнительную конкретизацию в постановлении Пленума Верховного Суда РФ, посвященного применению международных договоров.

Учитывая данные обстоятельства, автор считает необходимым активизировать работу по разъяснению значения международных стандартов в целях достижения задачи по построению правового демократического государства. К сожалению, складывается впечатление, что российский правоприменитель боится коренных преобразований в сфере уголовного судопроизводства, в особенности расширения правовых гарантий для всех лиц, которые каким-либо образом были вовлечены в процесс. Что ж касается УПК РФ, то многие его положения, несмотря на ряд положительных нововведений, до сих пор отражают специфику прежнего отношения к личности, его антигуманную направленность. Все это позволяет сделать однозначный вывод о том, что кодекс морально устарел уже в момент своего принятия.

Между тем, во многих зарубежных странах идет активизация процессов по поиску механизма, оптимизирующего правовые традиции с новыми требованиями международных стандартов, что, несомненно, представляет сегодня интерес как в научном, так и в законотворческом плане.

Учитывая процессы, происходящие на международном уровне по формированию принципиальных положений, определяющих основу в преобразовании системы уголовно-процессуальных отношений, концепция правового статуса личности в уголовном процессе должна учитывать и строиться на базе гуманистических преобразований. К тому же не только гуманизация, но рационализация процедуры участия личности в уголовном процессе составляет основу концепции международного статуса личности. Уголовно-процессуальное право должно отражать и основываться на примате интересов личности и прежде всего потерпевшего от преступления. В связи с чем необходимо подчеркнуть, что установление дополнительных правовых оснований по применению карательных мер, осуществляемых, якобы, в целях охраны и защиты интересов личности потерпевшего, не отражает существа исследуемой нами концепции. Личность потерпевшего самодостаточна и независима, поэтому позиция государства в лице органов правоохранительной системы должна строиться на основе ее волеизъявления, а не подменять его. Таким образом, уголовный процесс должен рассматриваться как спор между правонарушителем и жертвой его деяния, где посредником, помогающим в его разрешении, а не вершителем судеб, выступает государство и его органы.

Сущность вышеприведенной концепции следует рассматривать сквозь призму того, что правовой статус личности - это не застывшая правовая конструкция. Структура правового статуса личности постоянно изменяется, преобразуясь в новое качество, отражает наиболее передовые разработки в сфере обеспечения и гарантирования прав личности, сформированные как на уровне международного сообщества, так и в национально-правовых системах, где главным постулатом данных преобразований является отказ от карательной системы уголовного правосудия и формирование новых способов разрешения конфликтов в сфере уголовно-процессуальных отношений, основанных на межличностных отношениях правонарушителя и его жертвы.

Кроме поиска оптимальных моделей разрешения уголовно-правовых конфликтов, идет процесс оптимизации взаимоотношения личности и государства, в основе которого поставлены, прежде всего, сочетание интересов личности и гражданского общества, где государству отводится роль инструмента, обеспечивающего сохранение указанного баланса, и гарантий, позволяющих не допустить подмену интересов гражданского общества государственными. Наиболее очевидно данный процесс прослеживается в рамках деятельности Европейского суда по правам человека, который в процессе осуществления толкований положений Конвенции старается учитывать современные научные представления о роли личности и его взаимоотношениях с государством.

Таким образом, формирующуюся на международном уровне концепцию международно-правового статуса личности как участника уголовно-процессуальных отношений можно рассматривать как постоянно развивающийся механизм обеспечения прав и свобод личности, заключающийся в переосмыслении роли личности в сфере уголовно-процессуальных отношений, основанный на отказе от устаревшего карательного типа уголовного судопроизводства и переходе к реализации положений по формированию правосудия, носящего восстановительный характер.

Isfic.Info 2006-2017