Обеспечение разумного срока уголовного производства

Оценка судом обстоятельств превышения разумного срока при рассмотрении уголовных дел


В уголовном судопроизводстве термин «оценка» связан, в основном, с процессом доказывания обстоятельств совершенного преступления. По мнению С.А. Шейфера, «оценка доказательств - это логическая, мыслительная деятельность дознавателя, следователя, прокурора, суда, состоящая в анализе и синтезе доказательств и завершающаяся выводом об относимости, допустимости, достоверности, значении отдельных доказательств и достаточности их совокупности для обоснования конечных выводов»1Уголовный процесс Российской Федерации / отв. ред. А.П. Кругликов. – С. 238..

З.З. Зинатуллин определяет оценку доказательств как основанную на законах логики и нормах права мыслительную деятельность субъектов уголовно-процессуального доказывания по определению относимости и допустимости доказательств, их достоверности и достаточности, а также взаимной связи, имеющей своей целью правильное разрешение уголовного дела, достижение по нему объективной истины2См. Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. учеб. пособие -Ижевск, 2003. – С. 128..

В известной степени данное утверждение применимо и к оценке судом обстоятельств превышения разумных сроков в суде первой инстанции.

В гражданском процессуальном законодательстве под оценкой доказательств понимается протекающая в логических формах деятельность судей, направленная на определение относимости, достоверности, достаточности и взаимной связи доказательств, допустимости средств доказывания и достижение на этой основе законных и обоснованных выводов, закрепляемых в судебном решении3См.: Лебедев М.Ю. Гражданский процесс – М., Юрайт, 2012. – С. 148..

В отличие от уголовно-процессуального права, гражданское процессуальное законодательство не устанавливает четкого предмета доказывания, который в зависимости от конкретного иска (требования) определяется судом самостоятельно в каждом отдельно взятом случае.

Вместе с тем, по делам о компенсации за нарушение разумного срока судопроизводства или исполнение судебного акта в разумный срок ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ и ст. 244.8 ГПК РФ фактически очерчивают предмет доказывания.

Обстоятельства, которые должны быть учтены судом, заключаются в правовой и фактической сложности дела, поведении участников уголовного судопроизводства, достаточности и эффективности действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, начальника подразделения дознания, органа дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела, общей продолжительности уголовного судопроизводства.

Иначе определен предмет доказывания по данной категории дел в «Справочнике по доказыванию в гражданском судопроизводстве»4 См Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве / под ред. И.В. Решетниковой. – М.: Норма: Инфра-М. 2011 – С. 395.. Проецируя данные положения на область уголовного судопроизводства, выделим следующие значимые в этом контексте обстоятельства:

  1. факт участия заявителя в определенном статусе в уголовном деле или исполнительном производстве;
  2. факт нарушения права заявителя на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок;
  3. при превышении четырехлетнего срока - факт обращения заинтересованного лица к председателю суда с заявлением об ускорении рассмотрения дела;
  4. соблюдение срока на обращение в суд;
  5. основания для присуждения компенсации; отметим, что данный пункт не должен выступать в качестве самостоятельного элемента гфедмета доказывания, так как основанием для присуждения компенсации является доказанный факт нарушения права на уголовное судопроизводство в разумный срок;
  6. последствия нарушения права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный сроки их значимость для заявителя;
  7. размер компенсации;
  8. другие обстоятельства.

Оценка доказательств, имеющихся в материалах дела (либо представленных заявителем) производится с учетом критериев определения разумного срока и имеет свои особенности.

Как отмечено в Постановлении № 30/64, при оценке правовой и фактической сложности дела следует учитывать наличие обстоятельств, затрудняющих рассмотрение дела. Применительно к уголовному судопроизводству это может составлять многоэпизодность уголовного дела, большое количество обвиняемых, потерпевших, свидетелей, необходимость производства экспертиз и их сложность, участие в деле иностранных лиц, необходимость применения норм международного права, совершение запросов иностранным государствам, наличие международных следственных поручений, объем обвинения, проведение следственных действий в различных регионах России и т.п. Кроме того, ЕСПЧ придает значение сложности сферы правового регулирования, определяющей правовую сложность дела. Особенностью оценки доказательств по данному критерию является не раз отмеченное ЕСПЧ правило о том, что сложность уголовного дела сама по себе не оправдывает длительного судебного разбирательства.

Оценивая поведение заявителя, суд уясняет, какую роль сыграли действия лица в затягивании расследования и судебного разбирательства. Как отмечает А.В. Никитина, затягиванием процесса по вине заявителя могут быть признаны такие случаи, как: систематическая неявка в суд, злоупотребление законным правом на защиту путем подачи произвольных жалоб и необоснованных ходатайств под надуманным предлогом, заявления заведомо необоснованных требований, а также использование иных приемов или совершение действий по затягиванию процесса5См, напр. Никитина А.В. Разумный срок судебного разбирательства и исполнения судебных актов: практика получения справедливой компенсации: монография. – М.: Норма: Инфра-М, 2012. – С. 61-69.. Так, по делу «Савенко против Российской Федерации» ЕСПЧ установил, что общий период задержки в результате подачи заявительницей ходатайств о предоставлении дополнительных доказательств составил пять месяцев. И, хотя данные действия по обеспечению наилучшей защиты своих интересов понятны, способ реализации заявительницей ее процессуальных прав, по мнению ЕСПЧ, способствовал затягиванию судебного разбирательства.

Действия судьи (суда), допустившего волокиту и медлительность судебного разбирательства, оцениваются после исследования вопросов, связанных со своевременностью назначения дела к слушанию, проведением судебных заседаний согласно установленным срокам, своевременным извещением участников о проведении судебных заседаний, своевременным изготовлением протоколов, иных документов и ознакомлением с ними участников процесса.

Так, в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 19 апреля 2011 г. № 5-Г11-46 было отмечено, что общий срок судебного разбирательства по уголовному делу составил 3 года 8 месяцев и 12 дней. При этом длительное производство по уголовному делу вызвано недостаточно эффективными действиями судебных органов, в том числе - значительная задержка судопроизводства по делу (более трех месяцев) произошла по причинам: неправильного оформления уголовного дела для рассмотрения судом кассационной инстанции (4 раза уголовное дело возвращалось в районный суд для выполнения действий, предусмотренных ст. 375-377 УПК РФ); неявки свидетелей (28 раз), меры к обеспечению допроса которых судом длительное время не предпринимались; отложения судебного разбирательства в связи с занятостью судьи в процессе по другому делу (5 раз), а также в связи с недоставкой подсудимых (7 раз), хотя в период производства по уголовному делу заявитель находился в условиях следственного изолятора, и это обстоятельство требовало от суда безотлагательного осуществления правосудия

Кроме того, как отмечается в юридической литературе, судья в ряде случаев несет ответственность за обеспечение (или необеспечение) правильности действий участников процесса, имея в виду применение своевременных и адекватных санкций к нарушителям процедуры6Постатейный комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. П.В. Крашенинникова. - М, 2012. - С. 61-89..

Так, к примеру, рассматривая в судебном заседании гражданское дело по заявлению О. о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок. Сахалинский областной суд установил в качестве одного из факторов, повлекших нарушение обозначенного права заявителя, неприменение судом надлежащих мер к дисциплинированнию участников процесса. В связи с неоднократной неявкой в судебные заседания без уважительных причин защитника одного из подсудимых - Боделюка, судьей вынесено частное определение от 6 апреля 2007 г. в Совет Сахалинской адвокатской палаты для возбуждения в отношении указанного адвоката дисциплинарного производства. Информация о его рассмотрении в материалах дела отсутствует. Вместе с тем, судья не обратил внимание на то, что, согласно имеющемуся в материалах дела ордеру, Борделюк не является членом Сахалинской адвокатской палаты, а числится в коллегии адвокатов Хабаровского края «Дальневосточная» (л.д. 198 т. 7, л.д. 128 т. 3). Кроме того, пять раз не являлся в судебные заседания защитник Отряжный, в связи с чем рассмотрение дела откладывалось. При этом доказательств, подтверждающих уважительность причин неявки, адвокат суду не представил. Только после последнего пропуска судебного заседания судом было направлено сообщение Президенту Сахалинской адвокатской палаты о ненадлежащем выполнении адвокатом своих обязанностей. Однако и здесь данные о результатах его рассмотрения в материалах дела не нашли своего отражения (л.д. 159 т. 9)7Решение Сахалинского областного суда от 18 марта 2011 г по делу № 3-8/2011 // Архив Сахалинского областного суда..

Как показывает практика, особую сложность вызывает определение размера компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или исполнения судебного акта в разумный срок.

По данным А.Б. Балкарова, с момента принятия соответствующего закона и до конца 2010 г. в суды общей юрисдикции подано было около трех тысяч заявлении, размеры компенсации по которым колеблются от 20 000 до 300 000 руб8См.: Балкаров А.Б. Компенсация за нарушение разумных сроков обобщение практики // Юрист – 2011. -№ 20. – С. 38-41..

Устанавливая размер компенсации, подлежащей выплате заинтересованному лицу, суды оценивают продолжительность нарушения и его значимость для заявителя, обстоятельства рассматриваемого уголовного дела, а также практику ЕСПЧ.

Так, рассматривая апелляционную жалобу Министерства финансов Российской Федерации, Управления Федерального казначейства по Новосибирской области на решение Новосибирского областного суда о завышении последним сумм компенсации за нарушение права на разумный срок уголовного судопроизводства, суд апелляционной инстанции установил, что доводы заявителей о том, что Новосибирский областной суд не учел практику ЕСПЧ, не находят своего подтверждения. В частности, в апелляционном определении отмечено, что суд первой инстанции сослался на Постановления ЕСПЧ по шести жалобам, где помимо суммы компенсации указаны также и сроки задержки уголовного судопроизводства9Апелляционное определение апелляционной инстанции по гражданским делам Новосибирского областного суда от 12 апреля 2011 г. по делу № 11 -2/2011 // Архив Новосибирского областного суда..

Вместе с тем, закон не устанавливает границы размера компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок, что, по мнению Л.И. Доровских, не способствует формированию единообразной судебной практики.

Действительно, в ряде постановлений ЕСПЧ обратил внимание на то, что размер компенсации, выплачиваемый российской стороной за чрезмерно длительные судебные процедуры, как правило, значительно ниже сумм, присуждаемых ЕСПЧ по аналогичным делам.

По мнению И.Н. Полякова, сложившаяся ситуация обусловлена существованием в России иной валюты, отечественными ценами и стоимостью потребительской корзины, которые ниже, чем в большинстве европейских стран, и, наконец, тем, что ч. 4 ст. 1 Федерального закона № 68-ФЗ, предусматривая право истца на присуждение ему компенсации за нарушение разумного срока, лишает его права на компенсацию морального вреда, что противоречит практике ЕСПЧ.

Следует согласиться с Р.С. Александровой, полагающей, что размер компенсации, присуждаемой судом, является ключевым элементом при определении эффективности средства правовой защиты10См.: Александрова Р.С. Компенсация за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок практика применения // Российская юстиция. – 2012. - № 10. – С. 37-40..

Интересно, что указание на размер компенсационных выплат за нарушение права на судопроизводство в разумный срок установлено законодательством ряда зарубежных стран. Так, например, Закон Республики Словения от 27 мая 2007 г. «О защите права на судебное разбирательство без неправомерных задержек» определяет, что за прекращенное окончательным решением дело выплачивается компенсация в размере от 300 до 5000 евро. Кроме того, ст. 21 того же нормативного акта предусматривает возможность подать ходатайство о возмещении морального ущерба, причиненного нарушением права на судебное разбирательство без неправомерных задержек.

В соответствии с Законом Республики Польша «О жалобах на нарушение права стороны на рассмотрение дела в ходе предварительного производства, проведенного или контролируемого прокурором, и в ходе судебного разбирательства без лишних отсрочек» от 17 июня 2004 г. суд по просьбе заинтересованного лица вправе присудить справедливую денежную компенсацию в размере до 2550 евро, оставляя при этом право заявителя на возмещение убытков в рамках гражданского дела11См.: Жулина М.Г., Елисеева М.Н. Сравнительный анализ российского и зарубежного законодательства о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок//Практика исполнительного производства – 2011. - № 3. – С. 22-30..

Серьезные затруднения при определении судом размера компенсации могут возникнуть из-за необходимости учета практики ЕСПЧ. Как отмечает А.М. Эрделевский, в Постановлении не конкретизирован способ такого учета. В частности, автор пишет: «Должен ли суд выбрать из всей практики ЕСПЧ по делам о нарушении ст. 6 Конвенции дело, наиболее сходное с рассматриваемым с точки зрения обстоятельств, имеющих значение для определения размера компенсации морального вреда, либо ему следует руководствоваться неким средним значением размера присужденной ЕСПЧ компенсации?»12Эрделевский А.М. О компенсации за нарушение разумных сроков судопроизводства - Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс».

Как представляется, в данном случае практика ЕСПЧ должна служить не более чем ориентиром для определения компенсации. В любом случае, при оценке обстоятельств, влияющих на размер выплат, суду необходимо руководствоваться внутренним убеждением и в соответствии с разъяснением п. 49 Постановления № 30/64 обеспечить индивидуальный подход к определению размера компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или исполнения судебного акта в разумный срок.

При этом А.II. Бычков полагает возможным для разрешения вопроса о размере компенсации «по аналогии закона (п 1 ст. 6 ГК РФ) применять правовой режим компенсации морального вреда, установленный ст. 152 ГК РФ, иными словами учитывать, степень нравственных и физических страданий гражданина, индивидуальные особенности заявителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства»13Бычков А.И. О компенсации за нарушение разумных сроков в судебном и исполнительном производстве // Юрист. – 2012. -№ 8. – С. 42-46..

Анализ Постановления № 30/64, законодательных норм, а также практики ЕСПЧ позволяет выделить и система газировать особенности оценки разумности срока при решении вопроса о компенсации за его нарушение:

1. Рассмотрение уголовного дела различными судебными инстанциями, также как и участие в деле органов публичной власти, сами по себе не могут свидетельствовать о сложности дела.

2. На заявителя нельзя возлагать ответственность за длительное рассмотрение дела в связи с правомерным использованием им процессуальных средств, предоставленных ему законодателем для осуществления своей защиты.

3. Отложение рассмотрения дела, назначение и проведение экспертизы, участие судьи в рассмотрении иных дел, возвращение уголовного дела прокурору не должны приводить к нарушению права на судопроизводство в разумный срок.

4. Обстоятельства, связанные с организацией работы суда, органов дознания, следствия и прокуратуры, а также рассмотрение дела несколькими инстанциями не могут рассматриваться как основания, оправдывающие длительность судебного разбирательства.

5. Отсутствие денежных средств, необходимых для организации судебного процесса или для исполнения судебного акта, не должно приниматься во внимание как причина волокиты и медлительности.

6. Превышение общей продолжительности уголовного судопроизводства (более 4 лет) не всегда свидетельствует о нарушении разумного срока, также как и осуществление уголовного судопроизводства в более короткие сроки с учетом конкретных обстоятельств дела может привести к нарушению права заинтересованного лица на разумный срок судопроизводства.

7. При рассмотрении заявлений о компенсации суды не вправе проверять законность и обоснованность принятых судебных решений по делу, с которым связаны основания заявления о присуждении компенсации.

В заключении данного раздела работы следует отметить, что оценка судом обстоятельств нарушения разумного срока уголовного судопроизводства производится по правилам гражданского процесса на основании критериев, выработанных практикой ЕСПЧ и закрепленных в российском законодательстве. Оценка производится с учетом особенностей, выражающихся в определенных изъятиях из общих правил и обусловленных необходимостью учета обстоятельств каждого конкретного уголовного дела.

Isfic.Info 2006-2017