Юридическая психология

Психологические проблемы наказания и исправления преступников


Отношение осужденных к наказанию и его последствия

С позиций пенитенциарной психологии рассмотрение феномена наказания через покарание и исправление, профилактирование совершения новых преступлений обосновывается спецификой психологических закономерностей и механизмов необходимых при этом мер юс питательного воздействия.

Автор «Истории царской тюрьмы» М.Н. Гернет говорил: «Наказание как кара только тогда будет действенным, если суд с учетом субъективной стороны преступления и перспектив изменения личности осужденного изберет такую меру причинения физических и моральных страданий, которые бы не ожесточали его, а заставляли испытывать угрызения совести и стремиться к позитивным самоизменениям, а главное адекватно воспринимать назначенную меру наказания».

Правильное восприятие справедливого наказания осужденным возможно только при возникновении «установки на раскаяние», которая играет роль фильтра на пути усвоения всех воспитательных воздействий, поэтому для эффективной психокоррекции чрезвычайно важно перестроить установки осужденных по отношению к наказанию и преступлению.

Отношение к наказанию — главное личностное переживание осужденного. Это своеобразное кредо, характеризующее уровень правового и нравственного сознания осужденного и опосредующее отношение к целям и средствам исправления, ресоциализации, общественно-полезному труду, воспитательной работе, образовательному обучению и профессиональной подготовке.

Данный феномен отличается подвижностью и динамичностью, что позволяет сотрудникам ИУ заниматься его формированием. Поданным исследования, проведенного в 2008 г., около 25% отбывающих наказание считают осуждение и наказание справедливыми, около 45% — осуждение справедливым, но меру наказания слишком суровой, около 30% и то и другое несправедливыми. Наиболее распространенной психологической формой защиты осужденных является самооправдание, инициирующее развитие представления о своей невиновности и несправедливости отбываемого наказания. Обычно к концу срока отбытия наказания число лиц, полностью отрицающих справедливость осуждения и наказания, сокращается.

Международный и отечественный опыт применения уголовного наказания свидетельствует о его глубоком, разностороннем и зачастую нежелательном влиянии наличность осужденного. Психологи-пенитенциаристы (М.Н. Гернет, В.Ф. Пирожков, Г.Ф. Хохряков и др.) отмечают следующее.

1. В связи с уголовным наказанием личность осужденного приобретает особое правовое положение, заключающееся в ограничении ее прав, но, как известно, любые ограничения и запреты порождают у осужденных стремление к их нарушению, активизируют в этом отношении их изобретательность и изощренность.

2. Кроме того, в условиях изоляции человек приобретает и специфические обязанности, в рамках которых обычные для любого гражданина нравственные нормы приобретают правовой характер, а их нарушение влечет правовые последствия.

3. Сам факт социальной изоляции носит для личности стигматизирующий характер: приобретается социальный статус преступника или правонарушителя, который воспринимается как акт клеймения, вызывая чувство неполноценности и активизируя механизмы его компенсации и психологической защиты.

4. Изоляция от общества связана с принудительным изменением образа жизни и включением осужденного в новые для него социальные процессы, в организованную особым образом жизнедеятельность.

5. В условиях социальной изоляции человек включается в специфическую среду, где собраны лица с различной степенью криминализации, в которой могут преобладать социально-безнравственные нормы, ценности, традиции. Их усвоение ведет к дальнейшей нравственной деградации человека, противодействиям исправительным усилиям персонала ИУ.

Элементами наказания, сильнее всего влияющими наличность осужденных, выступают: срок наказания, перспектива досрочного освобождения, жизнь под постоянной охраной и надзором, строгая регламентация, ограничение свободного передвижения, принудительный характер труда, моральные переживания, невозможность иметь нормальные половые отношения (что приводит к гомосексуальным отношениям). Наиболее типичными ситуациями в таких условиях являются:

  1. фрустрация — ломка и крушение жизненных планов и перспектив;
  2. прессинг-ситуация — сверхсильное давление криминальной среды наличность, способное существенно искажать мотивы и поведение осужденного;
  3. ситуация психической травмы, связанная с разрушением прежних привычных связей и образа жизни.

Каждая из этих ситуаций обладает как позитивными, так и негативными последствиями для личности.

При стереотипном и длительном образе жизни в местах лишения свободы происходят стирание граней между различными типами личности и формирование нового типа — личности осужденного. Такой личности, как правило, присущи:

  1. интенсивное формирование и закрепление социально-групповых свойств, присущих человеку, изолированному от общества;
  2. акцентуация качеств, которые в обычных условиях свободной жизни у них не проявлялись.

Психологическое влияние на личность зависит от возрастных и половых особенностей, вида режима, наличия опыта отбывания наказания, степени подверженности асоциальной (тюремной) субкультуре.

Что же касается последнего фактора, отметим, что в нормативной системе сообщества осужденных, регулирующей поведение его членов, выделяются три основные группы субкультурных норм:

  1. регулирующие отношения осужденных с администрацией колонии — «не оказывай помощи администрации», «не вступай в актив самодеятельных организаций»;
  2. регулирующие отношения между всеми осужденными — «не воруй у своих», «не обманывай своих», «вовремя плати карточные долги»;
  3. закрепляющие деление осужденных на «касты» и регулирующие отношения между членами каст: для привилегированных — «соблюдай нормы», «не оказывай помощи нижестоящим»; для непривилегированных — «выполняй за всех грязную работу», «не садись за один стол с другими осужденными».

В субкультуре есть свои традиции с разнообразными обрядами и ритуалами, например: «прописка» прием новичков в группу и приписывание им группового статуса; «ломать корянку» от порции хлеба отщипываются маленькие кусочки, вместе ломавшие коринку становятся «кентами», или названными братьями, и могут объединиться в одну группу «семью».

Традиционным для субкультуры является обычай принесения клятвы («клянусь зоной», «век свободы не видать»), который играет важную роль в сплочении сообщества и проверке его членов на преданность. Клятвопреступник опускается на низшие ступени групповой иерархии. Клятвы, в частности, дают новички, обязуясь следовать всем нормам субкультуры. Клятва может даваться в ответ на предъявленное обвинение в каком-либо нарушении или по некоторому конкретному поводу (обещание заплатить карточный долг).

В субкультуре наряду с клятвами существует и ритуал наложения проклятия. Проклятие направлено на причинение морально-психологического ущерба проклинаемому, и считается, что оно обладает магической силой. Содержание проклятия может быть самым разнообразным: потеря жизни, здоровья, социального благополучия проклинаемым или его родственниками. А форма, как правило, однообразная — ненормативная лексика.

Основной способ снять проклятие или уничтожить его силу высказать встречное, более сильное проклятие. Поэтому начинается обмен проклятиями, носящий форму состязания. Обмен проклятиями это не нецензурная перебранка, а состязание в уровне интеллекта, быстроте реакции, остроумии, знании тюремных законов.

В субкультуре осужденных, как и в архаичных культурах, широко распространены табу (на жаргоне — «западло»). Например, табуирован красный цвет: предметами данного цвета нельзя пользоваться; или нельзя ни перед кем становиться на колени (особо рьяные последователи тюремных традиций выкалывают на коленях пятиконечные звезды). Если осужденный путем насилия или обмана («Посмотри, не твои ли сигареты лежат под кроватью?») встал на колени, его статус понижается: вставший на колени не может командовать другими. Для лидеров существуют свои табу. Так, авторитет не может участвовать в художественной самодеятельности: его дело руководить людьми, а не паясничать на сцене.

К другим основным проявлениям субкультуры относятся жаргон, татуировки и клички. Эстетическую сторону субкультуры выражает блатной фольклор. У преступников есть свои обряды, игры, стихи, пословицы и поговорки («Раньше сядешь — раньше выйдешь»), песни. Блатные, «каторжные» песни представляют собой уникальное явление не только для субкультуры, но и для всей народной культуры.

В отечественной и зарубежной криминологии выдвигались различные гипотезы по объяснению причин возникновения асоциальной субкультуры осужденных. Одни ученые видят причины этого феномена в остаточном действии воровских традиций. Представители другой точки зрения (например, польский социолог Я. Курчевский) объясняют возникновение субкультуры воздействием сексуальной изоляции, которая делит людей на активных и пассивных гомосексуалистов, позволяя первым морально оправдывать сексуальную эксплуатацию вторых. Из этой гипотезы следует, что сексуальная изоляция должна вызывать проявления асоциальной субкультуры везде, где свобода разнополых сексуальных контактов сильно ограничена.

Другие исследователи (польские криминологи А. Подгурецкий, Б. Холыст), подвергая критике эту гипотезу как весьма ограниченную, считают, что условия сексуальной изоляции не всегда способствуют возникновению субкультуры (например, полярники на зимовке). В то же время она проявляется в закрытых учреждениях для подростков 11 — 12 лет, у которых сексуальные устремления еще не сориентированы. В связи с этим представляется более естественным объяснять истоки возникновения субкультуры осужденных с позиции изменения характера жизнедеятельности личности в условиях лишения свободы. Таким образом, субкультура осужденных по своей социальной сущности является адаптивным, приспособительным механизмом.

Вместе с тем для мест лишения свободы асоциальная субкультура — явление закономерное и объективное. Ее не следует считать продуктом «злой воли» преступников, а также объяснять социально-нравственной запущенностью осужденных. Специфичность субкультуры определяется уникальностью взаимосвязанных факторов, присущих в полной мере только наказанию в виде лишения свободы, а именно принудительной изоляцией индивидов от общества; включением индивидов в однополые группы на уравнительных началах; жесткой регламентацией поведения во всех сферах жизнедеятельности.

Действие этих факторов постоянно и принципиально неустранимо, поскольку они являются необходимыми элементами лишения свободы. Все это нарушает привычные способы жизнедеятельности, лишает или резко ограничивает человека в удовлетворении целого ряда элементарных потребностей, снижает возможность получения новых впечатлений, делает жизнь монотонной. Осужденные пытаются найти новые способы выполнения ведущих социальных функций или же такие заменители, которые давали бы возможность реализоваться потребностям в общении, самоутверждении, самоуважении и т.д.

Таким образом,

источником возникновения асоциальной субкультуры являются существенное отличие условии жизни на свободе от условий исправительного учреждения и стремление осужденных приспособиться к этим новым условиям, восстановить, насколько возможно, привычные формы жизнедеятельности.

Указанные выше социальные факторы являются объективными, внешними по отношению к социальной среде мест лишения свободы.

Но существуют и внутренние социально-психологические факторы, поскольку общество осудило и изолировало осужденных и тем самым противопоставило их основной массе законопослушных граждан. Общность социального положения, наличие общих ценностей (свобода, справедливость) способствуют тому, что осужденные начинают осознавать себя членами единого сообщества («мы»), имеющего общие интересы и противопоставленного людям, живущим на свободе («они»). А сообщество, имеющее особые интересы и ценности, вырабатывает и специальные нормы, направленные на защиту этих интересов и ценностей и сплочение самого сообщества.

Сущность и содержание исправления осужденных

Несмотря на то что действующий ныне Уголовно-исполнительный кодекс РФ (1997) (далее - УИК РФ) содержит определение понятия «исправление осужденных» (п. 1 ст. 9)1Исправление осужденных — это формирование у них уважительного отношения к человеку обществу, труду нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование право поел ушного поведения., среди ученых по сей день продолжаются дискуссии о содержании и пределах изменений в психологии лиц, отбывающих наказания. При этом часто привлекаются такие близкие понятия, как «ресоциализация», «перевоспитание», «личностная реорганизация» и др., но без раскрытия их содержания и взаимосвязей. В публикациях пенитенциарных психологов также констатируется неоднозначность употребления термина «исправление осужденных».

Для российской пенитенциарной традиции характерна вера в возможность исправления осужденных. Еще в 1912 г. С.В. Познышев по этому поводу писал: «Если нет прирожденного преступника, нет и неисправимого преступника».

Современное понимание «исправление осужденного» предполагает использование прежде всего воздействий:

  1. по реорганизации личности, приводящей к устранению личностных дефектов, обусловивших совершение преступления;
  2. ресоциализирующим влияниям, обеспечивающим выработку установок и паттернов (образцов) просоциального поведения;
  3. реабилитационным мерам, снимающим издержки изоляции от общества и организующим оптимальное вхождение в общество после освобождения.

Такое понимание сущности термина «исправление осужденного» базируется на восприятии осужденных как субъектов, способных к исправлению через участие в специально организованных исправительных программах и самовоспитание осужденных.

Большинство юристов отрицают возможность коренного изменения психологии человека, а психологи и педагоги, наоборот, обосновывают реальность возможностей позитивного изменения личности осужденных. Поэтому выявление закономерностей и механизмов исправления различных категорий осужденных является предметом широких исследований, проводимых сегодня и за рубежом, и в России.

Опыт отечественной пенитенциарной практики перевоспитания несовершеннолетних преступников (А.Я. Герда, А.С. Макаренко и др.) служит подтверждением возможностей их исправления в условиях особой, просоциальным образом организованной пенитенциарной среды. При этом успешно формировались, как правило, положительная направленность (ценностные ориентации, убеждения, жизненные планы, смысл жизни), воля, настойчивость, выдержка, целеустремленность, дисциплинированность и др. Однако податливость исправлению взрослого человека, как известно, значительно меньше.

А.Д. Глоточкин и В.Ф. Пирожков связывают успешность исправления с субъективными и объективными факторами, их благоприятностью, психофизиологическими, индивидуально-психологическими, криминально-нравственными, социально-психологическими, возрастными факторами, преодолением ошибочных взглядов (переубеждением). Исправление требует преодоления психологических барьеров, учета механизмов психологической защиты, достижения правильного восприятия наказания осужденным, формирования установок раскаяния, покаяния. Признание вины предполагает искреннее раскаяние.

В условиях реформирования уголовно-исполнительной системы России, где меры по соблюдению прав личности осужденного и усилению безопасности среды учреждения рассматриваются как приоритетные, особую актуальность приобретает создание системы воспитательных и оперативно-режимных мер, повышающих психологическое воздействие на осужденных, с целью побуждения их к раскаянию и покаянию, явке с повинной и участию в исправительных программах.

Isfic.Info 2006-2018