История судебной системы в России

История судебной системы в России


В советский период марксизм с присущей ему парадигмой государства — аппарата классового насилия исповедовался обществом на уровне религии, а суд рассматривался всего лишь как один из инструментов единой командно-административной системы. В этой связи исследование правосудия в качестве самостоятельного способа разрешения разнообразных социальных конфликтов в число приоритетных научных изысканий не входило.

Отвержение по идеологическим соображениям концепции разделения властей полностью лишило ученых возможности правильно определить природу суда, его значимость в общественном развитии. Поэтому неудивительно, что в эпоху перемен, закономерно грянувших на рубеже второго и третьего тысячелетий, российская правовая наука вошла без необходимой суммы теоретических знаний о власти вообще и о государственной и судебной власти в частности.

Результат длительной информационной самоизоляции нашего общества проявился и в рамках судебной реформы. Начавшись в 1991 г., она вскоре сама по себе приостановилась, так как суд по инерции трансформировали «по образу и подобию» структур исполнительной власти. При этом из виду было упущено то, что судебно-властные отношения, в отличие от административных, по команде сверху в «правильную пирамиду» не выстраиваются, следовательно, традиционным для наших управленцев подбором и расстановкой кадров в становлении институтов судебной власти не обойтись.

Реформаторам судебной системы пришлось ограничиться поспешным копированием апробированных в других странах законоположений. численным увеличением судейского корпуса, укреплением его материально-технического обеспечения. Некоторые утверждают, что за 15 лет судебной реформы сделано немало, однако настоящего состязательного судопроизводства в России до сих пор нет.

Судья россиянами по-прежнему воспринимается не как самостоятельный и независимый арбитр в споре равных сторон, а как заурядный чиновник, которого «слабый» униженно просит защитить от «сильного», несмотря на то, что стороны в состязательном процессе уравновешивает не стоящая за ними физическая или экономическая мощь, приближенность к правящей элите, а право.

Причин сегодняшнего, весьма далекого от идеала состояния российской судебной власти много, однако в их иерархии особое место занимает дефицит фундаментальных общеправовых научных знаний о судебной власти и правосудии. Несмотря на то, что в научное и массовое правосознание пришло понимание того, что знания о судебной власти и правосудии нуждаются не только в серьезном переосмыслении, но и в обобщенном изложении в рамках единой доктрины, тем не менее, они до сих пор разбросаны по целой группе гуманитарных наук, отраслевым правовым наукам, многие из которых перегружены задачами прикладного характера. В то же время очевидно, что без соответствующей общетеоретической базы эффективное решение проблем судебной власти и правосудия невозможно.

Объективные причины интереса к проблеме судебной власти, истории российского правосудия — это глобальные изменения в мире, управление которым требует принципиально новых инструментов власти, в том числе и судебной. Изменение мира, изменение конструкции власти с неизбежностью влечет модификацию сущности судебной власти и правосудия.

Субъективные причины интереса к проблемам судебной власти и правосудия — это распространившийся в обществе опасный стереотип, состоящий в отождествлении судебной власти с судом, судебной системой, а то и личностью судей. Вместе с тем суды лишь потенциальные носители судебной власти, институты которой базируются на объективных естественных законах, и суды как органы государственной власти обязаны их правильно применять.

Судьи лишь получают право воздействия на систему судебной власти, с которой у них самих складываются весьма сложные многоплановые отношения. Система власти вынуждает их действовать в рамках осуществления правосудия только так. как эта объективная система судебной власти им позволяет. В то же время лица, наделенные судейскими полномочиями, получают право на их совершенствование, для чего «строителям» судебных систем требуются научные знания о закономерностях судебной власти, возможных направлениях ее модернизации.

Российская правовая наука в настоящий период только лишь приближается к пониманию феноменов судебной власти и правосудия во всей их глубине, сложности и многообразии. Следует согласиться с М.Н. Марченко, что «среди нерешенных проблем судебной власти в настоящее время по-прежнему остаются вопросы, касающиеся общего понятия судебной власти, определения ее юридической природы и характера, установления свойственных судебной власти как родовому явлению и соответствующему ему понятию признаков и черт, вопросы определения характера и особенностей взаимоотношения судебной власти с другими ветвями государственной власти».

Открытия в области государственной, в том числе и судебной власти интересуют всех членов общества, все классы, группы, слои населения. Механизмы власти — самые ценные продукты, вырабатываемые политическим обществом, которое является ее исследователем, проектировщиком и строителем. Научное совершенствование «организма» судебной власти и правосудия в значительной мере определяет судьбу всего народа и государства.

Число желающих разобраться в таинствах власти (в том числе и судебной) во все времена было значительно. Определенных успехов в этом направлении достигли представители русской правовой науки «Серебряного века» — отцы и дети первой судебной реформы: С.И. Викторский. Н.В. Давыдов, Г.А. Лжаншиев. Н.А. Захаров. П.Е. Казанский. А.Ф. Кони, П.И. Люблинский, Л.И. Петражицкий. К.П. Победоносцев. Н.Н. Полянский. В. Л. Спасович. И.Л. Фойницкий и др. Им, в частности, удалось систематизировать знания о судебной системе, суде, месте и роли последнего в социальном и государственном управлении, накопленные к тому времени мировой цивилизацией.

В то же время «переступить» в своем учении через ошибочный тезис: государственная власть, в том числе и судебная, исходит от государя императора — субъекта, расположенного «вне» объекта властеотношения — общества, российские ученые в большинстве своем так и не смогли. Несмотря на обилие работ, опубликованных в конце XIX — начале XX в. по избранной нами тематике, говорить о действительно серьезных «прорывах» в сфере понимания судебной власти не приходится.

Особняком стоят политико-юридические исследования о государстве Г.Д. Гуревича, ИЛ. Ильина. Ф.Ф. Кокошкина. П.А. Сорокина. Использование ими нетрадиционной для своего времени совокупности методов познания социальной действительности позволило получить качественно новые знания об отдельных сторонах судебной власти как о разновидности общественных отношений.

В советский период исследованиями суда, судопроизводства занимались А.Я. Вышинский. М.С. Строгович. М.В. Кожевников. АД. Кокарев. М.И. Чельцов-Бебутов и многие другие видные ученые. Несмотря на то что теоретики того времени на любой объект познания смотрели исключительно через призму марксистско-ленинского учения о государстве, многие из них смогли вплотную приблизиться к правильному пониманию некоторых аспектов сущности судебной власти. Однако, по вполне понятным причинам, судебная власть как самостоятельная и независимая ветвь государственной власти ими не выделялась и комплексно не исследовалась.

A к анализу судебной власти как автономного социально-правового явления отечественные, да и зарубежные ученые приступили лишь в последнее десятилетие XX столетия.

Особый интерес представляют научные труды о судебной власти и правосудии М.В. Баглая. В.Л. Зорькина. В.М. Лебедева, В. А. Туманова. В.Ф. Яковлева, поскольку это не только видные ученые, но еще и руководители высших судебных инстанций, роль которых во второй российской судебно-правовой реформе трудно переоценить.

В то же время нельзя не отметить, что судебно-властные отношения многими российскими учеными воспринимаются формально, преимущественно в институциональном алане, в рамках, закрепленных законодательством, в результате чего такое сложное явление, как судебная власть, получает чисто нормативное, а порой и схоластическое толкование. Судебная власть для них — данность, а не проблема, подлежащая разрешению.

На постсоветском пространстве судебную власть изучали в странах СНГ и Балтии (В.Д. Брыннев. Ю.М. Грошевой. И.Е. Марочкин и Е.Г. Мартынчик и др.).

Важное значение для правильного понимания происходящих в России процессов имеют исследования судебно-властных отношений, предпринятые зарубежными учеными.

Явные пробелы в теории власти, правосудия и судопроизводства, появление в наши дни возможности для обращения к государственно- правовой тематике на качественно новом уровне исторического, социологического и правового знания, использование новых подходов и методов — все это позволяет исследователям современности по-иному ставить вопросы в поиске структурообразующих связей в обществе, государстве, судебной системе.

Изучающий правосудие должен обладать весьма разнообразным арсеналом способов научного познания. С учетом характера объекта и предмета познания — в первую очередь историческим методам. Описание и исследование развития судебной власти, ее аппарата — судебной системы, а равно их свойств в хронологическом порядке позволит проследить эволюцию судебной власти от ее зарождения до современного состояния, что, в свою очередь, обеспечит глубокое понимание ее природы, содержания, способствует правильной оценке перспектив развития.

Сравнительно-правовой метод позволяет выявить основные тенденции развития судебной власти в мировом масштабе (например, расширение перечня судебных функций), а также оценить состояние судебной власти в той или иной отдельно взятой стране, в том числе в России.

Социологический и психологический подходы в познании судебной власти позволяют раскрыть механизм ее генерации обществом, уяснить предопределенность правовых основ судебной власти различными общественно- политическими явлениями.

Метод диалектического познания в процессе постижения истины о суде позволяет рассматривать предмет познания — судебную власть в ее развитии. Все сопутствующие ей правовые явления должны быть рассмотрены во взаимной связи между собой и общественной жизнью, в их взаимообусловленности. Кроме того, они исследуются не только в статике, но и в динамике.

Нельзя забывать о методах абстрагирования, анализа и синтеза, индукции и дедукции. Особую роль в понимании правосудия играют статистические методы, с их помощью получаются, обрабатываются и анализируются данные, отражающие количественные характеристики работы судов.

Ценность настоящего учебного пособия определяется комплексностью подхода к анализу сущности, содержания и форм реализации судебной власти. Впервые в российской правовой науке судебная власть анализируется не только как самостоятельная и независимая разновидность социально-политической и государственной власти. но и как совокупность уникальных общественных отношений. Судебная власть рассматривается не только как способность суда (судебной системы) на выполнение каких-либо действий, но и как качество, присущее развитому обществу, посредством суда разрешать социально-политические и экономические конфликты.

Обращается внимание на то, что выбор способа модернизации судебной системы в России всегда осложнялся борьбой двух тенденций. В соответствии с первой из них — при реформировании необходимо было учитывать принцип преемственности, национальную специфику, менталитет народа. В соответствии со второй — предлагается заимствовать готовые зарубежные модели.

Судебная реформа — это совокупность взаимосвязанных, системных, нормативно закрепленных на общегосударственном уровне изменений в области судоустройства и судопроизводства, принятых с целью достижения максимальной эффективности функционирования судебной системы и осуществленных в исторически ограниченный период.

На протяжении XVIII—XX вв. в Российском государстве проведено шесть крупных судебных реформ, носивших комплексный характер (1717—1723 гг.; 1775 г.; 1864 г.; 1922 г.; 1956-1964 гг.; 1992 г.), однако ни одна из них не привела к созданию судебной системы, полностью удовлетворяющей интересам государства и общества.

Российским судебным реформам были присущи не только положительные, но и негативные моменты. Последние связаны с пробелами и коллизиями, просчетами и ошибками, допущенными законодателем в процессе разработки реформ, потекшими за собой недостатки и нега- тинные последствия в функционировании судебной системы.

Главной причиной неудач судебных реформ в России в XVIII— XX вв. является отсутствие четко разработанной концепции судебных преобразований. Только при подготовке судебных реформ 1864 г. и 1992 г. были разработаны соответствующие программы: «Основные положения преобразований судебной части в России» и «Концепция судебной реформы». Однако обе они далеки от совершенства, содержат в себе ряд противоречий.

Типичными факторами, оказывавшими отрицательное влияние на реализацию судебных реформ в России в XVIII—XIX вв. являются: неумение законодателя разумно сочетать отечественный и зарубежный опыт реформирования судебной системы; абсолютизация либо принципа самобытной русской преемственности, консерватизма, либо принципа заимствования зарубежных образцов; отсутствие системы специальной подготовки кадров для судебных органов: несовершенство цензовой системы, механизма назначения и технологии выборов в судьи.

Одной из основных задач судебных реформ в России XVIII—XX вв. выступало отделение суда от исполнительной власти. Однако коллизия в реализации принципа разделения властей в функционировании судов так и не была преодолена.

Неудачи судебных реформ в России XVIII—XX вв., под которыми следует понимать несоответствие созданной судебной системы замыслу реформаторов, интересам государства и общества, предопределены тем, что реформаторы, как правило, не рассматривали судебные преобразования как самостоятельные, а осуществляли их в рамках административных реформ или в связи с общим переустройством государственного аппарата.

Isfic.Info 2006-2017