Обеспечение разумного срока уголовного производства

Организационные средства обеспечения разумного срока в уголовном суде первой инстанции


Оценивая причины длительности уголовных судебных процессов, ЕСПЧ неоднократно указывал в своих постановлениях, что государства обязаны так организовать свои правовые системы, чтобы суды могли беспрепятственно обеспечить каждому право на рассмотрение и разрешение дела в разумные сроки. При этом нехватка судей, их загруженность или болезнь, отсутствие денежных средств или сложность процедуры исполнения судебного акта либо иные организационные недостатки судебной системы не освобождают государство от ответственности за соблюдение разумных сроков судопроизводства.

В унисон данным предписаниям российский законодатель в п. 4 ст. 6.1 УПК РФ закрепил норму, согласно которой обстоятельства, связанные с организацией работы органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, а также рассмотрение дела различными инстанциями не может приниматься во внимание в качестве оснований для превышения разумных сроков осуществления уголовного судопроизводства.

Тем не менее, в числе объективных причин несоблюдения сроков рассмотрения уголовных дел ученые отмечают возросшую нагрузку на судей, возникающую вследствие постоянного роста количества уголовных дел, перегруженность судов, вызванную недостаточным количеством судей, а также нехваткой и недостаточной квалификацией вспомогательного персонала - помощников судей и секретарей судебных заседаний. «Суды общей юрисдикции, - отмечает В.В. Дорошков, - сейчас работают с немыслимым напряжением, чтобы ежегодно рассмотреть с соблюдением в установленных законом процедурах около 15 млн гражданских дел, более 1 млн уголовных дел и свыше 5 млн материалов об административных правонарушениях, не считая пересмотра этих дел и рассмотрения жалоб в судах различных инстанций, в порядке судебного контроля и т.п.».

Вместе с тем, «современное правосудие, - отмечает А.П. Фоков, - это постоянный поиск оптимальной модели организации судебной власти, которая требует наличия научно обоснованных и качественно выверенных отечественной и зарубежной практикой законопроектов, обеспеченных волей к реформам политического руководства страны, органов государственной, исполнительной и законодательной власти, наконец, общественных (правозащитных) организаций и прежде всего российских граждан»1Фоков А.П. Правосудие в России в условиях судебной реформы // Российский судья – 2010. - № 2. – С. 3,. см также: Его же О судах общей юрисдикции и военных судах в Российской Федерации // Российский судья – 2011. - №3. – С. 2.-4..

Еще в начале 2000-х гг. В.М. Лебедев указывал на то, что о критическом состоянии правосудия Верховный Суд РФ и органы судейского сообщества доводили до сведения лиц и органов, способных изменить сложившуюся ситуацию2См.: Лебедев В.М. Судебная власть в современной России проблемы становления и развития. - СПб Юридический факультет СПбГУ: Лань, 2001. – С. 127-128.. Большие надежды правоприменители возлагали тогда на принятие Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации», поскольку на плечи мировой юстиции планировалось возложить 65 % гражданских дел и дел о преступлениях небольшой тяжести. Как отмечает А.В. Гусев, введение мировой юстиции преследовало цель обеспечения доступности правосудия, приближения суда к населению, упрощение, ускорение процедуры рассмотрения несложных дел, а также создание необходимых условий для реального и свободного использования гражданами права на судебную защиту3См.: Гусев А.В. Мировая юстиция создание независимого и доступного правосудия // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2001. -№7. – С. 3..

Однако были и противники подобного «упрощения» судебной системы. Так, например, Л.Д. Кокорев считал такую конструкцию излишне сложной и писал о том, что «вряд ли следует передавать часть полномочий районного судьи мировым судьям с сомнительной профессиональной подготовкой и упрощенным судопроизводством», поскольку «эффективность судебной деятельности зависит прежде всего не от расстановки судов, а от процессуальных условий их деятельности, от персонального состава судейского корпуса»4См.: Кокорев Л.Д. О некоторых принципиальных положениях УПК России // Проблемы теории и практики уголовного процесса история и современность /под. ред. В.А. Панюшкина. –Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2006. – С. 310-311.. Следует отметить, что квалификация и опыт мирового судьи имеет огромное значение для справедливого, законного и быстрого рассмотрения уголовного дела. Тем не менее, профессионально реализовать свои полномочия, соблюдая при этом сроки рассмотрения уголовных дел, судья может лишь в условиях оптимально выстроенной судебной иерархии. Следует согласиться с В.В. Дорошковым в том, что нельзя реформировать судопроизводство, не реформировав судоустройство.

Принципы организации судебной системы были заложены еще в период принятия Устава Уголовного судопроизводства Российской Империи и сопутствующих ему судоустройственных актов. «При создании организации судов, - писал В. Случевский, - законодательство действует неизбежно под влиянием двоякого рода интересов: быстроты производства в них дел и основательности постановляемых ими решений». Согласно Учреждению судебных установлений, судебная система состояла из мировых судов и судов общих. Мировой судья едино лично разбирал незначительные преступные деяния. Основными принципами их организации были близость к населению, быстрота производства и упрощенные формы процесса разбирательства. Судом второй инстанции в системе мировых учреждений являлся съезд мировых судей. Что касается общих судебных установлений, то судом первой инстанции здесь выступали окружные суды, а второй - судебные палаты. В качестве третьей инстанции после реформы 1864 г. стал уголовный кассационный департамент Сената, в чью компетенцию входило рассмотрение кассационных жалоб на постановленные в апелляционном порядке окончательные приговоры съезда мировых судей и судебной палаты, а также кассационных жалоб и протестов на не подлежащие апелляционному пересмотру приговоры окружных судов с участием присяжных заседателей и судебных палат с участием сословных представителей.

В настоящее время источником функционирования мировой юстиции выступают Федеральный конституционный закон Российской Федерации «О судебной системе Российской Федерацию) и Федеральный закон Российской Федерации «О мировых судьях».

По утверждению Л.Ю. Щербаковой, отечественный законодатель во многом воспринял опыт дореволюционной России. При этом в уголовном судопроизводстве сложилась ситуация, когда дело о незначительном преступлении, рассмотренное мировым суда ей, проходит больше судебных инстанций, чем рассмотренное в судах общей юрисдикции, судом с участием присяжных заседателей либо дело об особо опасном преступлении с исключительной мерой наказания5См.: Щербакова Л.Ю. Особенности деятельности мировых судей в уголовном судопроизводстве // Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса Ур-ГЮА (СЮИ). - Ч 2. – С. 435-439..

«Вместе с тем, - отмечает В.Л. Головков, - возникает вопрос, почему такой "заботой" законодателя объяты интересы сторон, участвующих в делах о преступлениях небольшой и средней тяжести, подсудных лишь мировым судьям, а интересы участников процесса по делам такой же категории, которые рассматриваются федеральными судьями, а также о преступлениях тяжких и особо тяжких такого внимания не удостоены. Между тем в таких гарантиях они еще больше нуждаются, так как за совершение инкриминируемых им преступлений предусмотрены более суровые наказания, и тем существенней становится цена судебной ошибки»6Головков В.Л Актуальные проблемы развития апелляционного производства перспективы и основные направления его совершенствования: препринт. - Ижевск Детектив-информ 2004. – С. 9-11..

Следует отметить, что вопрос о распространении апелляционного производства на все решения, не вступившие в силу, о осуждается уже достаточно долго.

Причем одно из преимуществ расширения института апелляционного производства ученые видят как раз в ускорении процесса уголовного судопроизводства путем повышения оперативности разрешения уголовных дел. «Не вызывает сомнения то обстоятельство, - пишет В.Л. Головков, - что наделение суда апелляционной инстанции полномочиями принимать решение по существу и выносить новый приговор или постановление и одновременно исключение возможности возврата уголовного дела на новое судебное разбирательство значительно ускоряют процесс уголовного судопроизводства по делам, подсудным мировым судьям».

Аналогичного мнения придерживается Н.В. Сидорова, полагающая, что «апелляция является лучшим средством против ошибок и необходимой гарантией осуществления прав участников судопроизводства на современном этапе развития российского уголовного процесса, согласуясь в то же время с началом процессуальной экономии».

Предпосылками к расширению возможностей апелляционного производства и его распространению на все приговоры суда первой инстанции, не вступившие в законную силу, выступают не только озабоченность юристов-правоприменителей в вопросе о дополнительных гарантах личности, осужденной за тяжкие и особо тяжкие преступления, но и нормы международного права, призывающие к созданию трехинстанционной судебной системы уголовного правосудия. Так, исходя из требований ст. 2 Протокола № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вступившего в силу для России 1 августа 1998 г., каждый осужденный за совершение уголовного преступления имеет право на то, чтобы вынесенный в отношении него приговор или определенное ему наказание были пересмотрены вышестоящей судебной инстанцией. Причем исключение из этого права могут делаться в отношении незначительных правонарушений, признанных таковыми законом, или когда лицо было судимо уже в первой инстанции верховным судом или признано виновным и осуждено в результате судебного пересмотра его оправдания7Горшкова С.А. Стандарты Совета Европы по правам человека и российское законодательство – М.: НИМП, 2001. – С. 303..

Как отмечают исследователи данного вопроса, в России о соблюдении «Евростандарта» можно в полной мере говорить лишь в отношении дел, подсудных мировым судьям, поскольку именно здесь прослеживает четкая система, выстроенная по принципу «суд первой инстанции - апелляция - кассация». Кроме того, доводы российской стороны о том, что третьей инстанцией у нас выступает надзор, в Страсбурге в расчет не принимаются из-за отсутствия здесь «судоговорения», а также судебного следствия, производимого с непосредственным исследованием доказательств.

Вместе с тем, повсеместное введение апелляции вызывает серьезную озабоченность у судей, порождая массу проблем организационного и процессуального характера.

Давая оценку установленному законодательством порядку апелляционного производства, 21% опрошенных отметили, что в данном виде апелляция не окажет положительного влияния на сроки судебного разбирательства. Более того, 30% судей полагают, что такой порядок приведет к увеличению времени судебного рассмотрения уголовного дела в суде, 14% респондентов указали на возможность еще большей загруженности судов и лишь в 33 % случаев практики положительно высказываются о влиянии апелляционного порядка на сроки приняли окончательного решения по делу.

«Если учесть, какие проблемы могут возникну ть из-за неразвитости инфраструктур, транспорта, коммуникаций в том или ином регионе, - пишет В.В. Дорошков, - обязанность соблюдать разумные сроки судопроизводства в апелляционной инстанции судам будет очень непросто выполнить».

В этой связи возникает один непростой вопрос - какой должна быть российская апелляция в отечественной системе судов, чтобы соответствовать как минимум двум условиям - быть независимой и обеспечивающей право на рассмотрение уголовного дела в разумный срок. В этом плане интересен опыт зарубежных стран.

Так, например, судебная система США распадается на федеральную судебную систему и суды штатов. Обе ветви состоят из судов первой инстанции, рассматривающих дела по существу, и апелляционных судов.

Как отмечает В.А. Власихин, федеральная судебная система в США организационно не связана с судебными системами штатов и существует как бы параллельно с ними8См.: Власихин В.А. Федерализм и судебная власть США // США экономика, политика, идеология. - 1999. - № 7 –С. 111.. «Только в вопросах федерального права, - указывает У. Бернам, - возникающих первоначально либо в федеральном суде, либо в суде штата, можно сказать, что существует подобие унифицированной единой судебной системы с одним судом - Верховным судом США, - выступающим при рассмотрении таких вопросов судом последней инстанции». Тем не менее, сами исследователи американской судебной системы сходятся во мнении о схожести в основных чертах судебных систем всех 50 штатов и федеральной судебной системы.

Основной задачей судов первой инстанции является вынесение решения по существу с выслушиванием свидетельских показаний и аргументов сторон, установлением фактов и правильным применением к ним норм права, разрешением различных противоречий и вопросов о правдивости показаний и достоверности доказательств. В дальнейшем решения, касающиеся установления фактов по делу, не могут быть пересмотрены по жалобе на приговор или иное решение суда. В качестве судов последующих инстанций выступают апелляционные суды так называемой промежуточной инстанции и Верховный суд.

«Для большинства категорий дел, - пишет У. Бернам, - существует право на обжалование из суда первой инстанции в апелляционный суд, в то время как дальнейшее обжалование - в Верховный суд - осуществляется по усмотрению этого суда». Следует заметить, что американская научная доктрина рассматривает право на апелляционное обжалование решений одной из гарантий прав граждан в суде, что в полной мере соответствует представлениям европейского сообщества о праве каждого осужденного на апелляционный пересмотр вынесенного в отношении него приговора.

В Англии решения по уголовным делам принимают суд Палаты лордов, Верховный суд, объединяющий Апелляционный суд, Высокий суд и Суд короны, а также Суды магистратов. Первой инстанцией здесь выступают магистратские суды, осуществляющие так называемое «предание суду», после чего, при положительном для обвинения вердикте, дело с обвинительным актом передается для рассмотрения по существу или для назначения наказания в Суд короны. Магистратские суды рассматривают около 95-98% уголовных дел в упрощенном порядке. Кроме того, на них возлагается принятие решений по вопросам о заключении под стражу, об освобождении под залог или о применении иных мер пресечения, о производстве обыска, а также об определении подсудности. По свидетельству Н.В. Ткачевой, английская апелляция знает 8 видов. Это - проверка судебных решений о признании лица виновным, проверка решений о назначении мер наказания, апелляция со стороны защиты, апелляция со стороны обвинения, апелляция по вопросам права или вопросам факта, апелляция на решение Суда короны и апелляция на решение Суда магистрата9См.: Ткачева Н.В. Уголовное судопроизводство зарубежных государств учеб пособие. - Челябинск, 2006. – С. 23.. Причем в английском уголовном процессе понятие апелляции охватывает все виды обжалования решений различных судебных инстанций. Так, например, Палата лордов выступает последней апелляционной инстанцией по уголовным делам вне зависимости от того, в каком порядке дело рассматривалось по существу и каким судом оно впоследствии пересматривалось. Необходимо заметить, что институт апелляционного пересмотра решений в Англии является слишком громоздким, зависящим от вида самой апелляции.

На этом фоне более приемлемо выглядит судебная система стран континентальной Европы. Например, во Франции система судов, рассматривающих и разрешающих уголовные дела, состоит из четырех звеньев: трибуналы инстанции, трибуналы большой инстанции, апелляционные суды и Кассационный суд. Кроме того, существует суд ассизов, который, согласно Закону от 15 июня 2000 г., выступает судом первой и второй (апелляционной) инстанции для уголовных дел о наиболее тяжких нарушениях уголовного закона. Для российского законодателя интерес может представлять раздел французского УПК «О пересмотре решений по уголовным делам в связи с постановлениями Европейского Суда по правам человека». Так, если ЕСПЧ признает, что лицо признано виновным с нарушением положений Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, то в течении одного года Министром юстиции. Генеральным прокурором при Кассационном суде, самим заинтересованным лицом может быть подано ходатайство о пересмотре данного дела в специальную комиссию Кассационного суда, которая, в свою очередь, направляет дело либо на рассмотрение пленарной ассамблеи Кассационного суда, либо в суд того же уровня, что и суд, принявший обжалуемое решение.

Показательным в анализируемых системах является, на наш взгляд, то, что апелляционная инстанция представлена относительно самостоятельными в организационном плане элементами судебной системы. Между тем, в Российской Федерации изменения в судебной системе проходят по несколько иной схеме. Согласно Федеральному Конституционному закону Российской Федерации «О судах общей юрисдикции», принятому 7 февраля 2011 года, функции апелляционной инстанции распределяются между судами различных уровней. Так, решения мировых судей, действующих на территории соответствующего судебного района, пересматриваются как и прежде районными судами (п. 4 ст. 34). Вместе с тем, с 1 января 2013 г. апелляция распространяется на все решения и приговоры, не вступившие в законную силу. Так, в соответствии с п. 2 ч. 3 ст. 28 того же закона, суда оные коллегии верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной облает, суда автономного округа в качестве суда апелляционной инстанции рассматривают уголовные дела по жалобам и представлениям на решения районных судов, принятые ими в качестве суда первой инстанции и не вступившие в законную силу, а также на промежуточные суда оные решения верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной облает и автономного округа, вынесенные ими в ходе по уголовному делу в качестве суда первой инстанции. Кроме того, полномочия по апелляционному пересмотру уголовных дел возлагаются законом на Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ (ст. 20) и Апелляционную коллегию Верховного Суда РФ (ст. 17).

Такая схема вполне вписывается в российскую судебную систему, то является положительным с точки зрения расходов на ее внедрение. По данным Судебного департамента при Верховном Суда Российской Федерации, на создание апелляционных инстанций в судах общей юрисдикции потребуется увеличение численности судей на 1765 человек, а численно ста служащих аппаратов судов - на 3671 человека. Кроме того, государство должно дополнительно предусмотреть на реализацию судебной реформы 4,4 млрд руб..

Тем не менее, отсутствие организационно обособленного апелляционного звена в системе отечественных судов общей юрисдикции, как представляется, не позволяет решить ряд таких насущных проблем, как независимость судей апелляционной инстанции от решений судов, рассматривавших данное дело, и вышестоящей кассационной инстанции, а также загруженность районных и областных судов, в чьи полномочия входит также и рассмотрение уголовных дел по существу.

Как отмечает В.В. Дорошков, при подготовке проекта обозначенного выше закона Верховный Суд РФ указывал на преимущества четырехзвенной системы российских судов, при которой апелляционная и кассационная инстанции не будут организационно находиться в одном суде. «Для реформирования судов общей юрисдикции, - продолжает автор, - можно оставить за судами субъектов РФ апелляционное производство, а для кассации предусмотреть межрегиональные суды, так как это сделано в системе арбитражных судов». Однако и в этом случае вопрос с нагрузкой федеральных судей районных судов не будет закрыт.

Следует отметить, что недостатки организации судебной системы в Российской Федерации выступают не единственным фактором, негативно влияющим на срок рассмотрения уголовных дел.

По утверждению А.А. Власова, большинство судей и председателей судов, как ни странно, лишились своих должностей не за нарушение процессуальных норм при осуществления правосудия, а именно за недостатки в организации работы судов и судебных процессов.

Еще в 1993 г. в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1993 г. № 7 «О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Федерации» (в редакции Постановления Пленума от 21 декабря 1993 г. № 11 с изменениями на 6 февраля 2007 г.) отмечалось, что основными причинами нарушения процессуальных сроков являются недостатки и упущения в деятельности судов, связанные, прежде всего, с неудовлетворительной организацией судебного процесса, снижением исполнительской дисциплины, недостаточным контролем со стороны председателей соответствующих судов».

В 2007 г. в ряд постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации были внесены изменения, касающиеся организации судебной деятельности и сокращения сроков судебного разбирательства уголовных дел. Анализ данных документов позволил выделить наиболее существенные нарушения в деятельности отечественных судей, влияющие на соблюдение процессуальных сроков рассмотрения и разрешения уголовных дел в суде первой инстанции:

1. Назначение дела к слушанию с заведомым нарушением предусмотренных законом сроков.

2. Необоснованное отложение судебных заседаний вследствие неглубокого изучения материалов уголовного дела, несвоевременного извещения участников уголовного судопроизводства о дате, месте и времени судебного заседания.

3. Неудовлетворительная подготовка дела к слушанию, а также поверхностное исследование доказательств в первой инстанции, приводящие к отмене приговоров и направлению дел на новое судебное рассмотрение.

4. Затягивание времени изготовления протокола судебного заседания и ознакомления с ним сторон

5. Плохая организация судебных процессов.

6. Безответственное отношение к должностным обязанностям со стороны судей и работников аппаратов судов.

7. Неудовлетворительное материально-техническое обеспечение ряда судов.

8. Отсутствие слаженности в деятельности конвойных служб.

9. Частые неявки адвокатов в зал судебного заседания.

10. Возрастающая нагрузка на судей и отсутствие достаточного кадрового обеспечения судов.

11. Отсутствие должного контроля за своевременным рассмотрением судебных дел и исполнительской дисциплиной со стороны председателей судов.

Положительно, что организации судебной деятельности уделяется сегодня пристальное внимание со стороны ученых. Отмечая высокую роль правосудия в Российской Федерации, А.Ю. Корчагин пишет: «В последние годы в нашей стране многое сделано для улучшения условий деятельности судов. Материальное и научно-техническое обеспечение, совершенствование системы подбора кадров оказывают положительное влияние на качество судебного разбирательства. Увеличивается число научных исследований актуальных проблем судебной деятельности, оптимизации ее содержания»10Корчагин А.Ю. Организационно-тактические и методические основы криминалистического обеспечения судебного разбирательства уголовных дел: автореф. дис. д-ра. юрид. наук.- Краснодар, 2008. – С. 3..

По мнению А.Ю. Корчагина, организация судебного разбирательства уголовных дел представляет собой интеллектуальную деятельность, направленную на создание условий для судебного рассмотрения дела, конкретизацию целей разбирательства, планирование судебного следствия, структурирование и оптимизацию судебных действий (процессуальных, подготовительных, организационно-технических) и руководство судебным процессом.

Аналогичная точка зрения высказывается С.В. Кобылинской. Под организацией судебного рассмотрения и разрешения уголовных дел она понимает процесс упорядочения судебного разбирательства посредством конкретизации обстоятельств, подлежащих исследованию и установлению в судебном заседании, процесс создания условий для качественного рассмотрения уголовного дела, планирование судебного следствия и судебных действий, руководство судебным процессом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона11См.: Кобылинская С.В. Криминалистические проблемы организации судебного разбирательства уголовных дел в суде первой инстанции: автореф. дис. канд. юрид. наук - Краснодар, 2009. – С. 5..

Вместе с тем следует отметить, что разработанные учеными методические рекомендации по организации судебного разбирательства уголовных дел так и не нашли широкого применения среди судей. Причина данного явления кроется, на наш взгляд, в том, что подобные разработки должны быть представлены судам высшими судебными органами страны. При их подготовке следует учитывать не только частные мнения ученых-процессуалистов, но и потребности практики, нормы уголовно-процессуального законодательства, имеющиеся постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, а также устоявшиеся научные воззрения представителей уголовного процесса и криминалистики.

Отметим, что 86% опрошенных нами судей полагают, что наличие методических рекомендаций по организации и проведению судебного заседания повысит эффективность деятельности судей с опытом до 3-х лет работы, а значит - положительно скажется на соблюдении разумных сроков судебного разбирательства. Лишь 13% респондентов отметили, что методические рекомендации не окажут существенного влияния на организацию деятельностью судьи.

Не претендуя на полноту и законченность подобных рекомендаций, полагаем возможным высказать некоторые соображения, способные привести к сокращению сроков принятия судебных решений по уголовным делам.

1. Методические рекомендации должны исходить из положений уголовно-процессуального закона, общепризнанных принципов международного права, ориентированных на соблюдение прав и свобод личности, вовлекаемой в уголовное судопроизводство, учитывать постановления высших судебных органов.

2. Структура данного документа должна содержать несколько разделов: цели, преследуемые разработчиками; методические рекомендации по подготовке к судебному разбирательству, планированию деятельно его по проведению организационных и процессуальных мероприятий на всех этапах судебного разбирательства; рекомендации по проведению отдельных судебных действий, исследованию вещественных доказательств, принятию промежуточных и окончательного решений по делу.

3. Должны быть представлены источники, на которые может опираться судья, организуя свою деятельность, а также деятельность вспомогательного персонала при подготовке к судебному разбирательству.

Отдельно следует остановиться на планировании судебной деятельности. Н.Б. Семьина представляет его как интеллектуальную деятельность по выбору сил, средств и методов, необходимых для достижения поставленных целей, распределению их в пространстве и времени12См.: Семьина Н.Б О планировании судебной деятельности // Использование достижений иных наук в криминалистике. матер. всерос. науч-практ. конф. с международным участием (Краснодар, 19-20 апреля 2008 г) - Краснодар, 2008 - С. 315..

Анализ научной литературы, уголовно-процессуального законодательства, а также постановлений высших судебных органов позволили сформулировать ряд положений, включение которых в методические рекомендации по подготовке судебных процессов существенно повлияет на эффективность правосудия, обеспечение прав и свобод граждан, а также соблюдение разумных сроков уголовного судопроизводства.

1. Планирование судебной деятельности по поступившему в суд уголовному делу начинается с тщательного изучения предоставленных стороной обвинения материалов.

2. В ходе исследования материалов уголовного дела судье надлежит выяснить:

A. Подсудно ли уголовное дело данному суду.

Б. Подлежит ли отмене или изменению избранная мера пресечения; при этом необходимо помнить, что указанные вопросы решаются с участием сторон. Это означает, что судье необходимо своевременно известить участников о дате, времени имеете проведения заседания по данному вопросу.

B. Имеются и подлежат ли удовлетворению ходатайства и жалобы сторон. При этом, руководствуясь п. 4 ст. 228 УПК РФ, судья рассматривает данный вопрос в отношении каждого обвиняемого или иного заинтересованного лица и удовлетворяет на данном этапе уголовного судопроизводства лишь обоснованные ходатайства, не требующие дополнительной проверки; ходатайства, поступившие после назначения дела к слушанию, но до начала судебного разбирательства, подлежат рассмотрению в подготовительной части судебного заседания. Однако, при наличии реальной к тому возможности, судье необходимо заранее истребовать справки, характеристики или иные документы, позволяющие разрешить ходатайство в кратчайшие сроки без отложения судебного заседания.

Г. Приняты ли меры по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, и возможной конфискации имущества; при наличии ходатайства потерпевшего, гражданского истца или их представителей либо прокурора о принятии мер по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, либо возможной конфискации имущества суду надлежит проверить - имеются ли в материалах дела или в документах, представленных стороной, сведения о наличии у обвиняемого денежных средств, ценностей и другого имущества, на которые может быть наложен арест; в случае отсутствия таких сведений судья должен иметь возможность самостоятельно (или через помощника) направить необходимые запросы, либо обязать заинтересованную сторону предоставить всю необходимую информацию.

Д. Имеются ли основания для предоставления стороне дополнительного времени для ознакомления с материалами уголовного дела и какой оптимальный срок может быть установлен в конкретном случае с учетом объема тех материалов уголовного дела, с которыми заявитель хотел бы ознакомиться.

Е. Есть ли необходимость в проведении предварительного слушания; в случае принятия положительного решения по данному вопросу судье надлежит учитывать требование ч. 2 ст. 234 УПК РФ о необходимости не менее чем за 3 суток направить сторонам уведомление о вызове в судебное заседание; в случае наличия ходатайств о вызове свидетелей для дачи показаний об оспариваемом доказательстве, судье следует принять необходимые меры к тому, чтобы подлежащие вызову в судебное заседание лица были извещены должным образом о месте и времени проведения предварительного слушания; кроме того, в данном случае судья должен убедиться в том, что вызываемое в качестве свидетеля лицо действительно может быть осведомлено об обстоятельствах производства следственных действий, в ходе которых было получено доказательство, либо изъятии и приобщении вызывающих сомнение документов; отложение предварительного слушания допустимо лишь в том случае, если его проведение невозможно в отсутствие кого-либо из вызванных лиц, а также когда сторонам предоставлено время для дополнительного ознакомления с материалами дела или для подготовки к рассмотрению заявленного противоположной стороной ходатайства; в случае неявки без уважительных причин защитника, когда его присутствие обязательно, судья разъясняет обвиняемому положения ст. 50 УПК РФ, а также предусмотренные законом сроки (ч. 3 ст. 50 УПК РФ) и предлагает приглашать иного защитника, либо, в случае отказа (невозможности) обвиняемого на замену адвоката, принимает меры по назначению последнего. Судье следует помнить о том, что меры по приглашению защитника или его извещению необходимо принимать и в том случае, когда предварительное слушание проводится в отсутствие обвиняемого.

Р.Ф. Зиннатов полагает, что суд на предварительном слушании реализует судебную власть посредством осуществления, во-первых, правосудия в виде особого производства, реализуя предоставленные ему полномочия по разрешению уголовно-процессуальных конфликтов в целях создания условий для устранения препятствий к рассмотрению уголовного дела по существу и, во-вторых, организационно-подготовительной деятельности в пределах отправления правосудия по уголовному делу в суде первой инстанции. В этой связи автор высказывает небесспорное предложение о недопустимости рассмотрения уголовного дела по существу тем судьей, который рассматривал споры, возникающие в ходе досудебного производства, либо осуществлял санкционирование или производство на стадии подготовки уголовного дела к судебному заседанию. Сомнения по поводу данного предложения заключаются в том, что стадия подготовки и назначения уголовного дела к слушанию, помимо прочих своих задач, направлена на уяснение материалов уголовного дела и устранение имеющихся формальных препятствий к его рассмотрению и разрешению судом первой инстанции Предлагаемая конструкция, с одной стороны, фактически приведет к перерождению данного этапа уголовного судопроизводства в стадию предания суду, с другой - существенно увеличит сроки рассмотрения уголовных дел, поскольку судья, рассматривающий дело по существу, вновь должен иметь время для изучения материалов уголовного дела и принятия ряда процессуальных решений.

Ж. Нет ли оснований для возвращения уголовного дела прокурору и, в частности:

а) составлены ли обвинительное заключение или обвинительный акт в соответствии с нормами УПК; при этом под допущенными нарушениями требований уголовно-процессуального закона, предъявляемых к выше обозначенным документам, следует понимать такие нарушения, которые служат препятствием для принятия на их основе судебного решения по существу уголовного дела: обвинение, изложенное в обвинительном заключении (обвинительном акте), не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого, обвинительное заключение или обвинительный акт не подписаны следователем или дознавателем, обвинительное заключение не согласовано с руководителем следственного органа либо не утверждено прокурором, обвинительный акт не утвержден начальником органа дознания или прокурором, в обвинительном документе отсутствуют указания на прошлые неснятые или непогашенные судимости обвиняемого, данные о его месте нахождения, данные о потерпевшем, если он был установлен по делу; в случае установления иных существенных нарушений закона, не устранимых в судебном заседании и не связанных с восполнением предварительного следствия по делу, судья принимает решение о направлении уголовного дела прокурору (однако, если нарушения носят характер описки, грамматической ошибки либо являются несущественными и их устранение не приведет к осуществлению судом несвойственной ему функции обвинения, судья решает вопрос о назначении судебного заседания);

б) вручена ли обвиняемому и (или) его защитнику копия обвинительного заключения (обвинительного акта), за исключением случаев, когда суд признает законным и обоснованным решение прокурора, принятое им в порядке ч. 4 ст. 222 УПК РФ или ч. 3 ст. 226 УПК РФ; отсутствие в материалах уголовного дела расписки о том, что ему вручена копия обвинительного заключения (обвинительного акта) не является основанием для возвращения уголовного дела прокурору в том случае, когда обвиняемый подтверждает фактическое ее получение;

в) нет ли необходимости составления обвинительного заключения (обвинительного акта) по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительных мер медицинского характера;

г) имеются ли основания для соединения уголовных дел;

д) разъяснены ли обвиняемому его права (ст. 217 УПК РФ) при ознакомлении с материалами уголовного дела.

З. Имеются ли основания для приостановления производства по уголовному делу;

И. Нет ли основании для прекращения уголовного дела или уголовного преследования.

3. При планировании судебного разбирательства судье необходимо определиться с кругом лиц, вызываемых в судебное заседание в качестве свидетелей. При наличии большого количества свидетелей, подтверждающих одно и то же обстоятельство, судья может вызвать и допросить некоторых из них. Однако, если свидетель вызван по ходатайству одной из сторон, суд не может отказать в его допросе.

4. Предварительное исследование материалов уголовного дела должно быть направлено также на выявление возможных противоречий в показаниях участников уголовного судопроизводства. Исходя из их наличия может быть разработан предварительный план производства необходимых судебных действий, содержащий примерный перечень уточняющих вопросов, что в последующем, несомненно, сэкономит время судебного разбирательства.

5. Решая вопрос о назначении судебного разбирательства, судья должен учитывать сложность уголовного дела, количество подсудимых, потерпевших, свидетелей, иных лиц, вызываемых в суд, необходимость производства следственно-судебных действий (допроса, осмотра, освидетельствования и др.). Слушание дела необходимо назначать на определенные часы и открывать в точно установленное время.

7. При планировании судебного заседания судья должен определиться с вызовом в суд специалистов и экспертов. Исследование материалов уголовного дела может выявить необходимость в привлечении лиц, сведущих в науке, технике, искусстве, ремесле, психологии, в существе технологического или производственного процесса. В этой связи судье целесообразно заранее определиться с перечнем тех вопросов, которые планируется задать обозначенным участникам уголовного процесса.

8. При подготовке к судебному заседанию целесообразно изучить постановления высших судебных органов, а также практику по аналогичным делам.

9. Особое место в методических рекомендациях должно быть отведено подготовке судебного разбирательства с участием несовершеннолетних. Как правильно отмечает Е.В. Марковичева, на практике суды часто сталкиваются с проблемой сбора л1гчностно и социально ориентирующей информации о несовершеннолетнем, что является сложной и кропотливой работой13См.: Марковичева Е.В. Проблемы подготовки уголовных дел в отношении несовершеннолетних к судебному разбирательству в контексте внедрения ювенальных технологий // Российский судья. – 2011. -№ 1. – С. 15-17.. «Обращение к опыту ряда зарубежных стран, - пишет автор, - показывает, что в подавляющем большинстве случаев ювенальное уголовное судопроизводство базируется на обязательном участии социальных работников или социальных служб. Их задачей является оказание содействия суду в сборе информации о несовершеннолетнем правонарушителе, разработка предложений по его дальнейшей ресоциализации, участие в примирительных процедурах и т.д.»

Ответственность за грамотную организацию судебного процесса должна возлагаться и на секретарей судебного заседания, и на помощников судьи, а также на иных работников аппарата суда. Так, например, слаженная и четкая работа по направлению сторонам копий по становлений о назначении судебного заседания, вызову кандидатов в присяжные заседатели, принятию мер по доставке в суд лиц, содержащихся под стражей, привлечению к участию в деле переводчика, подготовке зала судебного заседания, обеспечению мер безопасности и созданию условий для их применения, разрешению вопросов о привлечении средств массовой информации или организации видеоконференцсвязи, несомненно, положительно скажется на сроках рассмотрения уголовного дела.

Интересно, что в США судья имеет право лично нанять персонал, именуемый «персоналом палаты». Обязанности данных лиц варьируются в зависимости от требований и предпочтений самого судьи и может состоять, например, как в помощи в организации дела, так и в проведении исследовательской работы и подготовке документов. Помимо персонала палаты, судьи в своей работе могут опираться на таких сотрудников суда, как клерк, протоколист, судебный библиотекарь, штатный адвокат, сотрудники службы по осуществлению необходимых мер до начала слушания дела, а также должностные лица, осуществляющие надзор за условно осужденными. Главным должностным лицом по неюридическим административным вопросам является клерк суда. Среди прочих его обязанностей на данного специалиста возложены управление компьютерными системами суда, управление отбором и подготовкой присяжных заседателей, рассылка официальных судебных уведомлений и вызовов, распространение законодательных актов, содействие унификации и ускорению судебного производства, проверка наличия мест и средств для осуществления правосудия и др14См.: Мекам Л.Р. Федеральный уровень судебной системы в Соединенных Штатах Америки Введение для судей и судебных администраторов зарубежных стран /пер. А.В. Орлова. - Вашингтон, 2001. – С. 21,39-40..

Как отмечает У. Бернам, среди наиболее важных помощников судьи любого уровня выделяют «клерка судьи». Чаще всего это выпускники юридических вузов, работающие на судью полный рабочий день и осуществляющие исследовательскую работу по поиску норм, составляющие проекты мнений и меморандумы по решениям. Кроме того, клерки помогают судьям в организации работы офиса судьи, регистрируют документы, печатают официальные бумаги, составляют проекты рутинных распоряжений судьи и проекты писем. Причем, еще в период обучения в Правовой школе будущие клерки и секретари изучают все основные курсы, касающиеся процедур рассмотрения гражданских, уголовных дел и иных специфических процессуальных процедур15См.: Прокудина Л.А. Зарубежный опыт подготовки и использования помощника судьи // Российский судья. - 2009 - №6. – С. 44-46..

Для российского законодательства интересен также опыт Германии и Швеции, где помощники судей наделены расширенными полномочиями. Так, немецкий законодатель наделил помощника правом вынесения решений по наследственным, кадастровым делам, опеке и попечительству, о взыскании задолженностей в порядке судебного приказа и некоторым другим делам. В Швеции после двухмесячной стажировки помощнику судьи (так называемому судье-стажеру) доверяют разрешение ходатайств об отсрочке, после шести месяцев - дозволяют рассматривать несложные гражданские дела, а после стажировки в течение девяти месяцев - председательствовать по простым уголовным делам о преступлениях, по которым предусматривается наказание в виде штрафа.

Российский судья, к сожалению, не может располагать столь широким кругом квалифицированных помощников. Тем не менее, можно констатировать значительное улучшение организации деятельности судов, связанное с введением должности администратора суда. В его компетенцию входит подготовка и проведение судебных заседаний, организация охраны зданий и помещений суда, техническое оснащение судей, обеспечение судей юридической и справочной литературой, организация ведения судебной статистики, делопроизводства, архива суда и др.

Не менее важным вопросом в плане организационных средств обеспечения разумного срока производства по делу является, на наш взгляд, подготовка судейских кадров и совершенствование их профессионализма.

Как отмечает И.Б. Михайловская, уровень профессиональной подготовки судебных кадров зависит не только от объема усвоенных теоретических знаний и практических навыков, но и от состояния правосознания, степени его ведомственной деформации, а в конечном счете, от степени соответствия мировоззренческих установок потребностям социального развития16См.: Михайловская И.Б Суды и судьи независимость и управляемость. – М. Проспект, 2010..

На торжественном собрании, посвященном 85-летию Верховного Суда Российской Федерации, Президент России Д.А. Медведев высказал принципиальную позицию о необходимости совершенствования процедуры отбора судей, укрепления их независимости и объективно сит, повышения ответственности судей, включая возможность наказания за нарушение судебной этики, а также за любые отступления от принципов справедливости и беспристрастности отправлении правосудия.

К сожалению, в последнее время в научных публикациях нередко можно встретить критические оценки деятельности служителей Фемиды. Итогом плохой профессиональной подготовленности судей выступают судебные ошибки, влекущие нарушения прав граждан и напрямую влияющие на сроки рассмотрения уголовных дел.

Исходя из этого, данная проблема выступает не менее актуальной, чем совершенствование законодательства.

Исследуя причины и условия совершения судебных ошибок, М.В. Курпас провела среди судей социологическое исследование, позволившее взглянуть на данную проблему глазами самого правоприменителя. Интересно, что более опытные федеральные судьи, рассматривающие дела в кассационной и надзорной инстанциях, основными причинами судебных ошибок считают низкую профессиональную подготовку, небрежность и невнимательность судей17См.: Курнас М.В. Причины и условия совершения судебных ошибок // Российский судья. -2011. - № 5. – С. 36-40..

Отчасти эти выводы подтверждаются и проведенным нами анкетированием по вопросу о причинах судебных ошибок, влекущих увеличение сроков судебного разбирательства: 8% судей отменили низкий уровень профессиональной подготовки, 30% -небрежность и невнимательность своих коллег, 73% - чрезмерно высокую нагрузку.

Сложно согласиться с В.В. Дорошковым, полагающим, что обвинения в адрес коллег в непрофессионализме не имеют под собой никаких оснований. Так, Верховный Суд Российской Федерации еще в период действия нормы права о трехлетием испытательном сроке для вновь избранных судей, опубликовал определение по апелляционной жалобе судьи суда общей юрисдикции, которая пыталась получить рекомендацию на бессрочное исполнение судейских полномочии. В частности, документ содержит ссылку на то, что Квалификационная коллегия судей, рассматривавшая этот вопрос, приняла во внимание уровень профессиональной подготовки, деловые и моральные качества, а также результаты работы заявительницы в качестве судьи. Но еще более показательной выглядит мотивировка Верховного Суда Российской Федерации: «Показатели стабильности рассмотрения уголовных и гражданских дел у заявителя ниже средних показателей по республике, нарушения закона носят систематический характер, свидетельствуют о ненадлежащем знании законодательства, о профессиональной неподготовленности и нежелании повышать свою квалификацию».

Вместе с тем, необходимо отметить, что справедливость и законность вынесенного решения напрямую зависят от уровня профессионализма судьи, его способности организовать и провесит судебное разбирательство. Следует согласиться с Н.В. Матеровым, полагающим, что решение суда взаимосвязано с самим судебным разбирательством и организацией этого процесса, поскольку только в совокупности этих составляющих можно рассматривать судебную деятельность как акт правосудия в самом высоком значении этого слова.

Сегодня на законодательном уровне закреплена обязанность судей поддерживать свой профессиональный уровень. Закон Российской Федерации № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» предписывает судье в целях поддержания уровня квалификации, необходимого для осуществления судейских полномочий, один раз в три года повышать квалификацию в учреждениях высшего профессионального и послевузовского профессионального образования (ст. 20.1).

Однако проблема профессионального уровня судей должна, как представляется, решаться на более ранних сроках подготовки и обучения судейских кадров.

«Профессиональная деятельность судьи, - пишет Е.Я. Акимова, - в любом государстве отличается повышенной ответственностью перед обществом и гражданами. Первая фаза формирования судейского корпуса - отбор и подготовка кандидатов - весьма значима для создания добротного качественного состава будущей профессиональной корпорации. Особенно в период нарастающих процессов глобализации мирового экономического и гуманитарного пространства, интенсивных изменений нормативно-правового поля, возникновения новых общественных и социальных конфликтов судьям необходимы не только высокий профессионализм, глубокое знание предмета, но и широкие познания в области международного права, а также профессиональные навыки работы с изобилием подвижной правовой информации, в том числе с использованием современных технологий»18Акимова Е.Я. Особенности правового регулирования формирования судейского корпуса в Германии //Российский судья - 2011. - № 11. - С. 36-37..

В США практически все судам вступают в должность после нескольких лет юридической практики в качестве частных адвокатов, прокуроров или публичных защитников. Как отмечает У. Бернам, «англо-американская традиция предпочтительного отношения к более старшим по возрасту лицам в должности судей частично связана с убеждением, что судья должен получить адекватные знания в области права и освоить сложности судопроизводства, в особенности ведения сравнительно сложного состязательного судебного процесса, чему в юридических вузах их недостаточно хорошо готовят». По утверждению этого же автора, в США судьи не обязательно начинают свою карьеру с нижней ступени судебной лестницы и не поднимаются вверх к высшим инстанциям. Вместе с тем, опыт юридической работы в совокупности с солидным жизненным багажом играют здесь не последнюю роль.

Серьезная подготовка будущих судей предусмотрена законодательством Германии. Если в США упор делается на профессиональный и жизненный опыт кандидата, то здесь особое место занимает профессиональная теоретическая подготовка в совокупности с юридической практикой. Как отмечает Е.Я. Акимова, в германском праве определяется не только форма, содержание и продолжительность юридического образования, но и закреплена необходимость обязательной профессиональной стажировки. Причем, каждая из стадий профессиональной подготовки судейских кадров заканчивается серьезным государственным экзаменом с широким спектром юридических вопросов. В итоге общая продолжительность профессиональной подготовки германских специалистов до их назначения на должность судьи составляет минимум восемь лет.

В плане подготовки судейских кадров заслуживает внимания опыт Франции, где существуют специальные учебные заведения. Причем судей-магистратов выпускают уже специализированными в различных областях: по делам несовершеннолетних, по семейным делам и т.д. Отмечая особенности обучения французских судей, М.И. Клеандров описывает несколько этапов, из которых и состоит учебная программа. Так, первый этап - это неделя общеознакомительных теоретических знаний о философии общечеловеческого смысла профессии судьи. Первая стажировка длиться три месяца и проходит в государственных органах, частных предприятиях, Европейском Суде по правам человека, где кандидаты постигают логику функционирования различных правоприменительных органов. После следует восьмимесячный теоретический курс, целью которого является глобальное восприятие функционирования института судебной власти19См.: Клеаноров М.И Статус российского судьи учеб. пособие – Тюмень: Изд-во Тюменского международного института экономики и права, 1999. – С. 199-200.. Как отмечает автор, важнейшая задача данного этапа заключается в привитии слушателям высокой правовой культуры. Упор при этом делается не на основы права, которые осваиваются в университете, а на сложные предметы, знание которых необходимо при исполнении судейских обязанностей Следующий этап обучения представляет собой годичную стажировку в судах различных инстанций, прокуратуре и адвокатских конторах, после чего выпускники сдают квалификационные экзамены и аттестуются.

Очевидно, что подготовка и повышение квалификации судейских кадров в России требует сегодня серьезного научного подхода, детального законодательного регулирования и адекватного материального обеспечения. Интересна в этом плане позиция В. Дорошкова, полагающего необходимым воссоздание в стране системы «выращивания» судьи, а не заимствования кадров из других систем. «Очень важно, - пишет автор, - чтобы в суд приходили работать юристы с так называемым моральным стержнем, которые не испорчены двумя крайностями - большими гонорарами на адвокатском поприще и корпоративным сочувствием бывшим коллегам из органов следствия и прокуратуры». Несомненно, данная позиция имеет право на существование, поскольку направлена на создание психологически беспристрастного и независимого судейского корпуса.

Опрос практических работников показал, что в 67% случаев судьи полагают возможным воссоздание в России института кандидатов в судьи и их подготовку в рамках программ РАП, причем наиболее активную позицию здесь занимают руководители федеральных судов - 78% опрошенных от числа данной группы респондентов (58% мировых судей и 69% судей федеральных судов также положительно оценили данное предложение).

Однако ограничение допуска к работе в суде бывших прокуроров и адвокатов, во-первых, не вполне согласуется со ст. 37 Конституции Российской Федерации, предусматривающей право каждого гражданина свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию и, во-вторых, лишили судейское сообщество притока опытных, зачастую, высоко квалифицированных специалистов.

Вместе с тем, напомним, что в России ранее уже существовал институт кандидатов в судьи и так называемое «выращивание» судейских кадров.

По свидетельству В. Случевского, составители судебных уставов пристальное внимание уделили не только условиям деятельности судейского состава, но и позаботились также об образовании будущих судей, создав институт кандидатов на должности по судейскому ведомству.

Кандидаты состояли при Судебных палатах и Окружных судах. Это были лица, окончившие юридические вузы или имеющие аттестаты о сдаче экзамена в высших учебных заведениях юридического профиля. Старшие кандидаты состояли на должности помощника секретаря Окружного суда, а младшие - помощника секретаря при Мировом съезде. Звание старшего кандидата получали лица, не менее полутора лет прослужившие в судебном ведомстве и получившие от соответствующего суда или палаты удостоверение в приобретении ими достаточной практической подготовки для самостоятельной судебной практики. Прослужив еще полтора года в данной должности, старшие кандидаты получали право ходатайствовать о выдаче свидетельства о том, что они доказали свои знания по судебной части. Получившие данные документы лица могли быть командированы по решению министерства юстиции на должности судебных следователей, товарищей прокурора Окружного суда или другие судебные должности, а также направлялись в центральное управление министерства юстиции или в канцелярии департаментов Сената.

Таким образом, помимо высшего юридического образования кандидаты получали еще и обширную юридическую практику, проходившую в канцеляриях суда и прокурора, в нотариальном архиве, в отделениях судебных следователей и товарищей прокурора Окружного суда. Кроме того, по согласованию со старшим председателем Палаты, они могли назначаться на должность товарища прокурора Окружного суда, а при недостатке присяжных поверенных, председатели судебных мест могли поручать старшим кандидатам защиту подсудимых по уголовным делам.

Как показало наше исследование, организационные средства обеспечения разумного срока уголовного судебного производства следует рассматривать как совокупность способов, методов и состояний, направленных на создание благоприятных условий для отправления, а в необходимых случаях - для ускорения правосудия.

Состояние современной судебной системы не обеспечивает в полной мере соблюдение разумных сроков уголовного суда- производства в том смысле, что не исключает повышенную рабочую нагрузку на судей федеральных судов. Повсеместное введение апелляции в том виде, как она представлена законодателем, решает проблему соответствия российского законодательства международным нормам о праве обжалования и пересмотра любого решения и приговора суда первой инстанции. Однако существующая схема не уменьшает количества рассматриваемых районными судами уголовных дел, не приводит к сокращению сроков судебного разбирательства.

Одной из причин нарушения разумных сроков уголовного процесса является плохая организация судебной деятельности, что является следствием низкого профессионального уровня работников суда, а также отсутствия научно обоснованных методических рекомендаций по подготовке и планированию судебного заседания.

Основой профессионального мастерства выступает не только совокупность знаний и опыта, но и способность адаптации к конкретной ситуации, способность организовать свою деятельность в целях повышения ее эффективности.

Для преодоления сложившегося положения представляется необходимым:

  • воссоздание института кандидатов в судьи;
  • создание специальной учебной профилизации, ориентированной на подготовку судей и работников аппарата суда;
  • введение специализации судей уже на стадии обучения;
  • восстановление трехгодичного испытательного срока для судей, впервые назначенных на данную должность.

Для осуществления организационно-подготовительных мероприятий судья должен обладать большей процессуальной самостоятельностью, чем это закреплено в УПК РФ. Так, например, в целях уяснения данных о личности обвиняемого, судья должен иметь закрепленную законодательно возможность вызова и допроса лиц, обладающих определенной информацией, либо истребования справок и характеристик об интересующем его лице.

В этой связи представляется правильным дополнить гл. 33 УПК РФ нормой, регулирующей организационную деятельность по подготовке к судебному заседанию.

Isfic.Info 2006-2017