Мотив преступления и его уголовно-правовое значение

Мотив преступления как смягчающее либо отягчающее обстоятельство при назначении наказания


На стадии осуществления правосудия, назначая наказание, суд учитывает все то, что позволяет его индивидуализировать, при этом проводимая оценка правоприменителем совершенного деяния и лица, его совершившего, направлена на достижение целей наказания с учетом всех обстоятельств содеянного и личности виновного. В ходе оценки поведения виновного учитываются как субъективные (воля, сознание лица, мотивы, которые им двигали, цели, которые оно перед собой ставило), так и объективные обстоятельства деяния (конкретные действия и последствия).

Мотив преступления — необходимый компонент индивидуализации наказания, он должен учитываться правоприменителем при определении конкретной меры уголовно-правового воздействия, выступая смягчающим или отягчающим наказание обстоятельством.

Назначение наказания регулируется гл. 10 УК РФ. Среди ее норм основное значение имеет ст. 60, содержащая общие начала (правила) назначения наказания. Из смысла статьи следует, что правила, которыми должен руководствоваться суд при назначении наказания, относятся к каждому конкретному делу. Они обеспечивают справедливость наказания, назначенного в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части с учетом положений Общей части УК РФ, характера и степени общественной опасности преступного деяния, личности виновного, обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Перечисленные законодателем в ст. 60 УК РФ правила имеют статус основных, обладают всеобщим характером и подлежат применению при назначении наказания любому виновному лицу как за оконченное, так и за неоконченное преступление, за преступное деяние, совершенное единолично, в соучастии и т.д.1См., напр.: Хамитов Р.Н. Специальные правила назначения наказания. Казань. 2001. С. 14. Кроме того, они позволяют правоприменителю на основании проведенной законодателем дифференциации уголовной ответственности и наказания выбрать один из видов и конкретную меру наказания в рамках санкций статей Особенной части УК РФ. Предписывая осуществлять индивидуализацию наказания, законодатель исходит из того, что всякое правонарушение, как и лицо, его совершившее, в своем роде уникально и неповторимо.

При назначении наказания правоприменитель не только должен исходить из того, содержит ли совершенное деяние признаки состава какого-либо преступления, но и учитывать и оценивать в совокупности все фактические обстоятельства, наличие которых может повлиять на определение вида и размера наказания, в том числе личность виновного. Следует отметить, что в уголовном праве употребляются два понятия, относящиеся к личности правонарушителя: субъект преступления (физическое вменяемое лицо, достигшее определенного возраста) и личность преступника.

Первое понятие рассматривается как составляющее основания уголовной ответственности. Однако при наличии признаков, характеризующих преступника с точки зрения его вменяемости и возраста, лицо не всегда может сознавать социальную значимость содеянного. Это связано с достижением определенного уровня социализации личности. Второе — необходимо для индивидуализации наказания, для того чтобы конкретизировать меру ответственности за совершенное преступление. При этом личность правонарушителя вне совершения преступления уголовно-правовую науку и судебную практику не интересует.

Суд, учитывая образ жизни и поведение преступника в прошлом, его характеристику, которые помогают выяснить, что привело данное лицо на путь преступления, а также то, как оно проявило себя в преступном деянии и каковы были мотивы преступления, определяет меру наказания, соответствующую степени виновности лица и тяжести совершенного преступления.

Мотивы, характеризующие личность преступника, — важный показатель его общественной опасности. Именно они выражают наиболее важные черты и свойства, потребности и стремления личности. В силу этого справедливо утверждение о том, что каковы мотивы, такова и личность, и наоборот. Мотивы — не только то, что побуждает к определенному поведению, но и то, ради чего оно совершается, в чем его внутренний смысл для действующего субъекта. На это стоит обратить особое внимание, поскольку отдельные исследователи под мотивами понимают любые стимулы, в том числе внешние, способные вызвать и активировать поведение. Как отмечает Ю.М. Антонян, для решения вопроса об ответственности, в частности уголовной, человека за свои поступки это чрезвычайно важно, он не должен отвечать за те действия, причины которых лежат вне его2См.: Антонян Ю.М. Понятие мотива преступления // Криминологический журнал. 2006. № 2. С. 37-40..

При назначении наказания закон требует учитывать характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание (ч. 3 ст. 60 УК РФ). Таким образом, уголовной закон, связывающий меры воздействия с объективной тяжестью учиненного деяния, в то же время позволяет индивидуализировать наказание в соответствии с характером психического облика виновного. Это достигается, в частности, за счет наличия в уголовном законе перечня смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств, учета судом при назначении наказания мотивов совершения преступления, прошлого поведения преступника, его личных особенностей.

Обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, определены в ст. 61, 63 УК РФ. В правоприменительной практике они очень часто существенно изменяют, корректируют меру наказания. В юридической литературе такие обстоятельства классифицируются по различным основаниям. Однако большинство подобных классификаций являются условными, в то же время можно выделить то общее, что их объединяет. Так, основное место в них уделено обстоятельствам, характеризующим с разных сторон преступное деяние. Представляется, что все смягчающие и отягчающие обстоятельства можно разделить на три группы, положив в основу классификации влияние того или иного обстоятельства на степень общественной опасности деяния и личности виновного.

Среди законодательного перечня смягчающих и отягчающих обстоятельств отдельные из них непосредственно относятся к мотиву преступления. Это обусловлено тем, что совершение преступления по определенным мотивам значительно повышает его общественную опасность и, как правило, служит основанием для усиления ответственности и наказания в том случае, если мотив не предусмотрен законодателем в качестве обязательного или квалифицирующего признака. Другие мотивы (например, сострадание), наоборот, снижают степень общественной опасности содеянного. Они свидетельствуют о том, что виновному не свойственны глубокая антиобщественная установка и стойкие пороки в сознании и поведении.

В ст. 63 УК РФ перечислены обстоятельства, отягчающие наказание, в том числе совершение преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, из мести за правомерные действия других лиц (п. «с» ч. 1 ст. 63 УК РФ). Данные обстоятельства увеличивают ответственность виновного, суд назначает более строгое наказание, ближе к максимуму или максимальное в пределах санкции статьи, по которой квалифицируется преступление.

Однако для того чтобы признать мотив мести или ненависти отягчающим обстоятельством, необходимо проанализировать содержание данного мотива, под влиянием чего этот мотив сформировался и что лежит в его основе. Если это, например, аморальное поведение потерпевшего, спровоцировавшего преступление, то данный мотив ни в коем случае нельзя признавать отягчающим обстоятельством. Наоборот, в этом случае наказание может быть смягчено на основании п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Перечисленные в п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ мотивы и цели являются новеллой уголовного законодательства и свидетельствуют о повышенной степени общественной опасности преступника. Они сопоставимы с ранее существовавшим отягчающим обстоятельством «совершение преступления из корыстных или иных низменных побуждений» (п. 3 ст. 39 УК РСФСР 1960 г.), а точнее — с совершением преступления из иных низменных побуждений, поскольку под ними понималась в числе других мотивов и месть. Таким образом, в законе конкретизировано содержание понятия «низменные побуждения». К ним отнесены мотивы национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, а также месть за правомерные действия других лиц. Между тем ранее отягчающим обстоятельством по смыслу п. 3 ст. 39 УК РСФСР 1960 г. суд мог признать следующие асоциальные мотивы: ревность, ненависть, зависть, злобу, хулиганские побуждения, карьеризм. В связи с тем что в и. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ круг мотивов преступной деятельности очерчен предельно четко, в настоящее время нельзя придавать приведенным мотивам значение отягчающих обстоятельств.

Необходимость введения в закон отягчающего обстоятельства «совершение преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды» обусловлена распространением экстремистских националистических партий и движений, пропагандирующих идеи превосходства одной расы или нации над другими, а также деструктивных тоталитарных религиозных сект, деятельность которых наносит колоссальный вред психическому и физическому здоровью как своих адептов, так и других граждан.

Конституцией РФ запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности (ч. 2 ст. 19). В России проживает более ста национальностей, действует огромное количество религиозных концессий. Преступления, совершаемые по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, представляют повышенную степень общественной опасности, а следовательно, должны наказываться более строго. В действующем уголовном законодательстве предусмотрены отдельные составы преступлений, совершаемых по перечисленным мотивам, — организация религиозного объединения, посягающего на личность и права граждан (ст. 239 УК РФ), возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды (ст. 282), геноцид (ст. 357 УК РФ). При назначении наказания за эти преступления рассматриваемое обстоятельство не должно учитываться повторно, согласно правилу, закрепленному в ч. 2 ст. 63 УК.

Отягчающим наказание обстоятельством является также совершение преступления из мести за правомерные действия других лиц, а также с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение. Правомерны любые действия лица, не противоречащие закону и иным нормативным актам. Например, гражданин делает замечание лицу, нарушающему общественный порядок. Мотив мести, как правило, предполагает акт расплаты, причинение зла. В рассматриваемом случае поводом для мести выступает правомерное поведение потерпевшего. Преступление, совершенное из чувства мести за правомерные действия других лиц, свидетельствует о повышенном уровне опасности виновного.

При совершении преступления с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение проявляется устойчивая антиобщественная направленность личности преступника, стремящегося избежать ответственности за ранее содеянное или облегчить процесс совершения другого преступления. В связи с этим преступление, совершенное при указанных обстоятельствах, должно влечь более строгую меру наказания. В статье, предусматривающей ответственность за умышленное убийство, наличие цели скрыть другое преступление или облегчить его совершение выступает в качестве квалифицирующего признака (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ), поэтому при назначении наказания анализируемое обстоятельство не должно повторно учитываться в соответствии с ч. 2 ст. 63 УК РФ.

Наказание также отягчает совершение преступления в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «ж» ч. 1 ст. 63 УК РФ). Под осуществлением служебной деятельности понимаются правомерные действия лица, относящиеся к выполнению им обязанностей, предусмотренных трудовым договором, нормативными актами, приказами. Выполнение общественного долга подразумевает осуществление гражданами как возложенных на них общественных обязанностей, так и других действий в интересах общества или отдельных граждан (например, сообщение правоохранительным органам о ставшем известным гражданину факте совершения преступления).

Усиление меры наказания закон связывает и с совершением преступления в отношении близких лица, осуществляющего служебную деятельность или выполняющего общественный долг. Довольно часто преступники вымещают злобу на его близких, к которым относятся родственники, друзья, коллеги по работе и др. Как отмечает А.В. Наумов, «связь преступления с осуществлением лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга выражается либо в том. что преступление совершается с целью воспрепятствовать указанным видам социально полезного поведения лица, либо по мотиву мести этому лицу за указанное поведение».

Совершение преступления из мести за правомерные действия других лиц предусмотрено в качестве отдельного отягчающего обстоятельства в п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ. Осуществление лицом служебной деятельности и выполнение общественного долга, безусловно, являются правомерными действиями, к которым также относятся осуществление лицом своих прав, отстаивание законных интересов и т.д. В свою очередь, совершение преступления из мести за правомерные действия другого лица является проявлением связи преступления с осуществлением лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга.

В связи с этим становится актуальной проблема повторного учета, в сущности, одного и того же отягчающего обстоятельства сначала по п. «е», а затем по п. «ж» ч. 1 ст. 63 УК РФ. Это обусловлено тем, что при разработке проекта УК РФ не было учтено одно немаловажное требование, предъявляемое к обстоятельствам, включаемым в законодательные перечни. Как правильно указывает Л.Л. Кругликов, «в перечни не должны входить обстоятельства, производные от других, уже вошедших туда, отраженных в законе обстоятельств дела, т.е. такие, которые выступают разновидностью определенного обстоятельства, смягчающего или отягчающего ответственность, конкретизируют его»3 Кругликов Л.Л. Смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства и уголовном праве (вопросы теории). Воронеж, 1985. С. 89..

Полагаем, необходимо исключить из закона отягчающее обстоятельство, указанное в п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ, «совершение преступления из мести за правомерные действия других лиц» и дополнить п. «ж» ч. 1 ст. 63 УК РФ словами «а также иных правомерных действий». Благодаря внесению в УК РФ предложенных изменений будет исключена законодательная предпосылка повторного учета фактически одного и того же отягчающего обстоятельства, что в полной мере согласуется с принципом справедливости.

В ст. 61 УК РФ перечислены обстоятельства, смягчающие наказание. Некоторые из них относятся непосредственно к мотиву совершения преступления: п. «д» — совершение преступления по мотиву сострадания; п. «з» — противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления (мотивом может быть обида, месть).

По нашему мнению, совершение преступления по мотиву сострадания обоснованно отнесено к обстоятельствам, смягчающим наказание, так как свидетельствует об относительно небольшой степени общественной опасности виновного, движимого в момент совершения преступления заслуживающим снисхождения побуждениями.

Для признания совершения преступления по мотиву сострадания смягчающим обстоятельством правоприменителю важно установить, что есть определенная взаимосвязь между указанным мотивом и поведением виновного лица, и данный мотив является доминирующим, обусловившим преступное поведение виновного.

Современный уголовный закон не связывает противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления, с аффектом, то есть возникновением сильного душевного волнения у лица, совершившего преступление. Значение смягчающего обстоятельства имеет сам факт виктимного поведения потерпевшего. Однако для правильной оценки виктимологических моментов правонарушения следует внимательно изучать данные о потерпевшем. Необходимо исследовать также особенности его взаимоотношений с правонарушителем. Так, если в характеристике потерпевшего имеются сведения о его систематическом негативном поведении и правонарушитель, зная об этом, рассчитывал в перспективе этой особенностью потерпевшего «прикрыться», то такие обстоятельства также должны найти должную оценку в процессе познания степени «виновности» потерпевшего и опасности личности причинителя вреда. Не случайно в науке уголовного права ряд авторов признают такие мотивы извиняющими или социально извинительными.

В п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ не содержится указания на сильное душевное волнение. Такое решение следует признать оправданным, поскольку понятие «сильное душевное волнение» несколько расплывчато и неопределенно, неправомерное поведение потерпевшего имеет самостоятельное значение, а не только в связи с сильным душевным волнением. Судебная практика свидетельствует, что неправомерные действия не всегда могут вызвать состояние аффекта. Однако сами по себе эти действия в теории уголовного права и судебной практике рассматривались как обстоятельства, смягчающие ответственность. В частности, по делам об умышленных убийствах и изнасиловании суды в ряде случаев признавали смягчающим ответственность обстоятельством неправильное поведение самих потерпевших4См.: Мудьюгин Г., Степанычев С. Что показало изучение дел об умышленном убийстве // Советская юстиция. 1966. № 24. С. 10-11; Игнатов А.Н. Ответственность за преступления против нравственности (половые преступления). М., 1966. С. 198.. Таким образом, правило, выработанное судебной практикой, получило законодательное закрепление.

Неправомерное и аморальное поведение потерпевшего становиться поводом, своеобразным толчком к совершению в отношении него преступления. Поведение жертвы оказывает существенное влияние на мотивацию преступного поведения, оно может облегчать и даже провоцировать его. Степень общественной опасности виновного, совершившего преступление, спровоцированное самим потерпевшим, относительно других преступников невелика. Реагирование на такое поведение может не быть первопричиной антиобщественных последствий, но его состояние является тем внутренним условием, которое в большей или меньшей степени активно способствует реализации возникшего под влиянием внешних и внутренних факторов преступного намерения. В силу этого данное обстоятельство включено в законодательный перечень обстоятельств, смягчающих наказание.

Изучение судебной практики показывает, что смягчающее наказание обстоятельство, указанное в п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ, является достаточно распространенным5Данное положение подтверждается при изучении судебной практики и другими авторами. Так, согласно проведенному исследованию О.А. Мясникова, посвященному различным аспектам назначения наказания с учетом смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, в 9,7% изученных дел суды учитывали в качестве смягчающего обстоятельства «противоправность или аморальность поведения потерпевшего, являющегося поводом для преступления». См.: Мясников О.А. Смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства в теории, законодательстве и судебной практике. М., 2002. С. 157.. Примером обоснованного решения суда может служить следующее дело. Промышленный районный суд г. Самары признал виновным Ш. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 112 УК РФ. Преступление было совершенно при следующих обстоятельствах. 22 июля 1998 г. около 20 часов на улице между Ш. и З. на почве личных неприязненных отношений возник конфликт. В ходе ссоры З. кулаком нанес удар Ш. в лицо, от которого Ш. упал с лавки на землю. После этого Ш. поднялся на ноги и в ответ кулаком нанес три удара З. в лицо. Рана роговицы привела к потере зрения правого глаза с 0,8 до цветоощущения З., что повлекло стойкую утрату общей трудоспособности на 10%. При определении вида и размера наказания суд резонно принял во внимание смягчающее обстоятельство «противоправное поведение самого потерпевшего, спровоцировавшего драку», а также личность подсудимого, который раскаивается, характеризуется положительно, ухаживает за родственником, являющимся инвалидом 1 группы. Учитывая наступившие последствия у потерпевшего, суд избрал наказание, связанное с изоляцией от общества, — один год лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима6См.: Архив Промышленного районного суда г. Самары за 1999 г..

Смягчающее наказание обстоятельство, указанное в п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ, «противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления», достаточно часто встречается в судебной практике. По УК РСФСР 1960 г. смягчающим обстоятельством признавалось совершение преступления, спровоцированного лишь неправомерными действиями потерпевшего. Как показало изучение практики, суды восприняли законодательную новеллу и учитывают не только противоправность, но и аморальность поведения потерпевшего.

Нередко потерпевшие, совершая противоправные действия, провоцируют других лиц на совершение в отношении них преступлений. Так, Промышленный районный суд г. Самары 31 января 1997 г. осудил З. по ч. 2 ст. 126 УК РСФСР 1960 г. к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком один год. Преступление было совершено при следующих обстоятельствах. 29 июля 1996 г. в 21 час гражданин З. на автостоянке увидел, что его автомобиль разукомплектовывают трое подростков. З. задержал одного из них и хотел отвести его в милицию, но тот просил этого не делать. Тогда З. связал пойманного О., 1980 г. рождения, и закрыл в гараже, собираясь сообщить о случившемся его родителям. При назначении наказания З. суд вполне резонно учел в качестве смягчающего обстоятельства неправомерные действия со стороны самого потерпевшего, спровоцировавшего виновного на ответные действия.

Перечень смягчающих обстоятельств не является закрытым, поэтому в их выборе суд не ограничен. Он вправе признать смягчающим любое обстоятельство, в том числе относящееся к мотиву преступления. В п. 4 постановления Пленума Верховного суда РФ от 11 июня 1999 г. №40 «О практике назначения судами уголовного наказания» подчеркивается, что в ст. 61 УК РФ не ограничен перечень обстоятельств, смягчающих наказание. Признание обстоятельства. не указанного в статье, смягчающем наказание должно быть мотивировано в приговоре.

К сожалению, Верховный Суд РФ не привел примеров обстоятельств, которые могли бы служить смягчающими. Представляется, что к таковым можно отнести такие положительные, извиняемые мотивы, как ложно понятые интересы государства либо предприятия, научные интересы, а также иные мотивы, которые в теории условно относят к общественно полезным. Целесообразно было бы, если бы Верховный Суд РФ указал на эти мотивы в своем постановлении.

Б.С. Волков пишет: «В судебной практике отсутствие в действиях лица каких-либо низменных побуждений, по общему правилу, рассматривается как признак, свидетельствующий о меньшей общественной опасности преступления и лица, его совершившего, а следовательно, является основанием для применения более мягкой меры наказания».

Принцип индивидуализации наказания обеспечивается тем, что учету подлежит вся совокупность как смягчающих, так и отягчающих обстоятельств. Суд должен оценивать все смягчающие и отягчающие обстоятельства, а также данные, характеризующие личность виновного, в их взаимозависимости. Однако на практике бывает так, что суды учитывают лишь один вид обстоятельств, что приводит к нарушению принципа индивидуализации наказания. В литературе приводятся данные, что в 52% приговоров содержались ссылки либо только на смягчающие, либо только на отягчающие ответственность обстоятельства, либо лишь на обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, хотя в каждом деле имелась совокупность всех названных обстоятельств7См.: Мельникова Ю.Б. Дифференциация ответственности и индивидуализация наказания. Красноярск, 1989. С. 81..

Мотив может в отдельных случаях быть исключительным обстоятельством, предусмотренным в ст. 64 УК РФ, и обосновывать назначение наказания более мягкого, чем предусмотрено за данное преступление санкцией статьи Особенной части УК РФ, либо лечь в основу решения об освобождении от уголовной ответственности.

При назначении наказания по правилам ст. 64 УК РФ принимаются во внимание не только признаки, не являющиеся юридически значимыми, но и иные особенности, относящиеся к преступлению и личности виновного и, как правило, не влияющие на квалификацию деяния. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что законодатель придает юридическое значение индивидуальным особенностям дела, не установленным в виде строго определенных, прямо обозначенных в законе юридических критериев, находящимся за пределами состава, но подлежащим учету в процессе индивидуализации наказания. Наличие социально значимых свойств у лица, совершившего преступление, отражающее возможности его исправления, обусловливает применение к нему мер уголовно-правового воздействия, предусмотренных конкретной уголовно-правовой санкцией статьи Особенной части уголовного закона, но в меньшем объеме. При этом уголовно-правовое значение имеют такие свойства личности, в которых находит отражение его общественная опасность.

Как следует из анализа ст. 64 УК РФ, исключительность обстоятельств, влияющих на определение меры наказания, законодатель связывает прежде всего с целями и мотивами преступления, ролью виновного в совершении преступления, его поведением как во время, так и после совершения преступления. В данном случае на определение степени общественной опасности преступления, выступающей в качестве критерия назначения наказания по правилам рассматриваемой статьи, существенное значение оказывают факторы субъективного свойства. В теории уголовного права и судебной практике обращается внимание на особую роль в определении степени общественной опасности преступления признаков субъективной стороны и подчеркивается ее значимость. К данным свойствам следует относить форму вины, мотив и цель преступных действий.

К числу исключительных законодателем отнесены обстоятельства, связанные с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления и другие обстоятельства, существенно уменьшающие степень общественной опасности преступления. При этом мотивы виновного должны быть лишены низменного характера и свидетельствовать о том, что преступление им совершено не по злому умыслу, а в силу стечения причин, которые уголовный закон связывает с возможностью смягчить наказание. К ним можно отнести мотивы, указанные в ст. 61 УК РФ. Верховный Суд РФ указал, что, поскольку закон не содержит перечня исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, суд вправе признать таковыми как отдельные смягчающие обстоятельства, так и их совокупность, указав в приговоре основания принятого решения (абз. 2 п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания»). С таким основанием, как совокупность смягчающих обстоятельств, безусловно, следует согласиться, а что касается отдельных смягчающих обстоятельств, то, представляется, здесь помимо отдельного смягчающего обстоятельства нужно установить еще и особые исключительные основания, относящиеся, быть может, к глубинной социально-психологической характеристике личности преступника (к таким обстоятельствам мы относим мотивационные установки личности). В противном случае дублирование мотивов, являющихся основаниями для применения ст. 61 и ст. 64 УК РФ, лишено смысла. Представляется, что следует внести соответствующие коррективы в постановление Пленума Верховного Суда РФ.

Таким образом, мотив как исключительное обстоятельство в ст. 64 УК РФ должен отражать такие черты, общую направленность, установки личности, которые свидетельствуют о наименьшей общественной опасности. Ведь именно мотив является связующим звеном между личностью и совершаемым преступлением. Мотиву присущи специфические качества, относящиеся к интеллектуальной и волевой сферам субъекта. Он аккумулирует в себе внутренние черты не только преступления, но и самого преступника, выражает социальные свойства субъекта, направленность действий, находя свое объективное выражение в совершении преступления. При анализе мотива следует учитывать склонности, идеалы, мировоззрение, убеждения человека, определяющие содержание поведения, в том числе преступного.

Однако изученные нами уголовные дела свидетельствуют, что суды, признавая наличие исключительных обстоятельств, крайне редко мотивируют назначение наказания по правилам ст. 64 УК РФ с указанием конкретных обстоятельств дела, раскрывающих цели и мотивы совершенного преступного деяния, наличие которых свидетельствовало о существенном снижении степени общественной опасности деяния и личности виновного, несмотря на то обстоятельство, что непосредственно в описательной части приговора исследуются и отмечаются мотивы или цели совершенного преступления, свидетельствующие, например, о вынужденном его совершении, произошедшем в результате аморальных действий потерпевшего, явившихся поводом для совершения преступления. Отмеченное обстоятельство негативно отражается на профилактике отдельных видов преступлений, необходимым условием которой является установление причин и условий их совершения8Так, в 87,3% случаев установление мотива совершения преступления следственно-судебными органами не осуществляется ввиду отнесения таких обстоятельств к факультативному элементу предмета доказывания. См.: Фильченко А.П. Вымогательство с участием несовершеннолетних как объект криминологического исследования: Автореф.... канд. юрид. наук. Рязань, 2002. С. 21..

Как показывает изучение уголовных дел и обобщение судебной практики, именно установление мотива деяния, причин и условий преступления в связи с особенностями проявления личности на работе, в учебе, быту, на досуге и является наиболее слабым звеном в расследованных делах и постановленных судами приговорах. Все названные формы проявления личности есть специфические условия жизнедеятельности. Применяемое для восстановления нарушенных общественных отношений наказание должно быть избранно с учетом проявившейся в мотиве степени отрицательного отношения личности к социальным ценностям.

Изменить личность или, по крайней мере, ее мотивационную сферу (исправить и перевоспитать, сделать человека более осмотрительным, устрашить или хотя бы подвергнуть лишениям в назидание другим, более восприимчивым людям) — таковы непосредственные задачи уголовной ответственности, осуществляемые ради достижения ее явных или латентных целей. При этом под явными следует понимать цели, прямо указанные (названные) в законе, а под латентными усиление социальной интеграции, укрепление моральных устоев общества, поддержание престижа власти, предупреждение «карательной самодеятельности» граждан и цели, хотя и не отраженные в уголовном законе, но всегда подразумеваемые уголовным правом.

Изучение личности должно предшествовать пенитенциарному воздействию на нее и проникать во все сферы деятельности исправительного учреждения, обеспечивая решение следующих задач: а) правильная классификация в пределах одного исправительного учреждения; б) установление соответствующего режима для каждой категории заключенных; в) разумная организация трудовых процессов; г) целесообразная постановка школьной и внешкольной работы; д) правильный учет результатов пенитенциарного воздействия; е) повышение педагогической квалификации работников пенитенциарных учреждений.

Isfic.Info 2006-2017