Административное правонарушение - страница 3


Субъективная сторона административного правонарушения — психическое отношение субъекта к противоправному действию или бездействию и его последствиям. Оно может быть выражено в форме умысла или неосторожности. Лицо, совершившее противоправное действие или бездействие, в указанных формах, при наличии других признаков состава правонарушения, признается виновным в его совершении. Вина как обязательный признак административного правонарушения предусмотрена КоАП РСФСР (ст. 10).

Иными словами, это означает также, что вина есть психическое отношение лица к совершенному им противоправному действию или бездействию и возможным их последствиям. Вина, следовательно, может появляться в форме умысла и неосторожности.

Умышленное действие или бездействие означает, что лицо совершившее его, сознавало противоправный характер своего действия или бездействия, предвидело его вредные последствия и желало их или сознательно допускало наступление этих последствий (ст. 11 КоАП РСФСР).

Неосторожное административное правонарушение имеет место в случае, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия или бездействия, но легкомысленно рассчитывало на их предотвращение либо не предвидело возможности наступления таких последствий, но должно было и могло их предвидеть (ст. 12 КоАП РСФСР).

В Особенной части КоАП РСФСР форма вины чаще всего не обозначается. Обычно большинство из правонарушений может быть совершено в любой ее форме. Формулировка ряда правонарушений предполагает, что они могут быть совершены только в форме умысла (мелкое хулиганство, мелкое хищение и т.д.); в редких случаях форма вины указывается в текстах статей КоАП РСФСР либо иных законах, устанавливающих ответственность за те или иные административные правонарушения.

Наряду с обязательными признаками субъективной стороны, каковыми являются умысел и неосторожность, могут быть факультативные. Последними признаются мотив и цель, ибо они в одних составах указаны, а в других нет. В первом случае они являются квалифицирующими признаками правонарушения, то есть действие или бездействие признается административным правонарушением, если они совершены по мотивам и в целях, которые прямо указаны в законе. Так, ст. 90 предусматривает, в частности, административную ответственность за самовольное использование в корыстных целях электрической либо тепловой энергии. Отсутствие корыстной цели исключает возможность признания соответствующего действия административным правонарушением.

Только при наличии состава административного правонарушения, лицо его совершившее, может быть привлечено к административной ответственности. В теории и на практике часто возникает вопрос о соотношении административного правонарушения с преступлением, дисциплинарным проступком.

В литературе высказаны различные мнения относительно социально-правовой сущности административного правонарушения:

а) последние являются общественно опасными, но по своему характеру менее общественно опасны, чем преступления; б) они вредны для общества, но не общественно опасны; в) одни административные правонарушения общественно опасны, другие являются вредными, но не общественно опасными.

Основы законодательства СССР и союзных республик, а вслед за ними Кодекс РСФСР об административных правонарушениях не содержат указания на общественную опасность. Следовательно, с формальной точки зрения административные правонарушения являются противоправными, не имеющими общественной опасности.

По существу, административные правонарушения, как и преступления, являются общественно опасными, различаясь лишь по степени такой опасности.

Во-первых, оба этих вида правонарушений часто имеют общий объект посягательства; во-вторых, общественная опасность определяется не характером единичного правонарушения, а их распространенностью, «массовидностью»; в-третьих, общественная опасность проявляется в самой их противоправности; в-четвертых, общественная опасность выражается во вредности правонарушений.

Поэтому противопоставление общественной опасности и вредности является необоснованным. В УК РФ общественная опасность обоснованно сводится к причинению вреда и созданию угрозы его причинения личности, обществу или государству (см. ст. 14).

В-пятых, постоянно идет процесс декриминализации и криминализации одних и тех же по своему характеру правонарушений, что подтверждает принципиальную социальную однородность соответствующих правонарушений; в-шестых, если административные правонарушения не общественно опасны, то обоснованна ли государственная репрессия за их совершение; в-седьмых, за некоторые административные правонарушения предусмотрены более суровые меры ответственности, чем за многие преступления; в-восьмых, степень общественной опасности лежит в основе разграничения преступлений и административных правонарушений вообще, а также внешне сходных, совпадающих по ряду своих параметров преступлений и административных правонарушений в особенности.

Вопрос о юридических критериях отграничения внешне сходных преступлений и административных правонарушений имеет важное практическое значение, поскольку административная ответственность за правонарушения наступает лишь при условии, что они не влекут за собой в соответствии с действующим законодательством уголовной ответственности.

Такие юридические критерии содержатся в уголовном и административном законодательстве и могут относиться к объекту, объективной стороне, субъекту и субъективной стороне составов соответствующих правонарушений.

Например, закон определяет, что субъектом определенных преступлений признается лицо, достигшее 14-летнего возраста, административного правонарушения — только лица, достигшие 16-летнего возраста; нарушения правил безопасности движения лицами, управляющими транспортными средствами, повлекшие причинение потерпевшему легкого телесного повреждения — административное правонарушение, а те же действия, повлекшие причинение тяжкого или средней тяжести вреда человеку — преступление. Поэтому для определения характера правонарушения, его юридической природы необходим тщательный сравнительный анализ положений законодательства, устанавливающего ответственность за их совершение.

Административное правонарушение отличается от дисциплинарного проступка тем, что последний, по общему правилу, опосредуется трудовыми, служебными отношениями (см. главу 14). Нередко нарушение трудовых, служебных обязанностей одновременно признается административным правонарушением. Подобные правонарушения получили в литературе название «административно-дисциплинарных правонарушений (проступков)». Их субъектами являются не граждане, а лица, на которых возложено выполнение определенных трудовых, служебных функций.

В законодательстве и литературе нередко говорится о нарушении налогового, экологического и другого законодательства и адекватных им правонарушениях — налоговых, экологических и т.п., как основаниях ответственности (например, экологической и т.д.). Однако в подобных случаях допускаются существенные неточности.

Понятие «нарушение» употребляется как родовое, охватывающее правонарушения, являющиеся основанием различных видов юридической ответственности — уголовной, административной, гражданско-правовой, дисциплинарной. Следовательно, по юридической природе нарушения законодательства могут быть соответственно преступными, административными и другими. А это означает, что с юридической точки зрения некорректно выделять экологическую, налоговую и т.д. ответственность.

Страницы: 1 2 3
Isfic.Info 2006-2018