Основные черты административно-правовых отношений - страница 2


Значит суть проблемы заключается не в безапелляционности однобокой характеристики административно-правовых отношений, а в констатации присущих им как разновидности властеотношений особенностей.

Властная природа права предопределяет наличие определенной степени властности в любом виде регулируемых правовых отношений. В подтверждение такого вывода можно сослаться на то, что когда был подвергнут критике так называемый «административно-командный» стиль управления, то в виду имелось не только административно-правовое регулирование, но и гражданско-правовое, хозяйственно-правовое и т.п.

Конечно, для административно-правовых отношений, управленческих по своей сути, сущностные черты управления в его государственно-властном варианте (исполнительная власть) наиболее показательны. Главное заключается в следующем: управление всегда предполагает подчинение воли участников совместной деятельности (общественная жизнь является таковой) единой управляющей воле; в управленческих отношениях налицо соподчиненность воль.

Соответственно, с одной стороны — авторитет, господствующая воля субъекта управления, с другой — подчинение ей воли всех иных участников управленческих отношений. Таково соотношение сторон в регулируемых административным правом управленческих связях различного рода. Отсюда и властный характер этих отношений, причем власть является средством волевого регулирования управленческих процессов и поведения их участников.

Тем самым индивидуальное поведение координируется и подчиняется общим интересам совместной деятельности. Достигается это властным волеизъявлением соответствующего субъекта управления, выраженным либо в административно-правовых нормах, либо в индивидуальных актах управления. Это и есть наиболее емкое выражение регулирования поведения управляемых через их волю, их волевое, а не организационное подчинение общим интересам, выражаемым субъектом управления. Таково по существу содержание руководства поведением людей, свойственное управлению.

Власть осуществляется в различных вариантах правового регулирования. Это значит, что в любом случае нормативного установления запретов, дозволений или же прямых предписаний, независимо от конкретного вида правовых норм, последние служат юридической основой возникновения властеотношений.

Поскольку названные варианты правового регулирования (метод) характерны, хотя и в различной степени, для гражданского, финансового, трудового, земельного, уголовного, конституционного и иных отраслей права, общественные отношения, регулируемые ими наряду с управленческими, носят на себе определенный отпечаток властности. Отсюда — соответствующая степень неравенства, которое обычно приписывается только административным правоотношениям.

В таком случае не ясно, что следует понимать под неравенством сторон в правовых отношениях. Правовые нормы содержатся не только в законодательных, но и в подзаконных юридических актах. Законодательная и исполнительная деятельность — два проявления государственной власти. Социальное управление, понимаемое в широком смысле, осуществляется как в рамках законодательной, так и исполнительной власти (равно как и судебной), причем цели у них принципиально единые, что не может не отразиться на правовом механизме реализации функций осуществляющих их субъектов.

Равенство всех, например, перед законом вовсе не означает равенства между законодателем и исполнителем законов. Аналогично строятся связи между субъектами исполнительной власти и теми, кто обязан по закону руководствоваться в своей деятельности юридическими волеизъявлениями этих субъектов, выраженными в нормативной или иной форме.

Значит, речь должна идти о фактическом неравенстве иного типа, характерном для взаимоотношений между участниками регулируемых общественных отношений. Поскольку, например, гражданин не может быть признан равноправной стороной законодательного процесса, результатом которого является создание гражданско-правовых или же административно-правовых норм, постольку надо искать корни фактического неравенства (или же равенства) не в самом нормотворчестве, а в процессе правоприменения.

Законодательная и исполнительная власть могут устанавливать не только дозволения, но также запреты и предписания, причем не сводящиеся в последнем случае исключительно к сфере государственного управления (публично-правовая сфера). Они затрагивают и частноправовую сферу, для гражданского права являющуюся почти исключительной. Поэтому подчиненность и неравенство здесь мене заметны, чем в публично-правовой сфере общественных отношений.

Таким образом, общее неравенство и вытекающее из него «закононепослушание» еще не позволяют получить ответ на основной вопрос:

в чем же особенности конкретных правовых отношений и прежде всего административно-правовых. В рамках общего правового неравенства следует выделять его конкретные проявления либо те или иные варианты его трансформации в юридическое равенство (нахождении на одинаковом правовом уровне).

Характер административно-правовых отношений как властеотношений предопределяется доминирующим положением одной их стороны — субъекта управления (управляющей стороны). В подобной полярности находит свое прямое выражение властно-волевое начало, присущее любому виду социального управления, но выражаемое по-разному.

Наиболее юридически отчетливо оно проявляется в сфере государственного управления в его собственном (узком) смысле, т.е. там, где непосредственно реализуются функции исполнительной власти или же в административно-правовых отношениях. Именно поэтому они чаще всего и характеризуются в качестве властеотношений, хотя фактически к ним и не сводятся.

Сфера государственного управления — управляемая сфера. В силу этого в административно-правовых отношениях всегда находят свое выражение все основные качества, присущие государственно-управленческой деятельности, а также интересы, выражаемые в процессе практического осуществления этого вида государственной деятельности. Фактически все, что специфично для исполнительной власти и ее реализации, непременно находит, хотя и в различных вариациях, непосредственное проявление в этих правоотношениях.

Это очевидно, так как речь идет не об обеспечении должной согласованности поведения людей и их объединений в любой общности людей (например, семья, общественное движение и т.п.), а о государственном характере подобной согласованности. Поэтому в административно-правовых отношениях всегда в той или иной форме, в том или ином объеме должен найти свое выражение публично-правовой, т.е. государственный интерес. Административно-правовые отношения прямо связаны с обеспечением управленческих целей и интересов государства.

Данный фактор в соответствующей степени выражен в содержании всех иных правовых отношений. Но, во-первых, связь в них с интересами государства и его управленческой деятельностью обнаруживается опосредствованно (например, в финансовом праве через налоговые правоотношения, в гражданском — через частно-правовые связи и т.п.). Во-вторых, эта связь нередко вообще не выдвигается на заметные, тем более — на определяющие позиции, хотя в широком смысле она подразумевается и здесь.

Наиболее показательны в этом плане, например, гражданско-правовые отношения. Сориентированные на чисто субъективные взаимоотношения участников равноправных сделок, совершаемых по их усмотрению, эти отношения, тем не менее, развиваются под общим регулятивным воздействием права, выражающим также государственные интересы. Следовательно, и в подобных случаях налицо определенное достижение общесоциальных целей государственного управления: обеспечение должной согласованности и соответствия общегосударственным интересам действий участников гражданско-правовых отношений.

Страницы: 1 2 3 4
Isfic.Info 2006-2018