Уголовно-процессуальное право

Уголовное преследование по делам публичного обвинения


По подавляющему большинству уголовных дел уголовное преследование осуществляется в публичном порядке.

Публичное обвинение — это обвинение в интересах не столько отдельного гражданина, сколько государства и общества в целом. Суть его заключается в том, что прокурор, а также следователь и дознаватель по долгу службы, независимо от воли и желания жертв преступления и иных заинтересованных лиц и организаций осуществляют уголовное преследование от имени государства. Иными словами, государство, в лице своих государственных органов и должностных лиц, реагирует на совершение преступления самостоятельно, независимо от мнения конкретного пострадавшего. В расчет принимается то, что помимо причинения вреда конкретному лицу грубо нарушенными в итоге оказываются установленные государством и охраняемые Уголовным кодексом нормы общежития.

Исходя из этого, уголовные дела публичного обвинения возбуждаются вне зависимости от желания пострадавшего и по общему правилу прекращению за примирением сторон не подлежат.

Однако из этого правила есть ряд исключений:

В части возбуждения уголовного дела. Согласно ст. 23 УПК РФ, если деяние, предусмотренное главой 23 УК РФ (Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях1Это злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК РФ), злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК РФ), превышение полномочий частными охранными и детективными организациями (ст. 203 УК РФ), коммерческий подкуп (ст. 204 УК РФ).), причинило вред исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, либо организацией с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования, и не причинило вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, то уголовное дело возбуждается по заявлению руководителя данной организации или с его согласия.

Причинение вреда интересам организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования одновременно влечет за собой причинение вреда интересам государства или муниципального образования.

В данном случае законодатель ограничивает публичное уголовное преследование волей частного лица в тех ситуациях, когда вред причинен исключительно частным интересам. Государство не может принудить собственника к защите его нарушенного права частной собственности, поэтому публичное уголовное преследование в тех случаях, когда преступлением был нарушен только частный интерес, должно производиться только для защиты прав и законных интересов собственника и только в тех пределах, которые он посчитает необходимыми. Именно поэтому заявление или согласие руководителя коммерческой (или иной негосударственной и немуниципальной) организации на возбуждение уголовного дела составляет обязательное условие для начала публичного уголовного преследования.

В части прекращения уголовного дела. В ряде случаев УПК РФ допускает возможность прекращения публичного обвинения в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым, хотя и связывает ее с определенными ограничениями. Так, согласно ст. 25 УПК РФ суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, против которого впервые осуществляется уголовное преследование по подозрению или обвинению в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

С одной стороны, предусмотренная ст. 25 УПК РФ возможность примирения потерпевшего с обвиняемым положительно сказывается не только на сторонах уголовного процесса, но и на обществе в целом. Примирение ведет к восстановлению добрых отношений между людьми, предотвращению эскалации насилия и жесткости, а также существенно сокращает затраты на правосудие. С другой стороны, наделение потерпевшего правом принимать окончательное решение о прекращении уголовного дела может оказаться обременительным для последнего и подвергнуть его нежелательному воздействию или преследованию со стороны обвиняемого.

В данном случае заявление потерпевшего о прекращении уголовного дела, будучи необходимым, не является достаточным условием для прекращения уголовного дела. Для дознавателя, следователя, суда такое заявление создает только право, а не обязанность прекратить уголовное дело, поэтому они вправе отказать сторонам в удовлетворении ходатайства.

Таким образом, окончательное решение о прекращении уголовного дела принимается не потерпевшим, а указанными выше органами и должностными лицами.

На государство законом возложена обязанность осуществления уголовного преследования. В случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания, дознаватель должны принять все предусмотренные меры по установлению события преступления, изобличению лиц, виновных в совершении преступлений (ч. 2 ст. 21 УПК РФ).

Для достижения указанной цели в досудебном производстве прокурор, следователь, орган дознания, дознаватель производят различные следственные действия, принимают решения по делу, в случае необходимости применяют меры процессуального принуждения, собрав достаточные доказательства, формулируют обвинение, выполняют иные процессуальные действия. Их требования, поручения и запросы обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями должностными лицами и гражданами. Уголовное преследование в досудебном производстве заканчивается составлением обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления и направлением уголовного дела в суд.

Однако деятельность по изобличению лица, совершившего преступление, не ограничивается досудебным производством. В судебных стадиях прокурор продолжает осуществлять уголовное преследование путем поддержания государственного обвинения в судебном заседании, принесения представления на незаконный, необоснованный и несправедливый приговор.

Несмотря на то что по общему правилу по делам публичного обвинения от потерпевшего не зависит принятие решения о возбуждении или прекращении уголовного преследования, он обладает правом участвовать в уголовном преследовании. Потерпевший, его законный представитель и (или) представитель вправе принимать участие как в досудебном, так и судебном производстве по уголовному делу, поддерживая публичное уголовное преследование.

Isfic.Info 2006-2018