Досудебное соглашение о сотрудничестве

Проблемы совершенствования правовой регламентации института досудебного соглашения о сотрудничестве на досудебных стадиях уголовного процесса


Прежде чем перейти к вопросам совершенствования положений главы 40.1 УПК, укажем на необходимость ее комплексного и системного изучения с учетом иных положений процессуально-правовой материи.

В рамках данного учебного пособия разработан законопроект, предполагающий интегративную и обобщенную модернизацию института досудебного соглашения о сотрудничестве, многие положения которого находятся за пределами главы 40.1 УПК.

В целях предупреждения дублирования и повторений рассмотренных выше положений о недостатках института досудебного соглашения о сотрудничестве в настоящем параграфе рассмотрим также и иные рекомендации по совершенствованию данного института.

Вопросы совершенствования института досудебного соглашения о сотрудничестве на сегодняшний день находятся в центре пристального внимания ученых и правоприменителей.

Так, в предыдущем параграфе данной работы указывается на недостаток института досудебного соглашения о сотрудничестве, существо которого заключается в возможности обжалования процессуальных решений прокурора и следователя только в ведомственном порядке, что, по мнению ряда авторов, требует своевременного устранения. В частности, обоснованной представляется рекомендация о внесении в ст. 317.1 и 317.2 УПК дополнений о возможности для обжалования процессуальных решений следователя и прокурора не только в ведомственном, но и в судебном порядке. Реализация этого предложения будет соответствовать не только иным положениям уголовно-процессуального закона (в первую очередь его принципам), но и сложившейся правоприменительной практике, предоставляющей возможность обжаловать в судебном порядке любые процессуальные решения в рамках досудебного производства по уголовному делу.

Нуждается в устранении недостаток института досудебного соглашения о сотрудничестве в связи с отсутствием в главе 40.1 УПК оснований для отказа в удовлетворении ходатайства подозреваемого или обвиняемого о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Сказанное вытекает из содержания ст. 317.1 и 317.2 УПК.

Как уже нами указывалось выше, такая ситуация создает условия для субъективного усмотрения следователя и прокурора относительно возможности заключения досудебного соглашения подозреваемым или обвиняемым. Следовательно, подозреваемому (обвиняемому) может быть необоснованно отказано в реализации его права на рассмотрение уголовного дела в особом порядке в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве.

Исходя из смысла статей, содержащихся во главе 40.1 УПК, усматриваются два блока оснований, которые могли бы повлечь отказ следователя или прокурора в удовлетворении заявленного подозреваемым или обвиняемым ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве:

  • когда ходатайство подано без подписи защитника;
  • когда сведения, о которых подозреваемый или обвиняемый обязуется сообщить следствию, уже известны, либо касаются исключительно деяния, совершенного самим подозреваемым или обвиняемым, либо являются заведомо ложными.

В связи с этим представляется целесообразным в ст. 317.1 и 317.2 УПК внести соответствующие дополнения, обеспечивающие ясность законодательных положений, касающихся процессуального алгоритма заключения досудебного соглашения о сотрудничестве и подкрепляющих требования принципа законности, обоснованности и мотивированности при принятии следователем и прокурором процессуальных решений.

Недостатком главы 40.1 УПК, влияющим на своевременность и быстроту предварительного расследования, является отсутствие законодательного урегулирования процессуальных сроков составления прокурором досудебного соглашения о сотрудничестве.

По нашему мнению, необходимо четко обозначить процессуальные сроки, в течение которых прокурор обязан составить досудебное соглашение о сотрудничестве. Учитывая организационные трудности, связанные с прибытием к прокурору подозреваемого или обвиняемого и его защитника, следователя, а также другие возможные трудности при составлении досудебного соглашения о сотрудничестве в ч. 1 ст. 317.3 УПК целесообразно установить срок, равный 10 дням, позволяющий своевременно и качественно составить данное соглашение.

Наличие законодательно установленного срока позволит следователю заблаговременно определить тактику производства предварительного следствия, а также может быть серьезным гарантом предупреждения необоснованного затягивания прокурором срока составления досудебного соглашения о сотрудничестве.

В литературе обосновано обсуждается вопрос о форме предварительного расследования при заключении с подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве. В УПК не указано, по каким признакам (критериям) преступлений применяются положения главы 40.1 УПК.

В данной главе не упоминается дознание, а говорится лишь о производстве предварительного следствия при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Представляются заслуживающими совершенствования положения главы 40.1 УПК, связанные с возможностью освобождения от наказания за совершение преступлений небольшой и средней тяжести в связи с изменением обстановки. Учитывая, что в большинстве случаев при совершении преступлений небольшой и средней тяжести производится дознание, может возникать вопрос о возможности заключения досудебного соглашения о сотрудничестве при производстве предварительного расследования в форме дознания. Мировыми судьями в 2011 г. вынесены приговоры и прекращены уголовные дела при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве в 1,6 тыс. дел, что свидетельствует об актуальности рассматриваемого института применительно к уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести1См.: Обзор судебной статистки о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2011 году // Российская юстиция. 2012. № 10. С. 59..

По нашему мнению, целесообразно законодательно установить, что в таком случае следует допускать производство предварительного следствия и дознания.

Недостатком главы 40.1 УПК следует признать наличие в ней пробела в части возможности применения положений указанной главы при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с несовершеннолетним подозреваемым (обвиняемым).

Уголовно-процессуальным законом данный вопрос не урегулирован, а правоприменительная практика и доктринальные позиции по данному вопросу неоднозначны.

Исследуемый институт хотя и обладает некоей правовой близостью с формой особого порядка судебного разбирательства, однако имеет отличное от иных правовых институтов социально-политическое назначение. Если особая процессуальная форма принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением предназначена для так называемой «процессуальной экономии» при производстве судебного разбирательства, то институт досудебного соглашения о сотрудничестве имеет более широкое социальное назначение.

Согласно УПК оно заключается в необходимости получения содействия со стороны подозреваемого (обвиняемого) следствию в раскрытии и расследовании преступлений, изобличении и уголовном преследовании всех соучастников групповых преступлений, розыске имущества, добытого в результате преступления.

По нашему мнению, устоявшиеся положения правоприменительной практики при особом порядке принятия судебного решения в связи с согласием обвиняемого с предъявленным ему обвинением не подлежат применению в связи с особым процессуально-правовым назначением института досудебного соглашения о сотрудничестве.

По нашему мнению, целесообразно устранить пробел главы 40.1 УПК в части возможности заключения досудебного соглашения о сотрудничестве с несовершеннолетним подозреваемым (обвиняемым), прописав в ней особенности применения данного института в отношении таких подозреваемых или обвиняемых.

Кроме того, при распространении положений главы 40.1 УПК на несовершеннолетних следует учесть специфичность субъектного состава и особенности производства ряда следственных действий, указав на необходимость соблюдения положений главы 50 УПК об особенностях производства по уголовным делам несовершеннолетних.

В институте досудебного соглашения о сотрудничестве имеются и другие пробелы в сфере защиты прав и законных интересов подозреваемого или обвиняемого, а также его защитника.

Ряд исследователей предлагают внести в УПК положения, регламентирующие процессуальный статус подозреваемого и обвиняемого в части его права ходатайствовать о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Так, И.В. Ткачев и О.Н. Тисен рекомендуют закрепить это право в законе и его основные положения и правовые последствия разъяснять при допросе подозреваемого или обвиняемого.

Такое же мнение по этому вопросу у Е.А. Артамоновой, полагающей, что «по смыслу закона в самом соглашении о сотрудничестве должны быть прописаны конкретные действия лица, выразившего желание сотрудничать со следствием, в том числе и дача показаний. Значит, право на заявление ходатайства должно быть разъяснено лицам, участвующим в совершении преступления, с момента приобретения ими статуса подозреваемого или обвиняемого перед первым допросом следователем». Присоединяясь к этому мнению, считаем целесообразным дополнить ч. 4 ст. 46 и ч. 4 ст. 47 УПК соответствующими пунктами, указывающими на право подозреваемого и обвиняемого ходатайствовать о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве в порядке, установленном главой 40.1 УПК.

Предполагаемые изменения в законе обяжут следователя разъяснять подозреваемому и обвиняемому право на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве в порядке, предусмотренном главой 40.1 УПК. Ссылочная формулировка нормы о таком праве имеет преимущество в том плане, что, отсылая к конкретной главе УПК РФ, она позволяет подозреваемому и обвиняемому ознакомиться с процедурой заключения досудебного соглашения о сотрудничестве со всеми вытекающими из этого правовыми последствиями.

Заключение с подозреваемым, обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве, исполнение последним условий этого соглашения, безусловно, должны учитываться при решении вопроса о пересмотре оснований к выбору меры пресечения. Учитывая особый процессуальный статус подозреваемого или обвиняемого при производстве расследования при наличии досудебного соглашения о сотрудничестве, представляется целесообразным не применять такую меру пресечения, как заключение под стражу. Однако в случае совершения особо тяжкого преступления и с учетом личности подозреваемого или обвиняемого могут быть веские основания для содержания указанных лиц под стражей. В любом случае при избрании меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашения о сотрудничестве, должна обсуждаться возможность применения более мягкой меры пресечения.

Поэтому представляется необходимым главу 40.1 УПК дополнить соответствующей статьей, регламентирующей порядок и особенности избрания меры пресечения в отношении подозреваемого (обвиняемого), с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве.

Таким образом, институт досудебного соглашения о сотрудничестве является в отечественном уголовном и уголовно- процессуальном законодательстве новеллой, отражающей современные реалии и потребности правоприменительной практики. Рассматриваемый институт ориентирован на ускорение, удешевление и результативность уголовного судопроизводства. Несмотря на прогрессивность и высокую социально-правовую значимость рассматриваемого института, ряд его нормативных положений и аспектов функционирования требуют совершенствования.

Имеющиеся недостатки в правовом регулировании и функционировании анализируемого института требуют неотложного их устранения, поскольку существенно затрагивают права и законные интересы как подозреваемого или обвиняемого, так и следователя и прокурора.

Isfic.Info 2006-2018