Уголовно-процессуальное право

Источники уголовно-процессуального права


Источники уголовно-процессуального права — это совокупность правовых актов, содержащих сведения о правилах, которые должны соблюдаться при производстве по уголовному делу, и регулирующих порядок уголовного судопроизводства.

Статья 1 УПК РФ определяет, что «порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации устанавливается настоящим Кодексом, основанным на Конституции Российской Федерации», а также «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство».

Система источников права построена иерархически, т.е. один источник имеет большую юридическую силу по сравнению с другим. С учетом этого к источникам уголовно-процессуального права относятся: (1) общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации; (2) Конституция РФ; (3) УПК РФ; (4) федеральные законы, содержащие уголовно-процессуальные нормы.

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации. Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ они являются составной частью ее правовой системы. Заключенные СССР действующие международные договоры, в отношении которых Российская Федерация продолжает осуществлять международные права и обязательства СССР в качестве государства — продолжателя Союза ССР1Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»., — также часть правовой системы Российской Федерации.

Как определено ч. 1 ст. 2 УПК РФ, производство по уголовному делу на территории Российской Федерации независимо от места совершения преступления ведется в соответствии УПК РФ, если международным договором Российской Федерации не установлено иное. Тем самым подчеркивается приоритет международного права, его принципов и норм в регламентации уголовного судопроизводства.

Эти принципы и нормы содержатся во множестве международных правовых актов. В первую очередь к ним следует отнести Всеобщую декларацию прав человека, принятую 10 декабря 1948 г. Генеральной Ассамблеей ООН. Всеобщая декларация прав человека устанавливает, что каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность (ст. 3); никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство видам обращения и наказания (ст. 5); все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона (ст. 7); никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию (ст. 9); каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты (ст. 11); никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию (ст. 12).

Источником российского уголовно-процессуального права является также Международный пакт о гражданских и политических правах (1966), ратифицированный СССР в 1976 г. и вступивший в силу 23 марта 1976 г. В этом пакте закреплены такие важные принципы уголовного судопроизводства, как гласность, право обвиняемого на защиту, презумпция невиновности, уважение чести и достоинства личности, неприкосновенность жилища, защита частной жизни, недопустимость произвольных арестов и др.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (Римская конвенция, 1950 г.) стала источником российского уголовно-процессуального права после ее ратификации Государственной Думой 20 февраля 1998 г. (подтверждено Советом Федерации 13 марта 1998 г. Конвенция запрещает пытки и бесчеловечное или унижающее достоинство обращение и наказание (ст. 3); провозглашает и гарантирует право на свободу и личную неприкосновенность, устанавливает строго ограниченное число оснований задержания и ареста, основные требования к процедуре этих процессуальных действий, в частности необходимость немедленного доставления задержанного к судье для проверки законности задержания: условия экстрадиции (выдачи) арестованного иностранному государству; право незаконно арестованного на компенсацию причиненного ему ущерба (ст. 5); предусматривает право подсудимого на справедливое публичное разбирательство его дела в течение непродолжительного (разумного) срока независимым и беспристрастным судом; содержит требование о состязательном построении судебного процесса; формулирует презумпцию невиновности и определяет минимальные права обвиняемого (ст. 6).

В развитие и обеспечение применения указанных положений приняты и утверждены: (1) Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (1979); (2) Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (1984); (3) Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила, 1985 г.); (4) Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (1988); (5) Минская конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (1993) и др.

В уголовно-процессуальном праве нашли свое отражение положения Конституции РФ. Основной закон обладает высшей юридической силой, и его нормы имеют прямое действие. Законы и иные правовые акты, принимаемые Российской Федерации, не должны противоречить Конституции.

Конституция РФ содержит ряд норм, являющихся принципами, основными положениями уголовно-процессуального права, в частности; получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48); презумпция невиновности (ст. 49); запрет на повторное осуждение за одно и то же преступление; запрет на использование доказательств, полученных с нарушением закона; право на пересмотр приговора вышестоящим судом (ст. 50); право не свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников (ст. 51); доступ потерпевшего к правосудию, обеспечение государством компенсации причиненного ущерба (ст. 52); недопустимость умаления достоинства личности; применения пыток, насилия, другого жестокого или унижающего достоинство человека обращения или наказания; ограничения гарантий на судебную защиту прав и свобод, на получение квалифицированной юридической помощи (ч. 3 ст. 56); возможность ареста, заключения под стражу и содержания под стражей только по судебному решению; до судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов (ч. 2 ст. 22); тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, проникновение в жилище против воли проживающих в нем лиц на основании судебного решения (ст. 23 и 25). Отдельный блок конституционных положений касается правосудия, неприкосновенности и несменяемости судей, а также основ судопроизводства — гласности, состязательности, языка судопроизводства, полномочий высших судов (ст. 118-128 Конституции РФ).

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, принятый 18 декабря 2001 г. и вступивший в законную силу с 1 июля 2002 г., также один из источников уголовно-процессуального права. Ему предшествовали УПК РСФСР 1922 г., УПК РСФСР 1923 г., УПК РСФСР 1960 г.

Предусмотренный УПК РФ порядок уголовного судопроизводства является обязательным по всем уголовным делам и для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, а также иных участников уголовного судопроизводства (ч. 2 ст. 1).

УПК РФ не единственный источник уголовно-процессуального права. Имеются и другие федеральные законы, содержащие отдельные уголовно-процессуальные нормы: Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации»: Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации»; Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»; Федеральный закон «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства»; Федеральный закон «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»; Федеральный конституционный закон «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации»; Федеральный закон «О полиции» и многие другие.

Следует иметь в виду, что при выявлении коллизий между нормами УПК РФ и других законов предпочтение должно быть отдано нормам УПК РФ. Приоритет в решении уголовно-процессуальных вопросов может принадлежать только кодифицированному уголовно-процессуальному закону. Данное положение закреплено в ч. 1 ст. 7 УПК РФ, которая гласит. «Суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий настоящему Кодексу».

В большинстве отраслей права в силу указаний самого закона источниками права являются не только законы, но и нормативные акты ведомств, администрации учреждений, а также исполнительных и распорядительных органов. В уголовно-процессуальном праве основным источником является закон, т.е. принимаемый высшим законодательным органом нормативный правовой акт. Он содержит положения, рейдирующие порядок судопроизводства по уголовным делам и возникающие при этом отношения. Это обусловлено тем, что в данной сфере деятельности государства могут быть ограничены либо затронуты действиями или решениями соответствующих должностных лиц конституционные права и свободы граждан. Поэтому основания и пределы возможного ограничения или лишения этих прав регламентируются только законом, а не ведомственным или иным актом органов управления.

Подзаконные нормативные акты, в том числе ведомственные, не содержат уголовно-процессуальных норм и поэтому не относятся к источникам уголовно-процессуального права. В частности, указы

Президента РФ не могут дополнять, изменять, конкретизировать уголовно-процессуальный закон.

Постановления и определения Пленума Верховного Суда РФ по вопросам судебной практики норм права не содержат, но имеют большое значение для совершенствования судебной практики и способствуют правильному применению закона всеми органами государства и должностными лицами, применяющими закон, по которому дано разъяснение. Признак обязательности выполнения разъяснений, в которых сформулированы процессуальные правила, делает их по юридической силе подобными уголовно-процессуальным нормам, содержащимся собственно в законах, но это вовсе не означает, что они им тождественны и приобретают все свойства актов высших законодательных органов, так как могут лишь разъяснять нормы, но не создавать их.

Приказы, указания, инструкции Генерального прокурора РФ, министра внутренних дел РФ могут касаться организации следственной работы, розыска преступников, использования криминалистической техники, кадровых вопросов, а также содержать разъяснения закона, регламентирующего порядок производства по уголовному делу. Но такие указания и разъяснения не должны содержать уголовно-процессуальных норм. Не являются источниками уголовно-процессуального права и нормативные акты, издаваемые министром юстиции РФ, директором Федеральной службы безопасности РФ, другими федеральными службами, министерствами и ведомствами.

Несколько сложнее решается вопрос о том, относятся ли постановления и определения Конституционного Суда РФ о проверке конституционности уголовного и уголовно-процессуального законодательства к источникам, содержащим уголовно-процессуальные нормы.

Конституционный Суд РФ по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона и иных актов, примененных или подлежащих применению в конкретном деле, признает эти акты в соответствующих случаях не имеющими юридической силы, а при наличии пробелов в законодательстве инициирует их устранение законодательной властью. Разрешая противоречия между нормативными актами, он во многих случаях создает новые нормы права, в том числе и уголовно-процессуальные, т.е. занимается правотворчеством2На это обстоятельство указал бывший Председатель Конституционного Суда РФ В.А. Туманов (см.: Конституционный Суд РФ. Постановления. Определения. 1992-1996 / Сост. и отв. ред. Т.Г. Морщакова. М., 1997. С. 5), а также обращено внимание и в определении Конституционного Суда РФ № 6-О от 13 января 2000 г. (см.: СЗ РФ. 2000. №11. Ст. 1244)..

В соответствии со ст. 6 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ» решения Конституционного Суда Российской Федерации обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

Иными словами, государственные органы и должностные лица, осуществляющие уголовное судопроизводство, при разрешении дел должны руководствоваться не положениями статей закона, по которым было принято решение о признании их не соответствующими Конституции РФ, а порядком, установленным в постановлении Конституционного Суда РФ, формализующим данное решение. Несомненно, что Конституционный Суд РФ в своих постановлениях и определениях констатирует лишь соответствие или несоответствие рассматриваемой нормы Основному закону государства. Однако последствия принятия решения о несоответствии вытекают далеко за пределы простой констатации данного факта, так как это обстоятельство само по себе, без дополнительного законодательного закрепления служит основанием для применения порядка, отличающегося от установленного в правовой норме закона.

Isfic.Info 2006-2018