Гражданское право России

Внешнеэкономические сделки


Внешнеэкономические сделки, в отличие от других сделок, связаны с предпринимательской, коммерческой деятельностью в сфере международных хозяйственных связей. Правда, в международной практике термин «внешнеэкономическая сделка» обычно редко используется. Чаще применяется термин «международная коммерческая сделка» или «международный коммерческий договор».

ГК РФ, обращаясь к понятию «внешнеэкономические сделки», не раскрывает его содержания. Вместе с тем выделение внешнеэкономических сделок из всей совокупности гражданско-правовых сделок имеет большое практическое значение, так как непосредственно связано с особенностями правового регулирования. Важно определить, какие сделки относятся к международным, трансграничным. Для этого следует обратиться к ст. 1186 ГК РФ, определяющей круг гражданско-правовых отношений, регулируемых международным частным правом. Исходят из этой статьи и договоры «с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо... осложненные иным иностранным элементов, в том числе в случаях, когда объект гражданских прав находится за границей...».

Кроме того, из круга сделок и договоров международного характера следует выделить внешнеэкономические сделки. Несмотря на то что разд. VI ГК РФ предусмотрел единое коллизионное регулирование отношений, вытекающих из любых сделок и договоров, правовое регулирование внешнеэкономических сделок (договоров) имеет свою специфику.

Во-первых, такая специфика связана с формой сделки. ГК РФ требует обязательного соблюдения письменной формы внешнеэкономической сделки (п. 2 ст. 1209).

Во-вторых, большую роль в регулировании внешнеэкономических сделок играют международные договоры, унифицирующие коллизионные и материально-правовые нормы. Например, Венская конвенция о международной купле-продаже 1980 г. содержит унифицированные нормы, которые применяются не ко всем трансграничным договорам купли-продажи, а только к договорам, оформляющим предпринимательскую, коммерческую деятельность. Конвенция устанавливает, что она не применяется в отношении купли-продажи товаров для личного, семейного или домашнего пользования.

В-третьих, в сфере международных коммерческих договоров широко применяются обычаи международной торговли, или, если воспользоваться более широким термином — обычаи международного делового оборота.

В-четвертых, в мировой практике сложился особый механизм разрешения споров по обязательствам, вытекающим из международных коммерческих договоров. Речь идет о международных коммерческих арбитражах, которые могут быть институциональными и создаваемыми для рассмотрения конкретного спора. Особенность такого механизма заключается в том, что сами стороны спора выбирают, а какой стране, каком арбитраже, на каком языке спор будет рассматриваться. Стороны сами формируют арбитражный состав, который будет рассматривать дело, и определяют процедуру рассмотрения спора. Быстрое профессиональное, эффективное разрешение споров привело к тому, что участники международной предпринимательской деятельности предпочитают передавать свои споры для разрешения в международный коммерческий арбитраж.

Внешнеэкономическая сделка, как и любая гражданско-правовая сделка, может быть односторонней, когда для ее совершения необходимо и достаточно выражения воли одной стороны (например, доверенность), и двух- или многосторонней, когда для ее совершения необходимо выражение согласованной воли двух или более сторон. Последние являются договорами (контрактами). Примерами двухсторонних договоров являются договоры международной купли-продажи, бартера, комиссии и др.; примерами многосторонних могут быть договоры финансового лизинга, факторинга, договоры о совместной деятельности, о кооперации и др. При этом центральное место среди международных коммерческих сделок занимает договор международной купли-продажи.

Иными словами, к внешнеэкономическим сделкам можно отнести сделки, опосредующие предпринимательскую деятельность в сфере международных экономических отношений, совершаемые между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся на территории разных государств.

Однако расположение указанных предприятий на территории разных государств означает не только то, что стороны находятся в разных странах, но и то, что они связаны с разными правовыми системами. Это обстоятельство серьезно осложняет процесс заключения и осуществления сделок. В связи с этим появляется ряд дополнительных условий, которые либо вообще отсутствуют в гражданско-правовых «внутренних» сделках, либо имеют гораздо меньшее значение. Что это за условия?

Во-первых, в международных хозяйственных операциях осложняется возможность получения платежей. Продавец не всегда имеет достаточные сведения о покупателе и о порядке получения платежей в соответствии с его национально-правовой системой. Поэтому возникает потребность включения в международные сделки тщательно разработанных условий, связанных с платежом.

Во-вторых, с платежами тесно связаны валютные условия. Их включение в международную сделку связано с тем, что обычно или для всех сторон, или для одной стороны валюта, используемая во взаимных обязательствах, будет иностранной. Появляется необходимость включить в сделку следующие положения: определение валюты цены, т.е. валюты, в которой выражена цена товара, услуг и пр.; определение валюты платежа; условия перевода одной валюты в другую, если валюта цены и валюта платежа не совпадают; меры по предотвращению валютных рисков.

В-третьих, обычно товар должен быть перемещен через территорию двух или более государств, поэтому условия перевозки занимают важное место в международной коммерческой сделке.

В-четвертых, с перевозкой связано и страхование. Перевозимый и перегружаемый с одного вида транспорта на другой товар подвергается повышенной опасности утраты или повреждения. Поэтому стороны путем страхования товаров пытаются оградить себя от наступления убытков. Важно определить моменты перехода рисков от наступления убытков, а также моменты перехода рисков случайной гибели или повреждения товаров с одной стороны на другую.

В-пятых, особенностью международных коммерческих сделок является то, что товары, услуги, как правило, «пересекают» границы двух или более государств и, следовательно, для ввоза и вывоза товара требуется выполнение предусмотренных законом каждого государства таможенных правил.

В-шестых, нередко основной договор (купли-продажи, выполнения услуг, строительства промышленного объекта и пр.) сопровождается заключением дополнительных контактов с перевозчиком, банком, страховой компанией. В результате одна коммерческая операция осуществляется с помощью целого комплекса взаимосвязанных контактов.

В-седьмых, в рассматриваемых отношениях существует риск невозможности выполнения обязательств из-за политических переворотов, вооруженных конфликтов, повышения таможенных ставок, запрещения вывоза валюты и пр.

В-восьмых, ввиду того, что сделки лежат в сфере действия права разных государств, желательно включить в них условия о применимом праве.

В-девятых, важно предусмотреть в сделке условия и порядок рассмотрения споров, которые могут возникнуть между сторонами при исполнении обязательств («арбитражную оговорку»). Отсутствие таких условий может осложнить и сделать невозможным разрешение спора между сторонами.

Необходимо отметить, что исходные основы государственной деятельности во внешнеэкономической сфере, закрепленные в Конституции РФ, были конкретизированы в ряде законов конституционного характера. Федеральный закон от 13 декабря 1995 г. «О государственном регулировании внешнеэкономической деятельности» установил принципы осуществления государственной внешнеэкономической политики, порядок ее осуществления российскими и иностранными лицами, права, обязанности и ответственность органов государственной власти и конкретизировал распределение компетенции в этой области между Федерацией и ее субъектами. Федеральный закон от 14 апреля 1998 г. «О мерах по защите экономических интересов Российской Федерации при осуществлении внешней торговли товарами» определил соответствующие меры (защитные, антидемпинговые, компенсационные) и установил порядок их введения и применения. Федеральный закон от 1998 г. «О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами», исходя из особенностей такого сотрудничества, установил порядок участия в нем разработчиков, производителей продукции военного назначения и других субъектов.

Существенной особенностью регулирования внешнеэкономических сделок является широкое распространение форм так называемого негосударственного регулирования, т.е. конкретных условий: заключая сделку, стороны свободны в установлении взаимных прав и обязанностей по сделке. Однако эта свобода не беспредельна. Она ограничивается нормами публичного права, общей диспозитивностью гражданского права, императивными нормами гражданского права. Важная роль в системе негосударственного регулирования принадлежит обычаям международной торговли. К формам негосударственного регулирования следует отнести также судебную и арбитражную практику. Ее роль заключается: в уяснении содержания и толкования норм применимого права и обычаев международной торговли; в обеспечении единообразного применения унифицированных норм в данной области; в обеспечении согласованного применения правовых норм различной системной и отраслевой принадлежности; в создании предпосылок для совершенствования и международно-правовых, и национально-правовых норм, регулирующих внешнеэкономические сделки.

Существенное значение в рассматриваемой сфере имеют также торговые договоры, заключаемые на двусторонней основе (они могут иметь разное наименование: договор о торговле и навигации; договор о торговле и экономическом сотрудничестве и др.). Заключаемые бессрочно или на длительные сроки, они устанавливают общую правовую основу не только для торговых, но и для любых иных экономических отношений между договаривающимися государствами. В последнее время в развитии торговых договоров или вместо них заключают межправительственные соглашения о торговом, научно-техническом и экономическом сотрудничестве.

Данные договоры решают большой круг вопросов, имеющих принципиальное значение для участников внешнеэкономических сделок: определяют субъекты, правомочные осуществлять торговые или экономические связи в целом со стороны каждого договаривающегося государства; предоставляют друг другу правовой режим в отношении таможенного обложения, порядка ввоза и вывоза товаров, транспортировки товаров, транзита, торгового мореплавания; определяют правовой режим деятельности физических и юридических лиц одной стороны на территории другой; содержат общий порядок расчетов, вытекающих из торговых и иных экономических отношений.

С рядом государств Россия заключает межправительственные соглашения о товарообороте или соглашения о товарообороте и платежах, к которым по своему содержанию примыкают товарные соглашения, заключаемые на многосторонней основе. С помощью установления квот для каждого участвующего государства на куплю-продажу определенного товара на международном рынке государства стремятся предотвратить резкие колебания цен. Подобные соглашения существуют по нефти, каучуку, олову, пшенице, какао, кофе, сахару и пр. Государства обязуются не допускать ввоз и вывоз соответствующих товаров за пределами установленных квот.

Следующее направление международного права в регулировании внешнеэкономических сделок проявляется в создании режима их единообразного правового воздействия в разных государствах, что достигается посредством унификации соответствующих норм коллизионного права и норм гражданского права для российских лиц, участвующих во внешнеэкономической деятельности, принципиальное значение имеют также те международные договоры, которые обязательны для Российской Федерации. Это — Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г., Соглашение об общих условиях поставок товаров между организациями государств — участников СНГ, 1992 г., Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, 1992 г. (СНГ), Оттавская конвенция о международном финансовом лизинге, 1988 г.

В свете сказанного важны и коллизионные вопросы внешнеэкономических сделок, в частности, вопросы обязательного статуса.

Обязательный статус — это право, подлежащее применению к обязательствам, вытекающим из односторонних сделок и договоров. Раздел VI ГК РФ содержит совокупность коллизионных норм, с помощью которых следует определять применимое к обязательствам право. Например, к договору купли-продажи применимым правом будет право страны, где находится место жительства или основное место деятельности продавца, к договору подряда применимым правом будет право страны, где находится место жительства или основное место деятельности подрядчика, и т.д. (ст. 1211). В данных примерах объемами коллизионных норм являются договор купли-продажи и договор подряда; привязками соответственно являются право страны-продавца и право страны-подрядчика. Привязка — это как раз та часть коллизионной нормы, которая определяет право, подлежащее применению к отношениям, указанным в объеме. Следовательно, привязка коллизионной нормы определяет обязательственный круг.

В разд. VI есть коллизионные нормы, охватывающие все виды договоров, а значит, устанавливающие обязательственный статус, т.е. применимое право для всех договоров. Согласно ст. 1210 ГК РФ стороны договора могут выбрать право, которое подлежит применению к данному договору. Отсюда следует, что обязательственный статус для любого договора — это право государства, избранное сторонами. Здесь речь идет об обязательственном статусе в целом.

В разделе VI ГК РФ есть специальная статья под названием «Сфера действия права, подлежащего применению к договору» (ст. 1215). Из названия ясно, что речь идет о сфере действия обязательного статуса применительно к любому гражданско-правовому договору. Это подтверждается дополнительно тем, что абз. 1 ст. 1215 содержит весь перечень статей, определяющих применение права к договорным обязательствам, кроме самой ст. 1215 (ст. 1210-1214, 1216).

Право, применимое к договорам, решает следующие вопросы, связанные с договором: толкование договора; права и обязанности сторон договора; исполнение договора; последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения договора; прекращение договора; последствия недействительности договора.

При всем разнообразии указанных вопросов обращает на себя внимание то обстоятельство, что все они связаны с правами и обязанностями сторон договора. Даже такой элемент, как последствия недействительности договора, касается прав и обязанностей: либо появляются новые права и обязанности, либо изменяются предусмотренные договором права и обязанности. Вследствие этого за основу определения границ сферы действия обязательного статуса может быть взят главный элемент договорного обязательства — права и обязанности сторон договора. Все остальные вопросы, прямо не связанные с правами и обязанностями, не входят в сферу действия обязательного статуса. Форма договора, способность лица обязываться по договору и пр. подчиняются праву, избранному на основании других коллизионных норм, с помощью других коллизионных привязок.

Но это не означает жесткого неприменения обязательственного статуса для решения вопросов, не входящих в его сферу. Такое применение возможно в силу прямого указания закона. Например, в соответствии со ст. 1208 ГК РФ «исковая давность определяется по праву страны, подлежащему применению к соответствующему отношению». Отсюда следует, что в отношении договорных обязательств исковая давность будет определяться обязательственным статусом, который и регулирует данное обязательственное отношение.

Кроме того, ст. 1215 ГК РФ устанавливает круг вопросов, которые непременно должны решаться правом, применимым к конкретному договору. Но коллизионные нормы пользуются термином «договор», не раскрывая его содержания. Поэтому при применении коллизионной нормы, устанавливающей применимое право для того или иного договора, ее объем следует толковать через призму ст. 1215. Например, из ст. 1213 вытекает, что к договору в отношении недвижимого имущества применяется право страны, где находится недвижимое имущество. Объем этой нормы — «договор в отношении недвижимого имущества». С учетом ст. 1215 объем этой же нормы выглядит по-другому: «договор в отношении недвижимого имущества, в частности: толкование договора, права и обязанности сторон по договору, исполнение договора, последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения договора, прекращение договора, последствия недействительности договора». Для решения всех этих вопросов должно применяться право страны, где находится недвижимое имущество. Статья 1215 конкретизирует содержание понятия «договор» с позиции выбора применимого права и поэтому является обязательной составляющей объема любой коллизионной нормы, предусматривающей выбор права для договорных обязательств.

«Автономия воли» как способ определения применимого права давно признана в отечественном праве. Принятие разд. VI ГК является новым этапом в развитии «автономии воли», где ей посвящена отдельная ст. 1210. В данной статье не только предусмотрен принцип автономии воли в качестве основного способа выбора права, компетентного регулировать договорные обязательства, но и установлены правила его применения. При регламентации этого принципа были учтены новые тенденции его применения, нашедшие закрепление в законодательстве зарубежных государств и в международных договорах.

Принцип наиболее тесной связи выполняет очень важную функцию: он устанавливает пределы «автономии воли» сторон. В соответствии с п. 5 ст. 1210 ГК РФ, если из всей совокупности обстоятельств следует, что договор реально связан лишь с одной страной, а стороны выбрести право какой-либо другой страны, то их выбор не затрагивает действия императивных норм того права, с которым договор реально связан (например, нормы о защите прав потребителей). Однако закон наиболее тесной связи применяется не ко всем договорам. В ГК РФ таких договоров два: договор с участием потребителя и договор о создании юридического лица с иностранным участием.

Что касается договора международной купли-продажи как основного международного договора, то нужно отметить, что существенные различия в нормах национального законодательства, регулирующие отношения купли-продажи, являются фактором, сдерживающим развитие торговых отношений между государствами. Стороны договора международной купли-продажи (МКП) стремятся во избежание различных двусмысленных толкований как можно подробнее оговорить свои отношения в договоре. В связи с этим возникает потребность в создании унифицированных норм, регулирующих международную куплю-продажу. Наиболее важным результатом в этой области является Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров, принятая в Вене (Венская конвенция 1980 г.) и применяемая в России, являющейся участницей этой Конвенции.

В частности, Конвенция регулирует порядок заключения договора МКП (оферту, акцепт, момент заключения договора), права и обязанности сторон по договору МКП, переход рисков случайной гибели или повреждения товара, ответственность сторон за неисполнение своих обязательств, освобождение от ответственности и др.

Например, во второй части Венской конвенции устанавливается перечень необходимых условий действительности оферты (предложение заключить договор), а именно: наименование товара и цена — определенная или определяемая. Кроме того, оферта должна быть адресована конкретному лицу. Но если в оферте не указаны цена товара и порядок ее определения, то ст. 55 предусматривает возможность заключения контракта без указания цены. В этом случае считается, что стороны предполагали ссылку на цену, которая в момент заключения договора взималась за такие товары на подобных условиях.

Оферта вступает в силу с момента получения ее адресатом и может быть отзывной и безотзывной. Нельзя отозвать оферту, если в ней указывается определенный срок для акцепта (согласие заключить договор) или адресат оферты рассматривал ее как безотзывную. После рассмотрения оферты адресат должен ее акцептовать, сделав определенное заявление, или совершить определенные действия, свидетельствующие о согласии с офертой. Молчание или бездействие сами по себе акцептом не являются.

Акцепт должен содержать лишь согласие с офертой и не вносить какие-либо встречные предложения, в противном случае это будет считаться отклонением оферты. Согласие на заключение договора, в котором предлагаются новые условия, не является акцептом, а рассматривается как новая оферта. Договор считается заключенным в момент, когда акцепт оферты вступает в силу, т.е. с момента получения акцепта оферентом по адресу коммерческого предприятия или по его месту жительства.

Согласно Венской конвенции продавец обязан поставить в определенное место в определенные сроки товар, соответствующий требованиям договора и Конвенции, передать относящиеся к нему документы и право собственности на товар (ст. 30).

Конвенция различает поставку с использованием перевозчика и без использования такового. Если договор купли-продажи предусматривает перевозку товара, то обязательства продавца считаются выполненными с соответствующим переходом рисков утраты или повреждения товара на покупателя в месте нахождения и в момент сдачи товара первому перевозчику. В другом случае товар должен представляться покупателю в согласованном с продавцом месте или в месте, где в момент заключения договора находилось коммерческое предприятие продавца. Документы, относящиеся к товару, продавец обязан передать в срок, в месте и в форме, предусмотренные договором.

Как правило, стороны согласовывают вопросы качества товара в самом договоре. Но если в последнем это не отражено, то продавец обязан поставить товар, пригодный для целей, для которых товар такого же описания обычно используется. Если же в договоре прямо или косвенно указана конкретная цель, для которой будет использован товар, то продавец при поставке товара должен также учитывать эту цель.

Товар не будет считаться поставленным в соответствии с договором, если продавец поставил товар с определенным обременением. связанным с притязаниями или правами на товар со стороны третьих лиц. В обязанность продавца помимо фактической поставки товара входит обязанность предварительно проинформировать покупателя о необходимости принятия товара, о существующих или возможных притязаниях третьих лиц на товар. При согласии покупателя принять товар, обремененный таким правом, продавец может осуществить поставку. В обязанности покупателя, по Венской конвенции, входят уплата цены за товар и принятие поставки в соответствии с требованиями договора (ст. 53).

Обычно обязательство покупателя относительно места и времени осуществления платежа указывается в договоре. Но если в договоре купли-продажи отсутствуют такие положения, то покупатель обязан уплатить цену за товар продавцу в месте нахождения его коммерческого предприятия или в месте передачи товара. Причем покупатель обязан уплатить цену за товар в момент передачи продавцом в распоряжение покупателя либо самого товара, либо товарораспорядительных документов, если не установлен какой-либо конкретный срок для уплаты цены.

При уплате цены покупатель также должен принимать во внимание и условие о переходе риска утраты и повреждения товара. Если утрата или повреждение товара имеет место после того, как риск перешел на покупателя, то последний не освобождается от обязанности уплатить цену.

Важное значение при этом имеет установление момента перехода риска с продавца на покупателя. Например, при наличии в договоре условия о перевозке товара риск утраты или повреждения определяется в момент передачи товара первому перевозчику для покупателя.

Согласно этому положению стороны имеют право приостановить исполнение своих обязательств по договору, если после заключения договора становится ясно, что другая сторона не исполнит значительной части своих обязательств. В этом случае при наличии условий возможного «существенного» нарушения договора потерпевшая сторона вправе заявить о его расторжении.

Конвенция уделяет много внимания ответственности сторон за неисполнение своих обязательств (независимо от того, полное это или частичное неисполнение). Отметим наиболее важные из них.

Во-первых, Конвенция исходит из понимания ответственности как особого вида правоотношений, которые возникают между сторонами существующего правоотношения, если они нарушили свои первоначальные обязательства. При этом в качестве средств правовой защиты выступают дополнительные права, которые возникают у покупателя, если продавец не выполнил свои обязанности по договору, и наоборот, дополнительные права возникают у продавца, если покупатель не выполнил свои обязанности. Причем каким дополнительным правом воспользоваться для защиты своих интересов, решает потерпевшая сторона. У другой стороны, которая не выполнила свои обязательства, возникают при этом дополнительные обязанности выполнить требования потерпевшей стороны.

Система дополнительных прав построена на четырех основополагающих правилах: первое правило исходит из принципа реального исполнения обязательств. Как продавец, так и покупатель при неисполнении своим контрагентом обязанностей по договору могут воспользоваться мерами, стимулирующими реальное исполнение договора. Например, покупатель может потребовать от продавца замены товара (п. 1 ст. 46), или исправления несоответствия товара условиям контракта (п. 3 ст. 46), или исправления несоответствия товара за свой счет с отнесением расходов на продавца. Продавец, в свою очередь, имеет право также установить срок разумной продолжительности для исполнения покупателем своих обязанностей; второе правило исходит из принципа возможности расторжения договора. Однако потерпевшая сторона вправе заявить о расторжении договора лишь тогда, когда неисполнение обязательств другой стороной является существенным нарушением договора; третье правило касается возмещения убытков: независимо от того, каким защитным правом воспользовалась потерпевшая сторона, она имеет право требовать возмещения убытков (ст. 74-76), под которыми Конвенция понимает как реальный ущерб, который был причинен продавцу (покупателю) неисполнением обязательств другой стороной, так и упущенную выгоду (ст. 74); четвертое правило касается оснований ответственности: ответственность возникает в силу самого факта неисполнения обязательств по договору, что соответствует давно сложившемуся в мировой практике принципу ответственности без вины в сфере предпринимательской деятельности (этот принцип зафиксирован и в ГК РФ — п. 3 ст. 401).

Конвенция предусматривает единственное основание освобождения от ответственности, которое по своему смыслу является непреодолимой силой или форс-мажором. Правда, в самой Конвенции ни тот, ни другой термин не используются. Согласно ст. 79 сторона не несет ответственности за неисполнение обязательств, если докажет, что оно было вызвано «препятствием вне ее контроля» и что от нее нельзя было разумно ожидать принятия этого препятствия в расчет при заключении договора, и если докажет, что не смогла избежать или преодолеть это препятствие (ст. 79).

Действие положений Венской конвенции на территории России можно рассматривать как еще один шаг в направлении интегрирования ее экономики в мировую систему путем приведения законодательства России в соответствие с общепринятыми международно-правовыми нормами, которые должны соблюдать российские предприниматели во внешнеэкономической деятельности.

Кроме Венской конвенции важное значение в регулировании международной купли-продажи имеет Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже товаров (принятая 14 июня 1974 г. на дипломатической конференции в Нью-Йорке). 11 апреля 1980 г. одновременно с Венской конвенцией был принят Протокол об изменении Конвенции об исковой давности. Ряд ее положений, прежде всего касающихся сферы действия, был приведен в соответствие с Венской конвенцией.

Конвенция об исковой давности определяет условия, при которых требования покупателя и продавца друг к другу, вытекающие из договора МКП или связанные с его нарушением, прекращением или недействительностью, не могут быть осуществлены вследствие истечения определенного периода времени. Такой период Конвенция именует сроком исковой давности (ст. 1).

В Конвенции установлен единый срок исковой давности в четыре года. По общему правилу, течение срока исковой давности начинается со дня возникновения права на иск (п. 1 ст. 9). Для некоторых требований Конвенция конкретизирует момент возникновения права на иск: право на иск, вытекающий из нарушения договора МКП. возникает в день, когда имело место такое нарушение; право на иск, вытекающий из дефекта или иного несоответствия товара договорным условиям, возникает в день фактической передачи товара покупателю или его отказа от принятия товара; право на иск, вытекающий из обмана, возникает в день, когда обман был или разумно мог быть обнаружен (ст. 10); право на иск, вытекающий из гарантий, возникает в день, когда покупатель уведомил продавца о факте несоответствия, однако не позднее срока окончания действия гарантии (ст. 11); и др.

Срок исковой давности прерывается возбуждением кредитором судебного (арбитражного) разбирательства, а также признанием должником до истечения срока исковой давности в письменной форме своего обязательства перед кредитором или частичным исполнением обязательства (например, уплата процентов). В результате начинает течь новый четырехлетний срок исковой давности. Однако в любом случае такой срок истекает не позднее 10 лет со дня, когда началось его течение.

Последствия истечения срока исковой давности принимаются во внимание судом (арбитражем) только по заявлению стороны, участвующей в процессе (ст. 24).

Проект Конвенции о международном финансовом лизинге был подготовлен в рамках Международного института по унификации частного права (УНИДРУА) и принят 26 мая 1988 г. на дипломатической конференции в Оттаве при участии 55 государств. Россия присоединилась к Конвенции в 1988 г. кроме того, 29 января 2002 г. был принят Федеральный закон «О финансовой аренде (лизинге)», в котором есть ряд норм относительно международного финансового лизинга. Это новая редакция Федерального закона от 15 ноября 1988 г. «О лизинге».

Термин «лизинг» означает «аренда». Поэтому в ГК РФ § 6 гл. 34, посвященный в целом аренде, был назван «Финансовая аренда (лизинг)». Следовательно, «лизинг» ГК РФ использует только для обозначения круга правоотношений, опосредуемых особым договором финансовой аренды.

Оттавская конвенция определяет лизинг как единую трехстороннюю сделку, согласно которой одна сторона — лизингодатель (арендодатель) на основе спецификации другой стороны — лизингодержателя (арендатора) заключает договор с третьей стороной — поставщиком, по которому лизингодатель приобретает основное оборудование, средства производства и другое оборудование (далее — оборудование) на условиях, одобренных арендатором, и заключает с арендатором договор аренды, которому передается оборудование в пользование в обмен на арендные платежи (п. 1 ст. 1). В п. 2 этой же статьи выделяются основные характерные особенности лизинговой сделки: арендатор определяет оборудование, выбирает поставщика, не полагаясь при этом на опыт и мнение арендодателя; арендодатель приобретает имущество у поставщика в связи с договором о лизинге, который с ведома поставщика уже заключен или будет заключен между арендодателем и арендатором; арендные платежи рассчитываются с учетом, в частности, амортизации всего или существенной стоимости оборудования.

Как видим. Оттавская конвенция исходит из определяющей роли арендатора в системе лизинговых отношений, который является инициатором всей сделки. Содержание договора финансовой аренды, закрепленной в ст. 665 ГК РФ, соответствует положениям Оттавской конвенции. Конвенция применяется к лизинговым операциям независимо от того, имеет ли арендатор право на покупку оборудования по истечении срока аренды или имеет право продолжать пользование оборудованием на основе аренды, заключаемой на дополнительный срок.

При этом она преследует цель освобождения от ответственности арендодателя за поставленное оборудование (качество, сроки и пр.), исходя из того, что последний в лизинговой сделке имеет только финансовый интерес. Поэтому общий принцип ответственности заключается в том, что арендодатель не несет ответственности перед арендатором за поставленное оборудование, за исключением случая, когда арендатору нанесен ущерб в результате его обращения к компетенции арендодателя или в результате вмешательства арендодателя в выбор поставщика или оборудования.

Международной практике известны также подрядные договоры (контракты), заключаемые внешнеторговыми организациями и фирмами других стран. В зависимости от характера работ они могут быть различных видов: о подряде, о факторинге, о проведении изыскательских и геологоразведочных работ; о проведении проектных работ; о выполнении монтажных работ; и строительных работах; о техническом обслуживании машин и оборудования и др.

Например, в ходе выполнения строительных работ с участием российских организаций могут возникать правоотношения двух видов: когда строительные работы осуществляются организациями и фирмами страны, которой оказывается техническое содействие. Подрядчик в этом случае выполняет по договору с иностранными фирмами и организациями (заказчиком) отдельные виды работ по строительству; когда объединение принимает на себя строительство предприятия или сооружение объекта в целом, вплоть до ввода его в эксплуатацию. Эти работы объединение может осуществлять от своего имени, привлекая для этого российские строительные организации. В качестве субподрядчиков оно вправе привлекать и местные организации, а также с соблюдением законодательства страны-заказчика контрагентов из третьих стран.

Важное место в системе договоров занимают концессионные и аналогичные им соглашения. В настоящее время заключение данных договоров регулируется Федеральным законом от 21 июля 2005 г. № 115-ФЗ «О концессионных соглашениях».

В последние годы, согласно российскому законодательству, государство предоставляет иностранным инвесторам права либо на поиск и освоение возобновляемых и невозобновляемых природных ресурсов на территории России, либо на ведение отдельных видов хозяйственной деятельности, являющихся монополией государства, либо на долгосрочную аренду имущества, являющегося государственной собственностью, но не переданного в полное хозяйственное ведение или оперативное управление предприятиям и учреждениям России.

Согласно концессионному соглашению государство на возмездной и срочной основе предоставляет иностранному инвестору исключительное право на осуществление такой деятельности и передает иностранному инвестору право собственности на продукцию или доход, полученный в результате деятельности. При этом срок действия указанного соглашения устанавливается концессионным соглашением с учетом срока создания и (или) реконструкции объекта концессионного соглашения, объема инвестиций в создание и (или) реконструкцию объекта концессионного соглашения и срока окупаемости таких инвестиций, других обязательств концессионера по концессионному соглашению. Закон «О концессионных соглашениях» не ограничивает стороны концессионного соглашения предельными сроками действия концессионных соглашений.

Что касается соглашения о разделе продукции, то по этому договору государство на возмездной и срочной основе предоставляет иностранному инвестору исключительное право на осуществление такой деятельности. Однако, в отличие от концессионного договора, полученная продукция распределяется между государством и иностранным инвестором на условиях, установленных соглашением.

Сервисное соглашение с риском и без риска — договор, в соответствии с которым государство предоставляет иностранному инвестору на срочной основе право на осуществление конкретных видов работ и услуг, предусмотренных соглашением. При этом полученная продукция остается в собственности государства.

К договорам в области научно-технического сотрудничества относятся договоры о передаче результатов научно-технических работ, о выполнении работ организацией или фирмой одной страны по заданию организации другой страны и о совместном проведении конструкторских и научно-исследовательских работ.

Предметом договоров о научной кооперации является проведение на началах кооперации научно-исследовательских экспериментальных и иных работ, цель которых, в частности, состоит в расширении научных знаний, создании образцов новых изделий, материалов, оборудования или разработке технологических процессов. В договорах определяются права и обязанности сторон, решаются вопросы финансирования, вопросы использования результатов работ, правовой охраны изобретений, материальной ответственности сторон и др.

В них определяются этапы, сроки выполнения работ, заканчивающиеся передачей результатов, полученных в ходе исследований. Опубликование сведений о результатах работ, проводимых на основе договора, может производиться только по согласию между сторонами в каждом конкретном случае. В договоре определяются условия использования результатов работ сторонами договора.

Isfic.Info 2006-2017