Уголовно-процессуальное право

Характеристика отдельных принципов уголовного судопроизводства


Принцип разумного срока уголовного судопроизводства

Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. устанавливает, что каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона (ч. 1 ст. 6).

В целях реализации данного положения международного договора принят Федеральный закон «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», а в УПК РФ включена ст. 61 «Разумный срок уголовного судопроизводства».

В соответствии с ч. 1 ст. 6.1 УПК РФ уголовное судопроизводство осуществляется в разумный срок. Уголовное судопроизводство осуществляется в сроки, установленные уголовно-процессуальным законом; продление этих сроков допустимо в случаях и в порядке, которые предусмотрены УПК РФ, но уголовное преследование, назначение наказания и прекращение уголовного преследования должны осуществляться в разумный срок (ч. 2 ст. 6.1 УПК РФ).

Понятия «разумный срок уголовного судопроизводства» уголовно-процессуальный закон не закрепляет, однако из ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ следует, что этот срок включает «период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора». При этом согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. № 30/64 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» под началом осуществления уголовного преследования понимается момент, с которого лицо в соответствии со ст. 46, 47 УПК является (признается) подозреваемым (обвиняемым) (п. 13).

Для того чтобы определить разумность срока уголовного судопроизводства, ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ предписывает учитывать следующие обстоятельства:

  1. правовую и фактическую сложность уголовного дела;
  2. поведение участников уголовного судопроизводства;
  3. достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, начальника подразделения дознания, органа дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела;
  4. общую продолжительность уголовного судопроизводства.

Однако обстоятельства, связанные с организацией работы органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, а также рассмотрение уголовного дела различными инстанциями не может приниматься во внимание в качестве оснований для превышения разумных сроков осуществления уголовного судопроизводства (ч. 4 ст. 6.1 УПК РФ).

Основанием для проверки разумности срока уголовного судопроизводства служит заявление заинтересованных лиц. Согласно ч. 5 и 6 ст. 6.1 УПК РФ в случае, если после поступления уголовного дела в суд дело длительное время не рассматривается и судебный процесс затягивается, заинтересованные лица вправе обратиться к председателю суда с заявлением об ускорении рассмотрения дела. Заявление об ускорении рассмотрения уголовного дела рассматривается председателем суда в срок не позднее пяти суток со дня поступления этого заявления в суд. По результатам рассмотрения заявления председатель суда выносит мотивированное постановление, в котором может быть установлен срок проведения судебного заседания по делу и (или) могут быть приняты иные процессуальные действия для ускорения рассмотрения дела.

Аналогичное право предоставлено участникам уголовного судопроизводства и при возбуждении уголовною дела и его предварительном расследовании. При нарушении разумных сроков уголовною судопроизводства в ходе ею досудебной части участники уголовного судопроизводства, а также иные лица, интересы которых затрагиваются, мог\л обратиться к прокурору или руководителю следственною органа с жалобой, которая должна быть рассмотрена в порядке и в сроки, установленные ст. 124 УПК РФ (ч. 2 ст. 123 УПК РФ).

Гарантией права на осуществление уголовного судопроизводства в разумный срок выступает право участников уголовного судопроизводства подать заявление в суд о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.

Это право может быть реализовано:

  1. либо в течение шестимесячного срока со дня вступления в законную силу приговора или постановления суда, принятых по делу, либо другого судебного решения, которым прекращено уголовное судопроизводство;
  2. либо в период времени с момента истечения четырех лет от даты возбуждения уголовного дела до даты прекращения уголовного преследования или до вступления в законную силу обвинительного приговора суда при условии, что лицо обращалось в установленном порядке с заявлением об ускорении рассмотрения дела (ч. 6, 7 ст. 3 Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»).

Принцип законности при производстве по уголовному делу

Статья 15 Конституции РФ предписывает органам государственной власти, органам местного самоуправления, должностным лицам, гражданам соблюдать Конституцию РФ и законы. Сочетание обязанностей государства и обязанностей граждан выполнять положения закона образует общеправовой принцип законности, который находит развитие в более конкретных конституционных нормах, например в обеспечении каждому права на судебную защиту его прав и свобод (ст. 46 Конституции РФ), а далее — в нормах уголовно-процессуального права. Принцип законности обязывает суд, прокурора, следователя, дознавателя неукоснительно следовать установленному законом порядку производства во всех стадиях процесса, совершать процессуальные действия на законных основаниях и в предусмотренных законом процессуальных формах, основывать свои решения на соответствующих нормах материального и процессуального права, не отступать от требований закона при применении к лицам мер процессуального принуждения, строго блюсти правила собирания, проверки и оценки доказательств.

В УПК РФ в отдельной статье сформулирован принцип законности при производстве но уголовному делу. Но в ст. 7 УПК РФ вполне закономерно общеправовая конституционная формула «всем все соблюдать» отражения не получила. В этой норме содержатся предписания по применению закона в случае коллизии с иными нормативными актами.

Необходимость соблюдения Конституции РФ и общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации, в том числе в случаях их противоречия с российскими законами, вытекает из прямого указания ст. 15 Конституции РФ и ст. 1 УПК РФ, а также постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия».

В силу ч. 1 ст. 1 УПК РФ порядок уголовного судопроизводства устанавливается УПК РФ, основанном на Конституции РФ, следовательно, его предписания обязательны для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, а также иных участников уголовного судопроизводства (ч. 2 ст. 1 УПК РФ).

Части 1 и 2 ст. 7 УПК РФ предусматривают приоритет УПК РФ над другими законами. Это не подразумевает разрешения возможных коллизий между данным Кодексом и какими бы то ни было федеральными конституционными законами и распространяется лишь на случаи, когда положения иных федеральных законов, непосредственно регулирующие порядок производства по уголовным делам, противоречат УПК РФ1Постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. № 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений ст. 7, 15, 107, 234 и 450 УПК РФ в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы»..

Суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий УПК РФ (ч. 1 ст. 7 УПК РФ); суд, установив в ходе производства по уголовному делу несоответствие федерального закона или иного нормативного акта УПК РФ, принимает решение в соответствии с уголовно-процессуальным законом (ч. 2 ст. 7 УПК РФ).

В содержание принципа законности входят санкции за нарушение норм УПК РФ судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем — это признание недопустимыми полученных таким путем доказательств (ч. 3 ст. 7). Данное предписание базируется на ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, согласно которой при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

В ч. 4 ст. 7 УПК РФ предусмотрено, что определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Разграничение понятий законности, обоснованности и мотивированности решений имеет важное значение, поскольку отражает разные стороны законности. Законность в узком смысле предполагает исполнение и соблюдение формальных правил, которые охватываются понятиями «порядок», «форма», «процедура». Обоснованность предполагает наличие достаточных данных, оправдывающих само решение о проведении действия или принятии решения. Мотивы — это дополнительные, помимо основания, факторы, побуждающие принять решение. Основания принятого решения излагаются в соответствующем процессуальном документе; изложение мотивов является обязательным, когда это требуется по закону.

Нарушения требований законности, обоснованности и мотивированности процессуальных решений влекут их отмену в предусмотренном законом порядке.

Таким образом, принцип законности является универсальным, распространяет свое действие на все стадии уголовного процесса, поэтому нарушение любой нормы уголовно-процессуального права есть одновременно и нарушение законности.

Принцип осуществления правосудия только судом

Принцип осуществления правосудия только судом (ст. 118 Конституции РФ, ст. 8 УПК РФ) означает, что (1) никакой другой орган государства не вправе отправлять правосудие, выносить приговор о признании виновности лица в совершении преступления и применении наказания2Определение системы судов относится к ведению Российской Федерации; при этом не предполагается какого-либо делегирования полномочий Российской Федерации ее субъектам на основе договоров, поскольку на федеральном законодателе во всяком случае лежит обязанность самостоятельно определить перечень всех действующих судов, систему процессуальных инстанций и их компетенцию (определение Конституционного Суда РФ от 12 марта 1998 г. «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса высших должностных лиц ряда субъектов Российской Федерации о проверке конституционности некоторых положений Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации»»).; (2) на суд не может быть возложено выполнение каких бы то ни было функций, не согласующихся с положением органа правосудия.

В ст. 1 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» также предусмотрено, что судебная власть осуществляется только судами в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия представителей народа.

Исключительная компетенция суда в решении вопроса о виновности и назначении наказания придает судебному разбирательству значение важнейшей стадии уголовного процесса, на которой создаются максимальные гарантии для вынесения законного и обоснованного приговора. Не случайно поэтому ч. 2 ст. 8 УПК РФ устанавливает, что никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке, установленном УПК РФ.

Положения ч. 2 ст. 8 УПК РФ являются основой для принципа презумпции невиновности (ч. 1 ст. 14 УПК РФ), поскольку особый правовой статус суда и строго урегулированная законом процедура осуществления правосудия в наибольшей степени обеспечивают законное и обоснованное разрешение уголовного дела.

Осуществление правосудия должно осуществляться надлежащим судом, т.е. тем, к подсудности которого отнесено данное дело (ст. 29-32 УПК РФ). В связи с этим в ч. 3 ст. 8 УПК РФ установлено, что подсудимый не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Эта норма также базируется на конституционном предписании, содержащемся в ч. 1 ст. 47 Конституции РФ, и служит гарантией от произвольной передачи дела в другой суд (ст. 33- 36 УПК РФ).

Принцип независимости судей

Часть 1 ст. 120 Конституции РФ предусматривает, что судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону. Данное предписание воспроизведено в ч. 1 ст. 8.1 УПК РФ, согласно которой при осуществлении правосудия по уголовным делам судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону.

Процессуальные гарантии независимости судей установлены в ч. 2 и 3 ст. 8.1 УПК РФ. Судьи рассматривают и разрешают уголовные дела в условиях, исключающих постороннее воздействие на них. Так, открытость и гласность судопроизводства, доступ к информации о деятельности судов должны способствовать реализации назначения уголовного судопроизводства и не должны приводить к какому-либо вмешательству в судебную деятельность (п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13 декабря 2012 г. № 35 «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов»).

Вмешательство государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц или граждан в деятельность судей по осуществлению правосудия запрещается и влечет за собой установленную законом ответственность.

Информация о в непроцессуальных обращениях государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц или граждан, поступивших судьям по уголовным делам, находящимся в их производстве, либо председателю суда, его заместителю, председателю судебного состава или председателю судебной коллегии по уголовным делам, находящимся в производстве суда, подлежит преданию гласности и доведению до сведения участников судебного разбирательства путем размещения данной информации на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет и не является основанием для проведения процессуальных действий или принятия процессуальных решений по уголовным делам.

Согласно ч. 3 ст. 61 УПК РФ наличие информации о внепроцессуальном обращении, поступившем судье по уголовному делу, находящемуся в его производстве, само по себе не может рассматриваться в качестве основания для отвода судьи.

Принцип уважения чести и достоинства личности

Согласно ч. 1 ст. 21 Конституции РФ достоинство личности охраняется государством; ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению и наказанию; никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам, установлено в ч. 2 данной статьи.

Из этого конституционного принципа вытекает ряд принципиальных для уголовного судопроизводства положений, составляющих содержание принципа уважения чести и достоинства личности, предусмотренного в ст. 9 УПК РФ:

  1. запрещается осуществление действий и решений, унижающих честь участников уголовного судопроизводства;
  2. запрещается обращение, унижающее их человеческое достоинство;
  3. запрещается обращение, создающее угрозу их жизни и здоровью;
  4. запрещается насилие, пытки, другое жестокое или унижающее человеческое достоинство обращение (ч. 1 и 2 ст. 9 УПК РФ).

Содержание указанного принципа уголовного судопроизводства составляет не абстрактное «уважение», а меры, направленные на недопущение умаления чести и достоинства личности3Хотя ч. 1 и 2 ст. 9 УПК РФ укатывает такие запрещенные действия, их конкретное содержание может быть различным. Так, Европейский суд по правам человека признал обращением, унижающим достоинство, условия содержания под стражей, в частности чрезмерную переполненность камеры, антисанитарную обстановку и вредные для здоровья и благополучия лица последствия этой обстановки в сочетании с длительностью срока содержания лица в таких условиях. См.: Решение Европейского Суда по правам человека по делу «В. Калашников против Российской Федерации» от 15 июля 2002 г. по жалобе № 47095/99» // Российская газета. 2002. 17 октября..

Требования ст. 9 УПК РФ об уважительном отношении к чести достоинству личности носят всеобъемлющий, универсальный характер и распространяются на все процессуальные действия и решения, предпринимаемые в ходе уголовного судопроизводства. Однако применительно к некоторым процессуальным действиям и решениям особо оговорена необходимость соблюдения данного принципа. Так, не допускается производство следственного эксперимента, если создается опасность для здоровья участвующих в нем лиц (ст. 181 УПК РФ); при освидетельствовании лица другого пола следователь не присутствует, если освидетельствование сопровождается обнажением данного лица; в этом случае освидетельствование производится врачом (ч. 3 ст. 179 УПК РФ); при получении образцов для сравнительного исследования не должны применяться методы, опасные для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство (ч. 2 ст. 202 УПК РФ); закрытое судебное заседание проводится, если рассмотрение уголовных дел о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности и других преступлениях может привести к разглашению сведений об интимных сторонах жизни участников уголовного судопроизводства либо сведений, унижающих их честь и достоинство (п. 3 ч. 2 ст. 241 УПК РФ).

Принцип неприкосновенности личности

Принцип неприкосновенности личности закреплен в ст. 22 Конституции РФ: каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность; арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению; до судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.

В развитие данных конституционных предписаний в ст. 10 УПК РФ предусмотрены гарантии законности и обоснованности применения мер процессуального принуждения, а также гарантии от неправомерного ограничения свободы.

Согласно ч. 1 ст. 10 УПК РФ никто не может быть задержан по подозрению в совершении преступления или заключен под стражу при отсутствии на то законных оснований. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов. Часть 2 этой статьи обязывает суд, прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя немедленно освободить всякого незаконно задержанного, или лишенного свободы, или незаконно помешенного в медицинскую организацию, оказывающую медицинскую помощь в стационарных условиях, или в медицинскую организации оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, или содержащегося под стражей свыше предусмотренного срока.

Иными словами, конституционное право на неприкосновенность личности ограничивается в случаях. (1) задержания по подозрению в совершении преступления; (2) применения заключения под стражу в качестве меры пресечения; (3) помещения в медицинский или психиатрический стационар. Непосредственные основания перечисленных ограничений свободы и их процессуальный порядок в ст. 10 УПК РФ не обозначены, они установлены в ст. 91-97, 108-110, 203 и др. УПК РФ.

Кроме того, ч. 1 и 2 ст. 10 УПК РФ запрещают ограничение свободы на срок более, чем предусмотренный законом, — не более 48 часов для задержания; сроки заключения под стражу и пребывания в медицинском или психиатрическом стационаре установлены в специальных статьях УПК РФ.

Часть 3 ст. 10 УПК РФ акцентирует внимание на необходимости содержания задержанного и заключенного под стражу в условиях, исключающих угрозу его жизни и здоровью. При наличии данных, позволяющих сомневаться в безопасности содержащегося под стражей лица, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель должны принять в пределах своей компетенции меры по устранению такой опасности. Согласно ч. 1.1 ст. 110 УПК РФ мера пресечения в виде заключения под стражу изменяется на более мягкую при выявлении у подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления тяжелого заболевания, препятствующего его содержанию под стражей и удостоверенного медицинским заключением, вынесенным по результатам медицинского освидетельствования.

Обратим внимание, что предписания закона об обеспечении неприкосновенности личности в уголовном судопроизводстве адресованы суду, прокурору, следователю, органу дознания, дознавателю, т.е. всем органам и должностным лицам, осуществляющим уголовное судопроизводство.

Принцип охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве

Конституция РФ (ст. 2) провозглашает: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Право человека на правовую защиту, предусмотренное ст. 45 и 46 Конституции РФ, действует как в уголовном процессе, так и в других отраслях права.

Конституция РФ, гарантируя права и свободы человека, вместе с тем предусматривает и возможность их ограничения. В уголовном судопроизводстве, где часто приходится применять меры процессуального принуждения, создан действенный механизм гарантий от необоснованного стеснения прав и свобод человека и гражданина. Поэтому каждый конкретный случай возможного ограничения прав сопряжен с наличием в законе комплекса уголовно-процессуальных гарантий. Так, применительно к мерам пресечения УПК РФ четко регламентирует основания и порядок их избрания, отмены или изменения; права лица, в отношении которого избрана мера пресечения, права других лиц и т.д.

Однако охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве не сводится лишь к перечню отдельных уголовно-процессуальных гарантий, а возведена в ранг принципа. В ст. 11 УПК РФ содержатся наиболее общие нормы, определяющие направления охраны прав участвующих в уголовном судопроизводстве лиц.

1. Обязанность суда, прокурора, следователя, дознавателя разъяснить участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность, а также обеспечить возможность реализации этих прав (ч. 1 ст. 11 УПК РФ).

Непринятие мер по реализации прав участников уголовного судопроизводства является существенным нарушением уголовно-процессуального закона и, в частности, влечет отмену или изменение судебного решения в апелляционном порядке (ст. 389.17 УПК РФ).

Органы и должностные лица, осуществляющие уголовное судопроизводство, должны не только указать участнику на существование у него прав, но и разъяснить содержание и порядок их осуществления в понятных для лица выражениях.

Поскольку процессуальный статус многих участников меняется на различных стадиях уголовного судопроизводства, разъяснение прав, обязанностей и ответственности производится на каждой стадии.

2. Обязанность в случае согласия лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, дать показания предупредить этих лиц о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу (ч. 2 ст. 11 УПК РФ).

Понятие «свидетельский иммунитет» сформулировано в ч. 1 и 2 ст. 51 Конституции РФ: никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определен федеральным законом; федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания. В развитие этих конституционных положений в п. 40 ст. 5 УПК РФ под свидетельским иммунитетом понимается право лица не давать показания против себя и своих близких родственников, а также в иных случаях, предусмотренных УПК РФ. Носителями иммунитета выступают потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, свидетель, судья, присяжный заседатель, защитник, адвокат, депутат Государственной Думы и член Совета Федерации, священнослужитель, эксперт (ст. 42, 44, 54, 56, 205 УПК РФ).

3. Возможность применения в отношении участников уголовного судопроизводства, а также их близких родственников, родственников и близких лиц мер безопасности (ч. 3 ст. 11 УПК РФ).

Такие меры безопасности могут быть применены судом, прокурором, следователем, органом дознания, дознавателем в пределах своей компетенции.

Меры безопасности применяются в отношении потерпевшего, свидетеля или иных участников уголовного судопроизводства, а также их близких родственников, родственников и близких лиц.

В п. 4 и п. 37 ст. 5 УПК РФ предусмотрены понятия «близкие родственники» и «родственники», исходя из которых меры безопасности могут применяться к родственникам, вне зависимости от степени родства. Пункт 3 ст. 5 УПК РФ разъясняет понятие еще одной категории лиц, к которым, согласно ч. 3 ст. 11 УПК РФ, применяются меры безопасности: «близкие лица» — иные, за исключением близких родственников и родственников, лица, состоящие в свойстве с потерпевшим, свидетелем, а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему, свидетелю в силу сложившихся личных отношений.

Для применения мер безопасности основаниями выступают фактические данные, свидетельствующие об угрозе убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением имущества или иными опасными противоправными деяниями.

К процессуальным мерам безопасности, предусмотренным в ч. 3 ст. 11 УПК РФ, относятся: исключение из протокола следственного действия данных о личности защищаемого участника уголовного судопроизводства; контроль и запись телефонных и иных переговоров; предъявление лица для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего; рассмотрение уголовного дела в закрытом судебном заседании; допрос судом свидетеля без оглашения подлинных данных о его личности в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства (ч. 9 ст. 166, ч. 2 ст. 186, ч. 8 ст. 193, п. 4 ч. 2 ст. 241 и ч. 5 ст. 278 УПК РФ). Возможно также применение иных мер безопасности, предусмотренных законодательством Российской Федерации (Федеральным законом «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства»).

4. Право на реабилитацию (ч. 4 ст. 11 УПК РФ).

Согласно ст. 52 Конституции РФ права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом; государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Кроме того, каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст. 53 Конституции РФ).

В соответствии с этими конституционными положениями ч. 4 ст. 11 УПК РФ установлено, что вред, причиненный лицу в результате нарушения его прав и свобод судом, а также должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование, подлежит возмещению по основаниям и в порядке, которые установлены УПК РФ. В главе 18 УПК РФ (Реабилитация) определены основания возникновения права на реабилитацию, процедура признания права на реабилитацию, а также порядок возмещения имущественного и морального вреда и восстановления в иных правах.

Принцип неприкосновенности жилища

Конституция РФ обеспечивает неприкосновенность жилища, установив, что никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения (ст. 25).

В соответствии с п. 10 ст. 5 УПК РФ под жилищем понимается индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для временного проживания.

Часть 1 ст. 12 УПК РФ предусматривает, что осмотр жилища производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения. Обыск и выемка в жилище могут производиться на основании судебного решения (ч. 2 названной статьи).

Порядок получения судебного решения установлен ст. 165 УПК РФ. Вместе с тем ст. 12 и ч. 5 ст. 165 УПК РФ предусматривают, что в исключительных случаях, когда производство осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, а также личного обыска не терпит отлагательства, указанные следственные действия могут быть произведены на основании постановления следователя или дознавателя без получения судебного решения.

Нельзя не отметить, что осмотр, обыск, выемка, ограничивающие конституционное право на неприкосновенность жилища, производятся на основаниях и в порядке, установленных УПК РФ, что служит гарантией данного принципа уголовного судопроизводства (ст. 176, 177, 182, 183, 184 УПК РФ).

Принцип тайны переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений

В соответствии с ч. 2 ст. 23 Конституции РФ каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение права гражданина на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения (ч. 1 ст. 13 УПК РФ). Обратим внимание, что уголовно-процессуальный закон включает в перечень объектов охраны не только телефонные, но и иные переговоры.

Согласно ч. 2 ст. 13 УПК РФ наложение ареста на почтовые и телеграфные отправления и их выемка в учреждениях связи, контроль и запись телефонных и иных переговоров, получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами производятся только на основании судебного решения, порядок получения которого определен ст. 165 УПК РФ. Закон не предусматривает возможности производства этих следственных действиях без судебного решения даже в случаях, не требующих отлагательства.

Обеспечению права на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений служит также установленные основания и порядок производства наложения ареста на почтовые и телеграфные отправления и их выемки в учреждениях связи, контроля и записи телефонных и иных переговоров, получения информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами (ст. 185, 186, 186.1 УПК РФ).

Принцип презумпции невиновности

Среди принципов уголовного судопроизводства центральное место занимает презумпция невиновности, сущность которой определена в ст. 49 Конституции РФ. Согласно ст. 14 УПК РФ обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Презумпция невиновности означает, что закон считает обвиняемого невиновным, пока те, кто считает обвиняемого виновным (дознаватель, следователь, прокурор), не докажут это и пока его виновность не будет установлена вступившим в законную силу приговором суда.

По международно-правовым актам (Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г.; Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г.) установление виновности обвиняемого в совершении преступления не обусловлено категорически приговором суда, что позволяет признавать лицо виновным и одновременно освобождать его от уголовной ответственности и без вынесения приговора (по амнистии, в связи с деятельным раскаянием и др.).

Вместе с тем в соответствии с п. 11 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. обвиняемый имеет право считать себя невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена в судебном порядке. Это положение реализовано в отечественном уголовно-процессуальном законе в праве обвиняемою возражать против прекращения дела в отношении его по реабилитирующим основаниям, что влечет рассмотрение дела в обычном порядке (ч. 2 ст. 27 УПК РФ).

Презумпция невиновности оказывает определяющее влияние на правовое положение обвиняемого (подозреваемого, подсудимого). Факт того, что обвиняемый до вынесения в отношении него приговора и вступления его в законную силу считается невиновным, обусловливает необходимость обеспечения ему права на защиту от выдвинутого против него обвинения.

В п. 2-4 ст. 14 УПК РФ установлены следствия из презумпции невиновности, которые имеют важное теоретическое и практическое значение и в совокупности раскрывают существо презумпции невиновности:

  1. подозреваемый или обвиняемый не обязаны доказывать свою невиновность. Поскольку подозреваемый и обвиняемый по закону невиновны, нет оснований возлагать на них обязанность это доказывать. Однако недопустимо лишать названных участников возможности приводить доказательства в пользу своей невиновности, не забывая, что это их право, но не обязанность;
  2. бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения;
  3. все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены, толкуются в его пользу. Если в ходе доказывания у следователя или суда возникли сомнения в виновности обвиняемого или доказанности того или иного факта и исчерпаны все возможности для собирания дополнительных доказательств для разрешения возникших сомнений, указанные лица должны принять решение в пользу обвиняемого (прекратить уголовное дело, вынести оправдательный приговор и т.д.). Применение данной нормы позволяет избежать необоснованных и поспешных решений;
  4. обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств (ч. 4 ст. 303 УПК РФ). Какие-либо предположения, мнения, догадки при решении вопроса о виновности в расчет не принимаются.

Принцип состязательности сторон

Согласно ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Сущность уголовно-процессуального принципа состязательности сторон (ст. 15 УПК РФ) состоит в установленных законом и обеспеченных судом равных возможностях сторон реально обладать процессуальными средствами защиты своих интересов.

Состязательность сторон недостаточно рассматривать только как принцип уголовного судопроизводства. Она выступает в качестве основополагающего начала, определяющего тип уголовного процесса.

Содержание состязательности сторон составляют три аспекта.

Разделение процессуальных функций. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо (ч. 2 ст. 15 УПК РФ). Разделение процессуальных функций основано на противоположности интересов сторон, выполняющих различные уголовно-процессуальные функции.

Функцию обвинения (уголовного преследования) выполняют прокурор, а также следователь, руководитель следственного органа, дознаватель, частный обвинитель, потерпевший, его законный представитель и представитель, гражданский истец и его представитель — участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения (п. 47 ст. 5 УПК РФ).

Функцию защиты — противоположную обвинению (уголовному преследованию) — выполняют обвиняемый, подозреваемый, их законный представитель, защитник, гражданский ответчик, его законный представитель и представитель — сторона защиты (п. 46 ст. 5 УПК РФ).

Суд, не относящийся ни к одной из сторон, выступает «арбитром» в споре представителей обвинения и защиты.

Вместе с тем ч. 2 ст. 15 УПК РФ не освобождает должностных лиц государственных органов участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения — от выполнения при расследовании преступлений и судебном разбирательстве уголовных дел конституционной обязанности по защите прав и свобод человека и гражданина, в том числе от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения иного ограничении прав4Постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. «По делу о проверке конституционности отдельных положений ст. 7, 15, 107, 234 и 450 УПК в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы»..

Активная руководящая роль суда в судебном разбирательстве. Суд не выполняет ни функции обвинения, ни функции защиты; обязанность суда — осуществление функции разрешения уголовного дела и создание необходимых условий для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ч. 3 ст. 15 УПК РФ).

Процессуальное равноправие сторон обвинения и защиты. Сторона обвинения и сторона защиты имеют противоположные процессуальные интересы, поэтому в судебном заседании сторонам — носителям соответствующих процессуальных функций предоставляются равные права на заявление отводов и ходатайств, на представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях, представление суду письменных формулировок по существу дела, на рассмотрение иных вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства (ст. 244, п. 1-6 ч. 1 ст. 299 УПК РФ). Процессуальное равноправие сторон служит гарантией против односторонности, позволяет суду вынести законный и обоснованный приговор.

Принцип состязательности проявляется наиболее полно в судебном заседании суда первой инстанции, действует он и при рассмотрении судом жалоб в досудебном производстве и в последующих судебных стадиях процесса.

Отдельные элементы состязательности присутствуют и в досудебном производстве, но лишь после появления процессуальной фигуры подозреваемого и обвиняемого. До этого момента производство осуществляется в публичном порядке в связи с обязанностью реагирования соответствующих органов на поступившую информацию о преступлении и состоит в установлении события преступления и лиц, виновных в его совершении. Однако и после появления подозреваемого и обвиняемого состязательность полностью не проявляется, поскольку сторона обвинения в отличие от стороны защиты обладает властными полномочиями (к примеру, правом применения мер пресечения и иных мер процессуального принуждения).

Исходя из смешанного характера отечественного досудебного производства, определенную специфику на данном этапе имеет и разделение процессуальных функций. Так, следователь и дознаватель, помимо функции обвинения (уголовного преследования), выполняют функцию защиты (собирая оправдательные доказательства) и функцию разрешения дела (принимая, к примеру, решение о прекращении уголовного дела и уголовного преследования).

Вряд ли можно говорить к тому же и о полном равенстве сторон в досудебном производстве: поскольку следователь, дознаватель осуществляют уголовное судопроизводство, им предоставлены властные полномочия. Вместе с тем сторона защиты обладает значительными процессуальными полномочиями: подозреваемый, обвиняемый, гражданский ответчик вправе собирать письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств (ч. 2 ст. 86 УПК РФ); защитник вправе собирать доказательства путем получения предметов, документов и иных сведений, опроса лиц с их согласия, истребования справок, характеристик, иных документов (ч. 3 ст. 86 УПК РФ); в описательной части обвинительного заключения следователь должен отражать перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты, и краткое изложение их содержания (п. 6 ч. 1 ст. 220 УПК РФ); к обвинительному заключению прилагается список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание со стороны обвинения и защиты (ч. 4 ст. 220 УПК РФ) и др.

Принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту

В соответствии с ч. 1 ст. 16 УПК РФ подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя. Данный принцип развивает применительно к уголовному судопроизводству конституционное положение, гарантирующее право каждого на получение квалифицированной юридической помощи (ч. 1 ст. 48 Конституции РФ).

Право подозреваемого и обвиняемого на защиту не тождественно праву каждого на судебную защиту его прав и свобод, предусмотренному Конституции РФ (ч. 1 ст. 46). Право на защиту предоставлено подозреваемому и обвиняемому, и реализуется это право в ходе уголовного судопроизводства. Право же на судебную защиту осуществляется лицом не только в рамках судебного разбирательства уголовных дел, но и в порядке гражданского судопроизводства.

Положения ст. 16 УПК РФ устанавливают право подозреваемого и обвиняемого на защиту именно от выдвинутого против него подозрения или обвинения. Другие права и законные интересы подозреваемого и обвиняемого (как и права и законные интересы прочих участников уголовного судопроизводства) обеспечиваются на основании принципа охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11 УПК РФ). Названные принципы взаимосвязаны и дополняют друг друга.

На основании ст. 16 УПК РФ право на защиту обеспечивается подозреваемому и обвиняемому (подсудимому, оправданному, осужденному).

Уголовно-процессуальный закон не просто закрепляет право на защиту, но и обеспечивает его, поэтому содержание рассматриваемого принципа охватывает, помимо осуществления подозреваемым и обвиняемым принадлежащих им прав, еще и деятельность других участников уголовного судопроизводства по реализации этих прав в целях правильного разрешения дела и вынесения законного и обоснованного приговора.

Таким образом, принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту, указанный в ст. 16 УПК РФ, включает: (1) комплекс прав и (2) гарантии права подозреваемого и обвиняемого на защиту.

Комплекс прав подозреваемого (ст. 46 УПК РФ) и обвиняемого (ст. 47 УПК РФ). Перечень прав, используемых подозреваемым и обвиняемым для своей защиты, не является исчерпывающим: п. 11 ч. 3 ст. 46 и п. 21 ч. 4 ст. 47 УПК РФ позволяет им защищаться средствами и способами, не запрещенными законом. При определении допустимости тех или иных способов защиты следует исходить из предписаний Конституции РФ, в частности, о том, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ч. 3 ст. 7), принципов уголовного судопроизводства, уголовно-правовых и административно-правовых запретов.

Право на защиту действует во всех стадиях уголовного судопроизводства, причем объем прав расширяется при изменении процессуального статуса лица от подозреваемого к обвиняемому и подсудимому (ст. 46, 47, 49, 229, 234, 247, 248, 292, 293 и др. УПК РФ). К примеру, подсудимый, пользуясь правами, ранее предоставленными ему как обвиняемому, приобретает право на последнее слово, право выступать в судебных прениях после обвинителя и т.д.

Гарантии права подозреваемого и обвиняемого на защиту. Один из способов обеспечения права на защиту право подозреваемого и обвиняемого пользоваться помощью защитника, который наделен достаточно широким объемом процессуальных прав (ст. 53 УПК РФ). По общему правилу участие защитника обязательно по всем делам, если подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника (ст. 51 УПК РФ).

Уголовно-процессуальным законом в качестве гарантии права на защиту предусмотрено участие законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого, перечень прав которого определен ст. 426, 428 УПК РФ применительно к досудебному производству и судебному заседанию.

Праву на защиту корреспондирует обязанность государственных органов и должностных лиц обеспечить возможность подозреваемому и обвиняемому пользоваться принадлежащими им правами. Так, ч. 2 ст. 16 УПК РФ устанавливает: суд, прокурор, следователь и дознаватель разъясняют подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечивают им возможность защищаться всеми не запрещенными УПК РФ способами и средствами.

Гарантиями права подозреваемого и обвиняемого на защиту выступают содержащееся в законе требование производства ряда процессуальных действий: ознакомление с постановлением о назначении экспертизы, с материалами уголовного дела по окончании расследования, вручение копии протокола задержания, обвинительного заключения и обвинительного акта и т.д.

Кроме того, ч. 3 ст. 16 УПК РФ предусмотрено, что в случаях, предусмотренных УПК РФ, обязательное участие защитника и (или) законного представителя подозреваемого или обвиняемого обеспечивается должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу.

Одной из гарантий права подозреваемого и обвиняемого на квалифицированную юридическую помощь является правило, установленное ч. 4 ст. 16 УПК РФ: в предусмотренных законом случаях эти участники процесса могут пользоваться помощью защитника бесплатно.

Принцип свободы оценки доказательств

Статья 17 УПК РФ предусматривает принцип свободы оценки доказательств, состоящий в том, что судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью.

Указанный принцип неразрывно связан с принципом независимости судей (ч. 1 ст. 120 Конституции РФ, ст. 8.1 УПК РФ). Только беспристрастный судья, свободный от влияния и давления, оказываемого на него со стороны государственных органов, должностных лиц, граждан, способен объективно оценить имеющиеся в деле доказательства и вынести законное, обоснованное и справедливое решение по уголовному делу.

Вместе с тем ст. 17 УПК РФ предусматривает свободную оценку доказательств не только судом (судьей и присяжными заседателями), но и прокурором, следователем и дознавателем.

Оценка доказательств производится и другими участниками уголовного судопроизводства, как со стороны защиты, так и со стороны обвинения. Однако положения ст. 17 УПК РФ адресованы государственным органам и должностным чинам, осуществляющим уголовное судопроизводство.

Принцип свободы оценки доказательств характеризуется тем, что, с одной стороны, лицо, производящее оценку, не связано оценкой других лиц (должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, иных лиц, общественным мнением), а с другой — не вправе перелагать эту обязанность на других лиц.

Свободная оценка доказательств (т.е. по внутреннему убеждению) противоположна так называемой формальной оценке доказательств, когда сила и значение доказательств определяются в законе и судьям остается только подсчитать, имеется ли необходимое количество доказательств для признания лица виновным. По этой системе доказательства делятся на совершенные (признание своей вины, свидетельства экспертов) и несовершенные; одного совершенного доказательства может быть достаточно для обвинения.

Оценка доказательств свободна, но не произвольна, поскольку осуществляется по внутреннему убеждению судей, присяжных заседателей, прокурора, следователя, дознавателя. При этом в соответствии с ч. 1 ст. 17 УПК РФ внутреннее убеждение должно быть основано на доказательствах, имеющихся в деле, как обвинительных, так и оправдательных. Сведения, не обладающие свойствами доказательств (данные оперативно-розыскной деятельности, документы, не приобщенные к делу, интуиция и т.д.), не могут служить основой для формирования внутреннего убеждения.

Гарантией свободы оценки доказательств должностными лицами, осуществляющими уголовное судопроизводство, является положение, сформулированное ч. 2 ст. 17 УПК РФ: никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Это правило не позволяет относить к приоритетным какие бы то ни было виды доказательств (заключение эксперта, вещественные доказательства), в том числе так называемые «признательные показания». Они, как и прочие, подлежат сопоставлению с иными доказательствами, имеющимися в деле.

Таким образом, внутреннее убеждение должностного лица формируется в результате практической деятельности и представляет собой результат оценки доказательств. Вместе с тем ст. 17 УПК РФ указывает, что, помимо внутреннего убеждения, судья, присяжные заседатели, прокурор, следователь, дознаватель, при оценке доказательств руководствуются законом и совестью.

Принцип языка уголовного судопроизводства

Этот принцип основан на конституционном праве каждого на пользование родным языком, предусмотренном ч. 2 ст. 26 Конституции РФ.

Конституция РФ признает государственным языком Российской Федерации русский язык, однако республики вправе устанавливать свои государственные языки, которые употребляются наряду с русским языком в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик (ч. 1 и 2 ст. 68).

Исходя из этого уголовное судопроизводство ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик. В Верховном Суде РФ, военных судах производство по уголовным делам ведется на русском языке (ч. 1 ст. 18 УПК РФ); в других федеральных судах — на русском языке, а также может вестись на государственном языке республики, на территории которой находится суд; у мировых судей — на русском языке либо на государственном языке республики, на территории которой находится суд (ст. 10 Федерального конституционного закона «О судебной системе РФ»).

Принцип языка уголовного судопроизводства — одно из важнейших средств обеспечения прав и законных интересов граждан. В этих целях участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право: делать заявления; давать объяснения и показания; заявлять ходатайства; приносить жалобы; знакомиться с материалами уголовного дела; выступать в суде на родном языке или на другом языке, которым они владеют (ч. 2 ст. 18 УПК РФ)5См. также: п. 9 постановления № 9 Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия»..

Кроме того, ч. 2 ст. 8 УПК РФ предоставляет участвующим в деле лицам право бесплатно пользоваться помощью переводчика. При этом участники уголовного судопроизводства могут быть уверены, что при помощи квалифицированного переводчика все сказанное или заявленное ими найдет точное отражение в материалах дела и будет правильно понято судьями, должностными лицами, осуществляющими уголовное судопроизводство, другими лицами. Правовой статус переводчика, а также его вызов и порядок участия в уголовном судопроизводстве установлены ст. 59, 169, 263 УПК РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 18 УПК РФ в случае, если следственные и судебные документы подлежат обязательному вручению участникам уголовного судопроизводства (копии протокола задержания, обвинительного заключения, обвинительного акта и т.д.), то указанные документы должны быть переведены на родной язык соответствующего участника или на язык, которым он владеет. Это же правило касается и приговора, который излагается на том языке, на котором проводилось судебное разбирательство (ч. 1 ст. 303 УПК РФ). Если приговор изложен на языке, которым подсудимый не владеет, закон предусматривает не только его перевод. Согласно ч. 2 ст. 310 УПК РФ переводчик переводит приговор вслух на язык, которым владеет подсудимый, синхронно с провозглашением приговора или после его провозглашения.

Любое ограничение прав обвиняемого, подсудимого, защитника, обусловленное незнанием ими языка, на котором ведется судопроизводство, и необеспечение этим лицам возможности пользоваться в любой стадии процесса родным языком является существенным нарушением норм уголовно-процессуального закона (п. 5 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ).

Принцип права на обжалование процессуальных действий и решений

Право на обжалование процессуальных действий и решений закреплено в ст. 19 УПК РФ. Установление возможности обжалования действий (бездействия) и решений суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя служит реализацией конституционных положений о государственной защите прав и свобод человека и гражданина, о праве граждан обжаловать решения и действия органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц, в том числе и в судебном порядке (ст. 45, 46 Конституции РФ).

Обжалование характеризуют такие черты, как право подачи жалобы на любое действие и решение суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство; право подачи жалобы каждым, чьи права и законные интересы нарушены; отсутствие специально установленной законом формы жалобы; свободный выбор языка, на котором подается жалоба; недопустимость преследования за подачу жалобы; независимость решения по существу дела от факта подачи жалобы.

Одной из гарантий реализации принципа права обжалования процессуальных действий и решений является обязанность должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, разъяснять порядок обжалования при проведении процессуальных действий и принятии процессуальных решений и обеспечить возможность реализации этого права (ч. 1 ст. 11 УПК РФ).

Указанный принцип реализуется в ряде уголовно-процессуальных норм. УПК РФ подробно регламентирует процедуру подачи жалобы и ее рассмотрения и разрешения компетентным государственным органом или должностным лицом. В Общей части УПК РФ этому вопросу посвящена глава 16 (Обжалование действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство), в Особенной части — раздел XIII (Производство в суде второй инстанции) и раздел XV (Пересмотр вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда).

На досудебном производстве уголовно-процессуальный закон предусматривает две процедуры рассмотрения жалоб на незаконные и необоснованные действия и решения дознавателя, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора:

(1) прокурором, руководителем следственного органа (ст. 124 УПК РФ); (2) судом (ст. 125 УПК РФ).

В ходе судебного производства законом также предусмотрено право обжалования незаконных и необоснованных действий суда и судьи.

В соответствии с ч. 3 ст. 50 Конституции РФ каждый осужденный за преступление имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом, а также право просить о помиловании или смягчении наказания. Именно поэтому ч. 2 ст. 19 УПК РФ предусматривает, что каждый осужденный имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном главами 45.1, 47.1,48.1,49.1 УПК РФ.

Isfic.Info 2006-2018